16.12.2018 Автор: Константин Асмолов

Приедет ли Ким Чен Ын в Сеул до конца 2018 года?

Уже месяц по Сеулу бродят самые разнообразные слухи о том, что в страну вот-вот приедет Ким Чен Ын: визит был запланирован и специально отмечен в Пхеньянской декларации по итогам саммита в сентябре, и потому чем меньше времени остается до конца года, тем больше ажиотаж.

По информации отдельных СМИ, опирающейся на различные слухи (и не только) анонимных источников, — как правило, фигурирует период 12-14 или 18-20 декабря. Первые даты вбросило консервативное издание«Чосон Ильбо», ссылаясь на президента Мун Чжэ Ина, который будто бы пригласил Кима на эти дни. Бывший министр воссоединения РК Чон Се Хён «ждет» Кима 18-20 декабря, так как 17 декабря исполнится семь лет со дня смерти Ким Чен Ира и этот день лидер КНДР обязан провести дома. Добавим к этому информацию о том, что на горе Халласан, куда Мун приглашал Кима во время сентябрьского визита, строят вертолетную площадку, а представители администрации президента уже вовсю осматривают подходящие для проживания и посещения объекты.

19 ноября 2018 г. представитель министерства по делам воссоединения РК сообщил, что несмотря на задержку с переговорами о денуклеаризации полуострова, визит северокорейского лидера до конца года всё ещё возможен: правительство работает над реализацией всех договорённостей.

22 ноября Национальная служба разведки РК сделала заявление о возможном проведении очередного межкорейского саммита на территории РК в ближайшее время. Об этом сообщил депутат от партии Свободная Корея Ли Ын Чже по окончании закрытого совещания комитета по делам разведки. Но 23 ноября этот вопрос затронул министр воссоединения: «В настоящий момент каких-либо конкретных решений нет».

26 ноября представитель администрации президента РК Ким Ый Гём, отвечая на вопрос о том, возможен ли визит северокорейского лидера в Сеул в этом году, отметил, что обсуждаются различные варианты. Важно взвесить все факторы, чтобы решить какое время для саммита будет наиболее выгодным — до или после второго саммита КНДР и США. СМИ РК немедленно истолковали это как указание на то, что саммит может состояться в следующем году в связи с откладыванием второго саммита КНДР и США.

30 ноября в связи с тем, что в прессе распространились слухи о визите Ким Чен Ына в период с 13 по 14 декабря, администрация президента РК снова дала пояснения: «Прорабатываются несколько возможных сценариев визита».

4 декабря на пресс-конференции в Окленде сразу после встречи с премьер-министром Новой Зеландии Мун Чжэ Ин сообщил журналистам, что сегодня основное внимание следует уделить не факту визита северокорейского лидера в Сеул в этом году, а обеспечению подвижек в денуклеаризации КНДР, в том числе в ходе второго американо-северокорейского саммита. Мун Чжэ Ин подчеркнул, что посещение Кимом Сеула окажет огромную помощь в решении проблемы денуклеаризации, создании условий для примирения, учитывая, что это будет первый визит северокорейского лидера на Юг после раскола Корейского полуострова, положительное влияние на решение проблемы денуклеаризации окажет не только визит, но и ослабление напряжённости, улучшение межкорейских отношений, диалог между КНДР и США и другие процессы.

5 декабря СМИ РК снова писали: «Ожидается, что в ближайшее время будет решён вопрос о визите в этом году в Сеул северокорейского лидера». Дескать, по словам представителя правительства РК, на обсуждение деталей визита может уйти больше недели, а значит, решение об организации посещения Сеула Ким Чен Ыном до конца года должно быть принято до середины декабря.

Однако в тот же день Администрация президента РК опровергла сообщения ряда СМИ о том, что северокорейскому лидеру было направлено приглашение посетить Сеул в период с 18 по 20 декабря. В пресс-релизе, разосланном в СМИ от имени представителя администрации Юн Ён Чхана, говорится, что подобные утверждения не соответствуют действительности. Визит Ким Чен Ына возможен до конца этого или в начале будущего года, и его сроки зависят от северокорейской стороны.

7 декабря газета «Korea Herald» писала, что визит Кима может быть неожиданным. Впрочем, и иные СМИ напоминают, что когда речь идет о визите первого лица, Пхеньян часто объявляет дату в последний момент, а о самом визите становится известно постфактум. Во всяком случае, с визитами в Китай было именно так.

9 декабря Ким Ый Гём повторил, что никаких конкретных договорённостей относительно визита Ким Чен Ына в Сеул нет. Южнокорейская сторона не собирается форсировать реализацию договорённости, обсуждение подготовки к визиту Кима продолжается, но решение вряд ли будет принято в ближайшее время, тем более что Пхеньян не проявляет активности в данном вопросе.

Наконец (последняя на момент сдачи текста в редакцию новость), 12 декабря 2018 г. представитель администрации президента РК сообщил, что до конца этого года саммит «вряд ли возможен»: Юг уведомил Север о готовности в любое время подготовить визит северокорейского лидера, но из Пхеньяна до сих пор не последовало никакого ответа, так что Ким может посетить Сеул в конце декабре или январе следующего года.

Реакция масс на грядущее мероприятие различна. С одной стороны, в Сеуле хватает плакатов и сувениров «приветственного» плана, а созданная осенью откровенно просеверокорейская НГО «Комитет восхваления Пэкту» провела восхваление Ким Чен Ына на одной из центральных площадей Сеула, несмотря на неоднократные сообщения о нарушении Закона о национальной безопасности, который квалифицирует подобные действия как политическое преступление.

