26.12.2018 Автор: Владимир Терехов

О последних политических событиях в Японии

1048836327

В Японии последних месяцев наблюдается “уплотнение” различного рода значимых событий, которые, накладываясь друг на друга, способствуют ускорению протекания процессов в политическом организме страны.

Можно сослаться, например, на (не раз обсуждавшуюся в НВО) проблему переноса американской базы “Футэмма” на Окинаве, которая не только не демпфируется, но имеет все шансы выйти за рамки относительно локального конфликта центрального правительства с руководством одной из префектур и приобрести общенациональный характер.

Столь же масштабно выглядит проблематика нарастающего дефицита рабочей силы (по причине давно наблюдающегося падения рождаемости и старения населения), которую правительство намерено решить с помощью привлечения “гастарбайтеров”.

Эти и прочие проблемы становятся поводом для оживлённых дискуссий на политических площадках, в органах исполнительной власти, парламенте страны. Наверняка пикировка между представителями различных политических сил обострится по мере приближения даты перевыборов половины состава верхней палаты парламента, назначенных на июль 2019 г.

С момента нашего последнего обращения к теме переноса базы “Футэмма” произошло несколько событий, которые свидетельствуют о том, что проблема, действительно, не желает “рассасываться”. На что, видимо, надеялись как центральное правительство Японии, так и американское военное командование, занимающее пока позицию стороннего наблюдателя.

Повышенную активность проявляет новый губернатор Окинавы Д. Тамаки, которого поддерживает парламент префектуры. Не получив положительного ответа на приглашение членов американского Сената посетить Окинаву, он сам в середине декабря отправился в США.

Здесь он выступил с инициативой проведения “трёхсторонних” (то есть в формате “правительство США — правительство Японии — губернатор префектуры “Окинава”) переговоров на предмет пересмотра планов переноса базы “Футэмма” из г. Гинован в малонаселённый прибрежный посёлок Хеноко того же острова Окинава. Д. Тамаки был принят второстепенным сотрудником госдепартамента США, сообщившим гостю, что Вашингтон склонен придерживаться в данном вопросе прежних договорённостей с Токио.

Ранее парламент префектуры одобрил инициативу группы граждан провести на острове референдум с вопросом неодобрения нынешних планов переноса базы “Футэмма” в Хеноко. По последним данным он должен состояться 24 февраля 2019 г. и уже сегодня вряд ли можно сомневаться в его итогах.

Немаловажным представляется отметить, что окинавские протестанты начинают получать поддержку определённых групп населения в самих США. В частности, “эколожисты” (повсеместно отличающиеся повышенной активностью) довели до судебных инстанций штата Калифорния свою озабоченность потенциальной угрозой здоровью редких морских млекопитающих дюгоней, в пространство обитания которых вторгается строящаяся в Хеноко база.

В декабре некий гражданин США японского происхождения в течение 10-и дней собрал в интернет-сетях положенные 100 тыс. подписей американцев для официального запроса в Белый дом с просьбой отложить строительные работы в Хэноко до получения итогов упомянутого референдума. Сопроводительное письмо завершается трогательным пассажем: “Пожалуйста, покажите окинавцам, что Америка действительно является достойной уважения, великой нацией”.

Однако вся эта протестная активность пока имеет единственным следствием сотрясение воздуха. 5 декабря местное отделение Верховного суда Японии подтвердило решение низшей судебной инстанции об отклонении запроса правительства Окинавы на приостановление работ в Хеноко. После чего (14 декабря) возобновилась засыпка строительным мусором отгороженной морской лагуны под будущую базу.

Обратил на себя внимание отказ мэра города Миякодзима (расположенного на острове Мияко префектуры “Окинава”) от участия в будущем референдуме. Что, несомненно, подрывает претензии губернатора Д. Тамаки на выражение “общеокинавской” позиции по проблеме переноса базы “Футэмма”.

Не меньшую турбулентность в политическое пространство Японии привнесла и (всё более актуальная) проблема привлечения иностранцев для компенсации усиливающегося дефицита рабочей силы. Согласно прогнозным оценкам, численность населения страны в возрасте 15-64 лет к 2060 г. сократится почти вдвое.

Причём при общем соотношении предложения и спроса на рабочие места, равном сегодня 1,56, в области обслуживающего (низкооплачиваемого) медперсонала этот коэффициент уже перевалил за 4,0.

Остроту указанной проблеме придаёт исторически сложившееся настороженное отношение японцев к перспективе длительного пребывания больших групп иностранцев на территории страны (при крайней благожелательности, обращённой в сторону массового туриста). Японии только предстоит встать на путь, по которому Западная Европа движется почти 60 лет.

Поэтому премьер-министр С. Абэ говорит, что указанная проблема не будет решаться путём открытия Японии для “массовой иммиграции”. Правительство, по его словам, намерено использовать “адресное” привлечение иностранцев в некоторые сектора экономики, где особенно остро стоит вопрос нехватки рабочей силы.

С этой целью 8 декабря по инициативе правительства парламент пересмотрел “Закон об иммигрантах и беженцах” (Immigration Control and Refugee Recognition Act), принятый ещё в 1951 г. Главной новацией становится введение двух новых виз для приезжающих иностранцев.

Виза “первой категории” позволит иммигранту (без членов семьи) проживать в стране сроком до пяти лет. Она нацелена на привлечение “менее квалифицированных” иностранцев для работы, например, в низшем звене медперсонала и сельском хозяйстве.

Виза “второй категории” рассчитана на “более квалифицированных” приезжих (и “некоторых” членов их семей) для работы в таких отраслях, как строительство и судостроение. Опять же, “некоторым” из этой второй категории может быть позволено продлевать визы вплоть до постоянного проживания на территории страны. Но в любом случае все “гастарбайтеры” едва ли смогут когда-либо получить японское гражданство.

В ходе острой дискуссии, разгоревшейся вокруг данного обновления “иммиграционного” закона, претензии высказываются прямо противоположного плана. Для некоторых он символизирует начало процесса радикальных культурно-этнически-религиозных изменений на территории Японии.

Другие же (главным образом, представители бизнеса) полагают, что введённые в закон “полумеры” не позволят решить целевую проблему, обусловленную необходимостью уже в ближайшее время притока большого количества (до 400 тыс. человек) рабочей силы.

Что касается вопроса о “Северных территориях” и мирного договора с РФ, то, на авторский взгляд, он не занимает приоритетного положения среди проблем, которыми сегодня озабочена общественность Японии. Складывается впечатление, что японцы отдали эту проблему полностью на усмотрение своего премьера. Едва ли в японском обществе вызовет сколько-нибудь серьёзное противодействие некое (“не популярное”) её решение, которое примет С. Абэ в ходе предстоящих переговоров с российским президентом.

К месту представляется отметить, что уже сегодня нынешний премьер-министр рассматривается в качестве одного из самых авторитетных государственных деятелей Японии за весь послевоенный период. И последние опросы общественного мнения в целом подтверждают сохраняющийся достаточно высокий уровень доверия к нему, который находится в пределах (согласно различным источникам) в пределах 37-47%%. Это при том, что С. Абэ непрерывно занимает пост премьер-министра Японии с конца 2012 г. (помимо периода 2006-2007 гг.).

Важным событием стало утверждение 18 декабря 5-летнего плана военного строительства и долгосрочной (сроком на 10 лет) политики обеспечения национальной безопасности страны. Но эти документы заслуживают отдельного комментирования.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×