27.12.2018 Автор: Константин Асмолов

«Теперь НАША очередь переписывать историю»?

28KOREA

В правление консерваторов мы довольно подробно описывали их неудачную попытку создать государственную и единственно верную трактовку истории страны, выполненную в форме проекта «единого учебника истории». Однако, присматриваясь к исторической политике новых властей, мы замечаем похожие тенденции – хотя методы немного отличны, курс все тот же, хотя мифология левых и правых, естественно, различается.

Дело в том, что для дальневосточного региона история всегда была «политикой, опрокинутой в прошлое», и составление «правильных» учебников или переписывание их при изменении политической конъюнктуры было элементом традиции. В этом контексте в текущем веке в РК можно наблюдать три изменения политики в данной области. Вначале, в правление Но Му Хена, Комиссия по национальному примирению нанесла удар по устоявшимся мифам авторитарного режима – так, самое известное массовое захоронение времен Корейской войны оказалось делом рук не «красных», а «полугангстерских формирований на службе правящего режима». Затем, при консерваторах, процесс попытались отыграть назад, следствием чего, в том числе был проект создания единого учебника истории, инициатива которого исходила не столько от Пак Кын Хе, сколько от более консервативного крыла ее партии. Наконец, нынешняя власть вернулась к левому треку и активно создает свою линию исторической преемственности.

Во-первых, никуда не девается прославление «пятитысячелетней истории». 4349 лет с момента вступления на престол короля Тангуна, который, согласно легенде, создал первое корейское государство Древний Чосон отметили торжественной церемонией, на которой премьер-министр РК Ли Нак Ён заявил: «День основания нации, который мы сегодня отмечаем, является началом нового пути к созданию «народного государства, справедливой РК».

Не менее торжественно отметили 120 лет с момента провозглашения государства Чосон Корейской империей. Хотя именно этот период характеризовался вопиющим застоем и коррупцией, когда последний шанс осуществить модернизацию и накопить силы для противостояния внешней агрессии был уничтожен правящей верхушкой.

Кроме того, продолжается кампания по занесению в список нематериального культурного наследия ЮНЕСКО и иные почетные списки максимального количества элементов корейского быта и духовной культуры. Например, 15 ноября в реестр Национальных объектов нематериального культурного наследия под номером 133 внесено изготовление традиционных квашеных овощей кимчхи.

Само кимчхи как особое национальное кушанье – уже давно в этом списке и даже в список ЮНЕСКО его занесли в 2013 г. Но одно дело – еда, а другое — приготовление квашеных овощей, которое «является важнейшей составляющей корейской культуры, отражая дух коллективности корейского общества, традиционные знания народа и другие компоненты традиций».

Вот-вот будет внесен в список ЮНЕСКО и список Национального нематериального культурного наследия РК корейский отапливаемый пол «ондоль», традиция которого началась около 2 тыс. лет назад. В отличие от западных печей, «ондоль» не выпускает весь жар и дым сразу через трубу, используя их для длительного поддержания тепла в доме. При этом вся конструкция исключает попадание дыма внутрь жилища.

За ним следует приготовление традиционных корейских приправ из сои – соуса канчжан и пасты твенчжан. Наконец, в 2018 г. в Список нематериального культурного наследия человечества ЮНЕСКО включена корейская борьба “ссирым», в которой нужно ухватить партнера за пояс и повалить на землю, чтобы выиграть состязание. “Сcирым” признана общим культурным достоянием Южной и Северной Корей.

Во-вторых, выстраивается отличная от консерваторов линия исторической преемственности. Она начинается с Первомартовского движения 1919 г. как массовых выступлений за независимость и демократию, повлекших за собой образование Временного правительства РК, впервые использовавшего название «Республика Корея» (консерваторы скорее «пляшут» от 1948 г. – это дата образования РК как государства, плюс к созданию Юга были причастны иные политики, чем костяк ВП). Затем следует движение за демократизацию, у которого есть три важных даты: Апрельская революция 19 апреля 1960 года (успешное восстание против диктатуры Ли Сын Мана, которое считается «сигналом к зарождению демократии»); восстание в Кавнчжу 1980 г. Как первое выступление против военной диктатуры; события 1987 г., когда диктатура Чон Ду Хвана была-таки свергнута и Пятую республику сменила нынешняя, Шестая.

1 марта 2018 г., выступая на церемонии, посвящённой 99-ой годовщине Первомартовского движения. Президент Мун Чжэ Ин высоко оценил его значение. Самым большим достижением этого движения является создание временного правительства Кореи. Таким образом, история РК началась в 1919 году, а не в 1948 году, как утверждалось до сих пор. Президент заявил, что празднование в будущем году столетия Первомартовского движения и одновременно столетия образования РК послужит новой стартовой точкой для построения мира на Корейском полуострове.