С другой стороны, 8 декабря в центре Сеула прошла целая серия митингов консерваторов, где визит Кима подвергался жесткой критике, Муна упрекали в предательстве, а в адрес Кима звучала откровенная брань. На одних митингах требовали немедленного ареста «главаря преступной коммунистической банды» как только он окажется на территории страны, на других – публичного и ритуального покаяния за зверства режима над корейским народом.

Если же смотреть данные опросов, то 61% жителей Южной Кореи заявили, что положительно относятся к тому, что Ким Чен Ын приедет в Сеул. Они считают, что этот визит поможет улучшению межкорейских отношений и укрепит мир на полуострове. Также около половины южнокорейцев не против того, чтобы лидер КНДР выступил в Национальном собрании. Как свидетельствуют результаты опроса, проведённого агентством Realmeter, 46,7% респондентов высказались за такое выступление, а 40,2% — против.

И хотя, с точки зрения автора, визит Кима, если и состоится, то уже в 2019 г., сделать кое-какие выводы об итогах этого мероприятия и причинах его задержки уже можно.

Во-первых, очень важно отделить сам факт визита от достигнутого на нем, с формальной точки зрения, визит лидера КНДР на Юг – такое же прорывное мероприятие, как первый межкорейский саммит в Пхеньяне, ибо все предшествующие встречи проходили или на севере, или на нейтральной территории.

Напомним, что «ответный визит» северокорейского руководителя в РК планировался еще в 2000 г., но сорвался по целому комплексу причин. В частности, потому, что закон о национальной безопасности РК трактует КНДР не как государство, а как антигосударственную организацию – банду, чей лидер должен быть немедленно арестован как только окажется на контролируемой территории. Закон этот до сих пор не отменен, и, упрощая ситуацию, официально Сеул смотрит на Пхеньян так же, как официальный Киев – на власти Донецка и Луганска. В этом контексте одно то, что официальный Сеул обошел это принципиальное ограничение, будет признаком того, что администрация Мун Чжэ Ина нанесла таким образом серьезный удар по позициям консерваторов.

Во-вторых, автор не ждет многого от документов, которые будут подписаны. Каждый саммит предполагает определенную повестку и определенные итоги – те, которые можно решить только на встрече лидеров стран, а не, скажем, заместителей министров. Да, символических моментов или обтекаемых формулировок может хватать, но что дальше? Ценностью Пхеньянского саммита было соглашение между военными, которое было очень серьезным шагом в умалении приграничной напряженности и возможности «войны из-за кролика». Смогут ли лидеры Севера и Юга «выдать» равнозначный по важности документ при том, что все реальные проекты экономического или инфраструктурного сотрудничества блокированы нынешним уровнем антипхеньянских санкций? Учитывая их сохранение и то, что, несмотря на усилия РФ и КНР, вряд ли они будут ослаблены, с точки зрения продвижения диалога в данной сфере, саммит не принесет явного эффекта. Между тем, если у саммита не будет зримого итога, не только критики Муна, но и общественное мнение спросит себя, стоила ли овчинка выделки. Даже торжественное объявление о завершении Корейской войны, если его вдруг провозгласят в двустороннем формате, скорее вызовет недовольство в связи с тем, что его провозгласили на Юге, а лидер «режима-агрессора» беспрепятственно путешествует по Сеулу.

В-третьих, будущий саммит потребует чрезвычайных мер безопасности. С технической точки зрения две Кореи все еще в состоянии войны, общество все еще расколото, и людей, ненавидящих северокорейский режим и его руководителя, хватает. Следовательно, вероятность того, что кто-то из этого лагеря решит поиграть в тираноборца и убить человека, которого некоторые протестантские церкви РК объявляли Антихристом, нельзя сбрасывать со счетов. Благо некоторые ультраконсервативные группы уже угрожали арестовать Кима за его репрессивное правление и нарушения прав человека и даже запустили по этому поводу онлайн-кампанию.

И даже если вынести за скобки экстремальные варианты развития событий, какова будет реакция Пхеньяна на возможные протесты? Как пишет Korea Herald, «худшим кошмаром для северокорейских пропагандистов будет кошмар, когда Ким путешествует по Сеулу под резкой критикой со стороны враждебных групп, и такие изображения транслируются в прямом эфире по всему миру».

При этом стоит напомнить, что, хотя во время визитов южнокорейского руководства в Пхеньян никто не выкрикивал их имена и официальное южнокорейское название государства, массы демонстрировали радушие и единение.

В результате Мун Чжэ Ин находится в непростом положении. С одной стороны, ему хотелось бы поддержать межкорейский диалог хотя бы для того, чтобы подчеркнуть свои усилия, направленные на то, чтобы побудить Северную Корею отказаться от ядерного оружия и открыть свою экономику. Это важно для внутриполитической повестки. С другой стороны, разумный ход – отложить саммит до времени, когда он может принести реальные результаты. Но, с третьей стороны, данное в Пхеньянской декларации обещание визита в Сеул до конца 2018 г. нарушается, и Мун в любом случае попадает под огонь критиков.

Похоже, в такой ситуации в Сеуле выбрали не торопить события и свалить срыв даты на Пхеньян: дескать, мы-то были готовы, но это они затянули со сроками. Насколько это удачный политический ход, покажет время.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×