17.12.2018 Автор: Виктор Михин

Неудачи иранской политики Д. Трампа

IRN23421

Волна за волной, как цунами, иранские протестующие несут плакаты, открыто критикующие президента США Дональда Трампа, короля Саудовской Аравии Салмана Аль Сауда и наследного принца Мухаммеда бин Салмана во время массовой демонстрации у бывшего посольства США в Тегеране. Многочисленные фотографии этого единодушного волеизъявления и неприятия враждебной политики со стороны недругов Ирана обошли все мировые СМИ. Эти демонстрации явились лишь одним из ярких проявлений воли иранского народа на свое свободное и независимое развитие вопреки планам удушения страны со стороны Соединенных Штатов.

Именно Д. Трамп в нарушение всех международных законов вышел из так называемой ядерной сделки по Ирану, заключенной рядом ведущих держав мира, и в ноябре наложил новые жесточайшие и неправомочные санкции на Тегеран. Возобновленное эмбарго нацелено на нефтяную и судоходную отрасли Ирана, устанавливает ограничения на финансовые операции, которые имеют решающее значение для экспорта нефти и природного газа страны. Вашингтон в лице своего лидера Д. Трампа поклялся быть «неумолимым» в противодействии Ирану, а госсекретарь Майк Помпео авторитарно сказал, что США хотят, чтобы Иран сделал «поворот на 180 градусов» и отказался от своего «нынешнего революционного курса».

Однако многие политики, даже самого высокого ранга, сразу же скептически отнеслись к тому, что возобновление эмбарго принесет большую пользу. Во-первых, как только администрация Д. Трампа объявила о новом режиме санкций, она тут же предоставила преференции восьми странам, среди которых крупнейшие импортеры иранской нефти, включая Китай, Индию, Южную Корею, Японию и Турцию. В 2017 году эти пять стран приобрели 70% иранского экспорта сырой нефти и конденсата. Китай, подписавший ядерное соглашение, составляет почти четверть иранского экспортного рынка нефти.

Во-вторых, помимо преференций, Европейский Союз и другие стороны, подписавшие так называемое ядерное соглашение с Ираном, заявили, что они будут соблюдать этот документ до тех пор, пока Тегеран будет продолжать выполнять свои условия. ЕС также пообещал выплатить компенсацию европейским фирмам, пострадавшим от санкций США, и он также пытается создать “специальный механизм” для оплаты расчетов с Ираном. Этот механизм будет обходить торговую систему SWIFT и может способствовать оплате сделок между ЕС и Ираном, исключая влияние США.

Несмотря на эти усилия, степень продолжения торговли между ЕС и Ираном остается неясной. Крупные европейские компании в энергетической, судоходной и страховой отраслях под давлением Соединенных Штатов объявили о приостановке сотрудничества с Исламской республикой. Например, датский конгломерат A. P. Moller-Maersk, который является крупнейшим в мире оператором контейнерных судов, а также имеет крупные подразделения для разведки нефти и природного газа, бурения и других услуг, объявил, что он прекратит всю свою деятельность в Иране. «Вы не можете вести бизнес в Иране, если у вас также есть бизнес в США, — сказал исполнительный директор Maersk Сорен Скоу, — и у нас есть это и в больших масштабах». Его заявление было опубликовано на следующий день после того, как французский энергетический гигант Total объявил, что он выйдет из многомиллиардного проекта на газовом месторождении «Южный Парс» в Иране, если компания не получит разрешение Соединенных Штатов обойти эти санкции.

Квинтэссенцию политики Д. Трампа в отношении своих союзников довольно четко прояснила немецкая газета «Die Zeit»: «Европейский союз довольно долго не отвечал на изменения позиций США по санкционному и торговому режиму. Европейские лидеры и чиновники ЕС будто бы с любопытством следили за тем, как далеко зайдет Д. Трамп, который и не собирался останавливаться. Одно дело, когда Д. Трамп вводит санкции по отношению к КНДР, Ирану, Китаю и России, и совсем другое дело, когда американские санкции бьют по европейским компаниям. После этого ЕС стало уже жизненно необходимо отвечать на шаги американского президента».

В-третьих, сам рынок может работать против санкций США. Снижение продаж иранской нефти, вероятно, будет компенсировано более высокими мировыми ценами на нефть, что означает, что Иран вряд ли увидит падения своих доходов. В течение февраля спотовая цена на нефть марки Brent находилась в диапазоне $60 за баррель. Она подскочила до $80 за баррель после выхода США из сделки с Ираном и выросла еще выше до $86 за баррель в октябре благодаря падению производства Венесуэлы. Д. Трамп усердно и активно работал со своими союзниками на Ближнем Востоке, чтобы увеличить их производство, но даже в этом случае цены только опустились до 70 долларов за баррель по состоянию на ноябрь. Поскольку бюджет иранского правительства основан на $55 за баррель, Тегеран все еще получает больше денег, чем ожидал.

Полный провал получил Д. Трамп и после нынешнего заседания ОПЕК+. Накануне он с надеждой записал в «Твиттере»: «Надеюсь, ОПЕК будет держать добычу на том уровне, что есть сейчас, не сокращать. Мир не хочет видеть и не нуждается в более высоких ценах на нефть». Но крупнейшие страны-экспортеры нефти и их союзники, включая Россию, договорились о сокращении добычи нефти на 1,2 млн баррелей в день в первой половине 2019 года, несмотря на давление президента США Дональда Трампа, требовавшего снижения цен. «Мы сократим 1,2 млн баррелей в сутки», — сказал министр нефти Ирака Тамер аль-Гадбан. По его словам, это чуть более 1% мирового производства нефти, передает агентство Франс пресс.

Члены ОПЕК+ надеются таким образом удержать цены на высоком уровне. Страны ОПЕК снизят уровень добычи на 800 тысяч баррелей в сутки, на остальные 400 тысяч баррелей должны сократить страны, не входящие в картель. Иран был освобожден от любых сокращений в рамках сделки ОПЕК+. Об этом на итоговой пресс-конференции объявил министр нефти ОАЭ Сухейль Мухаммад аль-Мазруи, занимающий пост президента ОПЕК.

Президент Ирана Хасан Рухани довольно спокойно отнесся ко всем этим действиям Д. Трампа и новым санкциям, заявив, что эти враждебные Ирану и иранскому народу меры не оказали никакого влияния на экономику Республики, поскольку Вашингтон уже практически восстановил их ранее.

Анализируя последние шаги США и лично Д. Трампа в отношении Ирана и всего Ближневосточного региона, приходишь к следующему довольно ясному выводу. Начиная с операции «Буря в пустыне», США в последние 30 лет проводили весьма неудачный социальный эксперимент, пытаясь «демократизировать» Ближний Восток, чтобы создать долгосрочную «стабильность». Но грубое военное вмешательство Америки, которое каждый раз становилось все масштабнее, ничего не смогло изменить. Фактически американское вмешательство дестабилизировало ситуацию в регионе. Тем не менее Вашингтон продолжает цепляться за свою гегемонию в мире, а всех, кто этому мешает, он будет давить, ограничивать и сдерживать вплоть до провокаций. Кроме того, США не уважают никакие международные нормы, заявляют о своём выходе из ДРСМД, готовности выйти из договора СНВ, NAFTA и вообще пытаются переделать все мировые правила исключительно под себя. Мир все это видел и все это пережил. Переживет и американскую гегемонию мирового полицейского.

Виктор Михин, член-корреспондент РАЕН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×