Позднее премьер-министр РК Ли Нак Ён, выступая на церемонии по случаю 99-й годовщины создания временного правительства РК, также пообещал, что нынешнее правительство будет более активно работать над выяснением всех обстоятельств движения за независимость страны и сохранением данной истории в качестве достояния.

Не менее торжественно отметили очередную годовщину Апрельской революции. На Национальном кладбище в Сеуле состоялась церемония с участием президента, посвящённая памяти погибших участников Апрельской революции. В своём выступлении Мун Чжэ Ин почтил память погибших, возложив цветы, и пообещал создать справедливую страну на основе духа революции 19 апреля. После этого состоялась официальная церемония, в которой приняли участие представители правительства, депутаты, члены семей погибших участников революции.

Отдельно надо отметить «внедрение» ряда городских легенд, связанных с подавлением восстания в Кванчжу 18 мая 1980 года. Так, среди левых в течение долгого времени был распространен миф, что участников восстания массово расстреливали пулеметным огнем боевых вертолетов, и с изменением политической ситуации он даже попал в несколько художественных фильмов, снятых представителями левого направления. Последнее только подстегнуло ажиотаж.

18 мая 2017 г. на Национальном кладбище в городе Кванчжу состоялась церемония по случаю 38-ой годовщины «Движения за демократию 18 мая». На церемонии присутствовали около пяти тысяч человек, в том числе премьер-министр Ли Нак Ён, лидеры политических партий, участники событий 1980 года и родственники погибших. В своей речи премьер-министр подчеркнул, что события в Кванчжу, произошедшие 38 лет назад, не должны быть преданы забвению, и напомнил, что, согласно специальному закону, в сентябре этого года начнёт работу специальная комиссия, которая должна выяснить правду о событиях и определить виновных в гибели людей. «Согласно специальному закону, основная задача комиссии – выяснить полную правду о событиях в Кванчжу, в ходе которых были грубо нарушены права человека». Помимо этого, Ли Нак Ён пообещал приложить усилия для сохранения исторических мест, связанных с движением за демократию.

В течение пяти месяцев специальная группа из девяти гражданских, 30 военных, а также прокуроров, полицейских и прочих чиновников искала ответ на вопрос, применяла ли армия авиацию против восставших. Было опрошено 120 свидетелей и военных, имеющих отношение к делу, проведена проверка 190 подразделений, отправлявшихся во время описанных событий в Кванчжу, а также заинтересованных ведомств, и в итоге собран материал в объёме 620 тыс. страниц.

Разумеется, в итоговом докладе от 7 февраля 2018 г. «факты подтвердились». Точнее так:

  • Известно, что десятое боевое авиаподразделение в Сувоне и третье учебное авиакрыло в Сачхоне находились в состоянии боеготовности с подвешенными бомбами Мк-82 на борту. Также в Кванчжу направили 40 вертолётов, и некоторые из них открывали огонь несколько раз в период с 31 апреля по 27 мая 1980 года (правда, речь идет о том, что с борта вертолета стреляли из стандартного армейского оружия, а не пулеметов, установленных непосредственно на нем).

  • Есть «не документальные свидетельства очевидцев» о том, что военный штаб неоднократно отдавал приказ открыть предупредительный огонь с вертолётов AH-1J Cobra в немноголюдной зоне в районе университета Чосон. Военные утверждали, что огонь с вертолётов по демонстрантам не открывался, однако есть записи, что с 19 мая три вертолёта с вооружением находились в боевой готовности в 31-й дивизии.

  • Обнаружено содержание руководства по оперативному применению вертолётов, в котором предписывалось открыть огонь по вооружённым участникам протестов. Для предупредительного огня предписывалось использовать 20-миллиметровые авиационные пулемёты M61 Vulcan, а для реального огня орудия калибром 7,62 мм. Правда, сам факт стрельбы подтвержден не был.

  • Известно, что 23 мая 1980 г. заместитель командующего Хван Ён Си приказал ввести 10 вертолётов — UH-1H, пять 500MD и два AH-1J, чтобы в кратчайшие сроки подавить выступления. При помощи Cobra АРС и 500MD было приказано атаковать автомобили.

  • Есть показания свидетелей и пулевые отметины на зданиях, но никаких приказов на собственно применение авиации по восставшим найдено не было. Но что документального подтверждения стрельбы нет, комиссию не взволновало.

В результате миф был увековечен: «Экс-президент РК Чон Ду Хван в своих мемуарах исказил историческую правду. В частности, он отрицает факт обстрела участников акций протеста с вертолётов. Однако существуют документы, которые подтверждают причастность к обстрелу министерства обороны. Предстоит выяснить, кто именно отдавал соответствующий приказ, сколько людей погибло и пропало без вести. Эти факты не были установлены в ходе расследования, проведённого прокуратурой и министерством обороны».

