14.12.2018 Автор: Владимир Одинцов

Турки рвутся в Закавказье

AB453222

После фактического отказа властей ЕС от линии на интеграцию с Турцией, Анкара заметно повысила свою внешнеполитическую активность на традиционном восточном направлении, прежде всего в Сирии, Ираке и Закавказье.

При этом выстраивание удовлетворяющей не только Турцию, но и Запад политики со странами Закавказья стало важным фактором активности Анкары в регионе. Примером этому может служить прошедшее в марте в турецкой провинции Гиресун шестое заседание министров обороны Турции, Грузии и Азербайджана, а также состоявшаяся в конце октября в Стамбуле встреча главы МИД Турции Мевлюта Чавушоглу с азербайджанским и грузинским коллегами — Эльмаром Мамедъяровым и Давидом Залкалиани. На совместной пресс-конференции глав МИД М. Чавушоглу подчеркнул, что Турция поддерживает территориальную целостность Грузии и Азербайджана на всех платформах и при любых условиях, с учетом позиций Тбилиси и Баку.

Влияние Турции в Азербайджане является не новым, а хорошо известным фактом. Баку и Анкару объединяют обширные и многоуровневые связи: экономические, политические, культурные и этнические. Азербайджан для Турции является важным партнером на Южном Кавказе, в особенности в контексте политики неоосманизма и расширения турецкого влияния в мире. В данном контексте Турецкая Республика проводит последовательную протекционистскую политику по отношению к своему «младшему брату». Неоднократно Анкара выступала на стороне Азербайджана в критические для него периоды. Турция активно поддерживала Азербайджан в годы военной фазы карабахского конфликта и даже присоединилась к экономической блокаде Армении. Во время конфликта между Азербайджаном и Ираном из-за месторождения Алов в 2001 г. Турция была единственным государством, которое оказало Баку не только мощную дипломатическую, но и военную поддержку.

Подобные обстоятельства в значительной мере объясняют часто звучащий со стороны азербайджанских псевдопатриотов лозунг: «Одна нация – два государства», который без устали повторяют в Азербайджане в качестве свидетельства своей личной преданности Анкаре.

Укрепление позиций Анкары в Грузии, главным образом экономическое, происходит постепенно без противодействия со стороны Тбилиси. С 1990-х гг. Грузия является значимым экономическим и торговым партнером, как для Азербайджана, так и для Турции. Страны связывает несколько стратегических инфраструктурных проектов – нефтепроводы Баку-Супса, Баку-Тбилиси-Джейхан и газопровод Баку-Тбилиси-Эрзерум, спонсорами и идейными вдохновителями которых являлись США — ключевой партнер для всех трех государств. Помимо этого, Баку, Тбилиси и Анкара активно работают над перспективными проектами Трансанатолийского и Трансадриатического газопроводов, которые в перспективе должны стать одним из альтернативных каналов поставок газа в Европу в рамках навязываемой Вашингтоном Брюсселю политики ЕС по диверсификации импорта энергоносителей.

Кроме того, турецкое влияние на Грузию в значительной степени обусловлено тем, что в Турцию непрерывным потоком едут на заработки безработные грузины, а турки беспошлинно ввозят в Грузию низкопробный товар, некачественные продукты и, пользуясь совершенно незаконными преференциями и попустительством грузинских властей, за гроши скупают в Грузии земельные участки и недвижимость.

Объектом пристального внимания турок в Закавказье в последние годы стала Абхазия. Разберемся, какие последствия это принесло молодой республике.

Анкара, следуя в фарватере Запада и не желая портить отношения с Тбилиси, официально не признает власти в Сухуме. Признанию республики Абхазия Турцией не помогло и наличие в стране более чем полумиллиона этнических абхазов (диаспора в Турции является самой крупной и старейшей абхазской диаспорой в мире, количество абхазов в Турции в несколько раз превышает количество абхазов на родине).

Отсутствие официального регулирования динамично развивающихся торгово-экономических турецко-абхазских связей со стороны Анкары привело к их попаданию в «серую зону». В результате эту «серую зону» занимает криминал, который, по сути, взял под свой полный контроль товарооборот и границу между двумя странами.

Существует две группы угроз, возникающих в связи с проникновением турецких криминальных элементов в Абхазию. Первая препятствует успешному социально-экономическому и политическому развитию республики Абхазия, вторая наносит непосредственный ущерб безопасности России.

Существенный объем абхазско-турецкой торговли стройматериалами, текстилем, продовольствием, сельхозпродуктами, древесиной контролируется криминалитетом и идет контрабандным путем. Полученные от преступной экономической деятельности средства используются турецкими преступными группировками для создания новых легальных и полулегальных предприятий в Абхазии и коррупционного проникновения во властные и правоохранительные структуры молодой республики. Поступления в государственный бюджет от этой деятельности являются несоизмеримыми с объемами реальных операций. В результате усугубляется и так достаточно напряженная и неустойчивая общественно-политическая ситуация в Абхазии.

«Предпринимательская активность» турецких ОПГ способствует увеличению не только экономических преступлений, но и общеуголовных. Все чаще в криминальную деятельность оказываются вовлечены представители политических партий и государственные чиновники. Правоохранительные органы республики не могут обеспечить эффективной борьбы с преступностью, а их представители сами зачастую становятся фигурантами криминальных «разборок». Доверие населения к сотрудникам МВД республики находится на крайне низком уровне. За 4 года президент Р. Хаджимба сменил четырех министров внутренних дел, однако так и не смог добиться повышения результативности их работы.

Для России наибольшую угрозу, помимо общеуголовных и экономических преступлений в российско-абхазском приграничье, представляет проходящий через Турцию, а затем Абхазию, канал поставок героина, являющийся ответвлением наркокоридора из Афганистана в страны ЕС. По мнению международных экспертов, турецкие криминальные ячейки наладили беспрепятственное прохождение наркотрафика через Абхазию, что свидетельствует о высокой коррумпированности таможенных и правоохранительных органов республики. А, как известно, самый «верный спутник» наркотиков — незаконный оборот оружия. «Прозрачность» абхазских границ также вызывает понятную российскую озабоченность на предмет возможного проникновения террористов.

В последние годы Турция поддерживала тесное сотрудничество с Россией. Искренний, прозрачный, основанный на взаимном доверии диалог, построенный президентами двух стран, указывает на историческую возможность для развития стратегического сотрудничества между Анкарой и Москвой, воплощенного в экономической, политической и культурной сферах. Турция и Россия проявили уважение к интересам друг друга и в Сирии.

Более того, Россия в полной мере сотрудничает с Турцией в борьбе против группировки гюленистов FETÖ, террористической организации во главе с проживающим в настоящее время в США бывшим имамом Фетхуллахом Гюленом, который несет ответственность за убийство в 2016 году российского посла Андрея Карлова. В то же время Москва стремится координировать действия с Турцией против РПК, которая получает оружие и боеприпасы от США.

Продвигаясь вперед, Анкара и Москва уже неоднократно в высказываниях лидеров стран заявляли о заинтересованности продолжать расширять возможности друг друга и укреплять свое сотрудничество по целому ряду направлений. Однако развитие и углубление этого сотрудничества в значительной степени будет зависеть от готовности каждой из сторон внимательно прислушиваться к интересам и чаяниям другой стороны, в том числе и от координации действий во взаимоинтересующем Турцию и Россию регионе Закавказья. И об этом не стоит забывать Анкаре.

Владимир Одинцов, политический обозреватель, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×