Кроме того, в рамках расследования (и снова опираясь на показания свидетелей) тщательно искали места тайного захоронения жертв тех событий, благо количество погибших в «левой» версии больше в несколько раз, и нестыковки объясняют тем, что официальные данные подделаны, а недостающие трупы тайно где-то закопали или уничтожили. По данным администрации города Кванчжу, пропавшими без вести признаны 82 человека, но «на самом деле» их как минимум в три раза больше.

Перерыли все указанные места. Даже вскрыли полотно скоростной трассы. С одновременным проведением траурных мероприятий и раздуванием жестокости режима: один из политиков от правящей Демократической партии Тобуро У Вон Сик даже объявил, что в 1980 году в Кванчжу был совершён геноцид.

В-третьих, никуда не девается антияпонизм, как минимум в форме всяческого прославления борцов с колониальным игом.

Здесь можно в первую очередь отметить новый виток попыток прославить Ан Чжун Гына, известного тем, что именно он 26 октября 1909 года застрелил председателя Тайного совета Японии Ито — генерального резидента японской колониальной администрации в Корее Ито Хиробуми, который считался главным идейным вдохновителем японской оккупации Корейского полуострова и был первым генеральным резидентом Кореи после того, как ей навязали японский протекторат. На допросе после задержания Ан Чжун Гын заявил, что Ито Хиробуми был нарушителем мира в Восточной Азии, посягнувшим на независимость Кореи, и за это он совершил над ним казнь на правах офицера Армии освобождения Кореи. Суд приговорил его к казни, и в 1910 году жизнь Ан Чжун Гына оборвалась в тюрьме китайского города Люйшунь. 26 марта там торжественно отметили 108-ую годовщину его гибели.

Как сообщает управление по делам патриотов и ветеранов РК на основе анализа данных интернет-сайтов и социальных сетей за последние 5 лет, Ан Чжун Гын является самым почитаемым из борцов за независимость Кореи. На втором месте Ким Гу, возглавлявший временное правительство Кореи во время японской колониальной оккупации. На третьем месте Юн Дон Чжу — поэт, автор лирических стихов, а также «поэзии сопротивления» позднего периода японского колониального ига.

За убийство Ито Ан почитается в РК как местночтимый святой, и его неудачно пытались канонизировать (видимо, как покровителя «праведных шахидов») «на федеральном уровне». Однако есть каноническая проблема – требуется факт чудес, совершенных на могиле, а место захоронения Ана после казни – неизвестно.

По словам Управления по вопросам патриотов и ветеранов РК, есть три места, где потенциально мог быть захоронен Ан Чжун Гын. Поскольку Ан был казнён в Люйшуньской тюрьме, первым в списке возможных мест его захоронения является город Люйшунь, однако в январе 2001 года по указу китайского правительства это место было включено в число охраняемых государством памятников истории и культуры. Вторым, согласно показаниям дочери тогдашнего начальника Люйшуньской тюрьмы, является район Юаньбаошань, где сейчас расположен жилой комплекс. В июне 2006 года там проводились раскопки совместными силами Юга и Севера, и останков найдено не было. Китай также самостоятельно произвёл раскопки Юаньбаошань, однако и там останки обнаружить не удалось. В 2014 году Управление по делам патриотов и ветеранов обратилось к Китаю с просьбой провести радиолокационное зондирование участка, однако согласие пока не получено.

Осталась общая могила при тюрьме Порт-Артура. Согласно японским официальным данным, вполне возможно, что останки Ан Чжун Гына находятся именно здесь. Но пока неизвестно, удастся ли провести раскопки. Китайские власти требуют доказательств возможного захоронения в этом месте Ан Чжун Гына, а также согласования этого вопроса с северокорейской стороной.

В-четвертых, ведется, пусть и с новых позиций, кампания по «правильному пониманию истории» и «борьбе с фальсификаторами». Так, в октябре 2018 г., в рамках проекта по исправлению ошибочной информации о стране, Академия Корееведения изучила 1707 иностранных учебных текстов, написанных в период между 2014-2017 гг. и выявила 1507 случаев неверной информации.

Уровень «неверности» разный. Например, в хорватском учебнике говорится, что в Корее говорят на китайском языке, а испанские учебники спутали Север и Юг, отчего в одном написано, что южнокорейцы страдают от недоедания, а северные корейцы хорошо питаются, а в другом — национальный доход Южной Кореи на душу населения составляет всего 3 000-10 000 долларов США.

Однако большинство неправильного связано с тем, что в учебниках на Тайване, в Турции, Израиле, Уругвае, США и ряде иных стран водные ресурсы между Корейским полуостровом и Японией обозначены как Японское море, а не Восточное море, как того требует РК в рамках политики государственного антияпонизма. То, что в 1899 году корейский учебник географии называл море Японским, и после основания РК корейцы все еще использовали данный топоним, во внимание не принимается.

В этом же контексте надо воспринимать и еще одно знаменательное событие. В мае 2018 г. в связи с решением южнокорейского правительства о прекращении финансовой поддержки закрылся Американо-корейский институт школы перспективных международных исследований при университете Джонса Хопкинса в Вашингтоне.

Институт основал в 2006 году ныне покойный Дон Обердорфер, профессор Университета Джона Хопкинса. Будучи молодым, он участвовал в Корейской войне, затем 38 лет работал журналистом, в том числе 25 лет в газете Washington Post. Сейчас президентом института является бывший глава делегации США на переговорах с Севером Роберт Галуччи. Именно данный институт управляет интернет-порталом 38 North, специализирующимся на северокорейской проблематике. По словам Роберта Галуччи, отказ южнокорейского правительства от финансовой поддержки, которая составляла около 2 млн долларов в год, последовал за его попытками вмешаться в кадровую политику. Как отметил Галуччи, официальный Сеул потребовал заменить директора института Ку Чжэ Хве на другого человека. Руководство института отказалось это сделать, назвав действия южнокорейского правительства «вмешательством в академическую свободу», после чего Национальное собрание РК отметило серьёзные недостатки в бухгалтерской отчётности и низкую активность исследовательской деятельности. Администрация президента РК, разумеется, сообщила, что прекращение работы института – исключительно инициатива Национального собрания, а сообщения о вмешательстве правительства  в кадровые вопросы не соответствуют действительности.

Несмотря на закрытие института, портал 38 North продолжит работу за счёт частных фондов, но следует отметить, что подобный уровень гонений на академические структуры с прямым перекрыванием кислорода при консерваторах отсутствовал, а администрация Муна делает это не первый раз. Похожая ситуация происходит с Корейским институтом науки и технологий, где после отказа принять ставленника властей нынешний ректор стал фигурантом уголовного дела.

Как все эти заявления первых лиц и политизированные расследования отражаются в учебниках? — 2 мая Корейский институт по подготовке и оценке учебных планов опубликовал проект критериев составления учебников истории, который касается учебников истории для школ средней ступени и учебников истории РК для школ высшей ступени. 22 июня министерство образования РК обнародовало проект учебных планов по обществоведению для начальных школ и истории для школ средней и высшей ступеней.

В обоих случаях учебники будут приняты с 2020 года, и в глаза бросается следующее:

  • Из выражения «либеральная демократия» убрали слово «либеральная». Консервативные силы выступали против этого, считая, что в таком случае данное понятие может пониматься, как «народная демократия» или даже «социалистическая демократия». Но в институте заявили, что в большей части учебников истории, применявшихся ранее, использовалось выражение «демократия» без пояснений. К тому же «либеральная демократия» имеет узкий смысл, который указывает лишь на часть формирующих факторов «демократии» — свобода, равенство, права человека и социальное обеспечение.

  • Понятие «Создание/основание РК», которое вызывало много споров во время бывшего президента РК Пак Кын Хе, было изменено на «Формирование временного правительства РК». Указывается, что это решение принято в рамках уважения к истории движения за независимость Кореи. Наряду с этим, однако, указывается, что правительство РК было создано 15 августа 1948 года.

  • Споры вызывает также отсутствие выражения «РК является единственным легитимным государством на Корейском полуострове».

  • Исключена информация о пресловутом «Северо-восточном» проекте правительства Китая, направленном на переписывание истории, в том числе касательно Корейского полуострова, где историю корейских государств, чья территория захватывала современную КНР, предполагалось изучать и как часть истории Китая.

  • Внесены изменения в определение военного переворота 16 мая 1961 года: указано, что переворот был организован и проведен генерал-майором Пак Чон Хи и его товарищами из-за решения тогдашнего правительства о сокращении масштабов армии с целью развития экономики (хотя на самом деле мотивы были иными). Также применительно к режиму Пака вернулось определение «авторитарная диктатура». С другой стороны, подробно описаны северокорейские провокации и движение развития сельскохозяйственных районов «Сэмаыль», начатое при Пак Чжон Хи.

  • В описание Корейской войны было возвращено выражение «вторжение на Юг», которое не входило в первоначальный проект.

  • В новом проекте предлагается сравнивать процесс формирования правительств Юга и Севера, а также особенности их политических систем.

  • Рассказ про «полевые бордели в японской армии в период Второй мировой войны» появился в учебниках по обществознанию для начальных школ, впервые за четыре года. А также иллюстрации по вопросу сексуального рабства с объяснением о том, что «не только кореянки, но и другие женщины из стран  японских колоний принудительно отправлялись в бордели японской армии».

И если подводить итог, то хорошо видно, что новая администрация не особо отличается от старой – просто генеральная линия партии включает в себя иные трактовки, а проведение ее в жизнь осуществляется несколько иными средствами.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×