13.12.2018 Автор: Владимир Терехов

О переговорах на полях очередного саммита «Большой двадцатки»

CHU564532

Состоявшийся 30 ноября — 1 декабря с. г. в Буэнос-Айресе очередной саммит “Большой двадцатки” (G-20) представляет интерес не столько самим фактом проведения данного международного форума, сколько теми ходами, которые были сделаны на его полях основными участники разворачивающейся глобальной политической игры.

Эти ходы делались во время встреч глав ведущих мировых держав как в двустороннем, так и трёхстороннем форматах. Впрочем, факт не состоявшейся встречи Трамп–Путин тоже стал важным актом в той же игре.

Особого внимания заслуживают полноценные (то есть не “на ходу”, а за столом) переговоры между лидерами КНР и США. Поскольку комплекс крайне непростых американо-китайских отношений постепенно перемещается в центр мировой игры, составляя её основное содержание. Конкуренция между главными игроками носит всесторонний характер, но особую значимость сегодня приобретают проблемы в торгово-экономической области.

В течение последнего полугода было сделано несколько взаимных выпадов, позволивших говорить о начале американо-китайской “торговой войны”. Она уже затронула половину всего объёма двусторонней торговли и в Вашингтоне заговорили о “высокой вероятности” введения с начала следующего года пошлин на вторую половину (стоимостью в 250 млрд долл.) китайского импорта в США.

Появились первые признаки негативных последствий начавшейся “торговой войны” не только в КНР, но и в самих США, а также в мировой экономике в целом. Из авторитетных источников в адрес обеих ведущих держав стали раздаваться призывы “остыть” и попытаться разрешить проблемы в ходе переговорного процесса.

Ответом на упомянутые призывы явилась отсрочка Вашингтоном на три месяца введения новых пошлин на импортируемые китайские товары, принятая Д. Трампом в Буэнос-Айресе после переговоров с Си Цзиньпином. Указанная отсрочка была введена на совершенно конкретных условиях, выдвинутых Пекину. Последний должен, прежде всего, снизить (“в максимально короткие сроки”) собственные пошлины на ряд поставляемых США товаров, такие как автомобили и соя. Кроме того, потребуется “исправить ситуацию” в связи с постоянными американскими обвинениями в “краже интеллектуальной собственности”.

Насколько можно понять, достигнутые в Буэнос-Айресе договорённости носят самый общий характер и конкретика будет предметом последующих обсуждений специальными представителями. Пока в прессе появилась только одна цифра – якобы Китай согласился “дополнительно” закупить американских товаров на сумму в 1,2 трлн долл. При этом не говорится о сроках, в течение которых такие закупки будут совершены.

Сообщается также о некоем “меморандуме о взаимопонимании”, принятом рядом государственных органов КНР министерского уровня на предмет выявления “ненадёжных субъектов в области интеллектуальной собственности”.

Агентство Associated Press оценивает ситуацию с китайской реакцией на ультимативные требования Вашингтона как “туманную”. В прогнозах же характера развития американо-китайской “торговой войны” по окончании трёхмесячной паузы преобладает скепсис.

Он не безоснователен, принимая во внимание общую атмосферу недоверия (сохраняющуюся и после Буэнос-Айреса) в отношениях между США и КНР. Не прошло недели со встречи лидеров обеих сверхдержав на полях G-20, как произошла заочная взаимная пикировка на уровне дипломатических ведомств. Поводом для которой послужила очередная порция резкостей, высказанных в Брюсселе на министерском саммите НАТО госсекретарём М. Помпео в адрес Китая, а также России и Ирана.

Среди других встреч, проведенных на полях “Большой двадцатки”, обратили на себя внимание те, участниками которых были лидеры других (помимо США и КНР) значимых “архитекторов” ситуации, складывающейся в регионе Индийского и Тихого океанов. Речь идёт о премьер-министрах Индии и Японии, а также президенте РФ.

Примечательной оказалась трёхсторонняя встреча Трамп–Моди–Абэ. На министерском и экспертном уровнях обсуждение проблем, представляющих общий интерес для США, Индии и Японии, ведутся давно. Но в Буэнос-Айресе впервые были проведены трёхсторонние переговоры на высшем уровне. Об их содержании в прессу попали сведения лишь самого общего плана. Комментаторы же обратили внимание на “китайский контекст” данного мероприятия. В частности, одна из ведущих индийских газет Times of India отметила: “Первая встреча Моди, Трампа и Абэ приобретает значение на фоне того, что Китай разминает свои мышцы в стратегическом регионе Индийского и Тихого океанов”.

Здесь не может, конечно, не возникнуть образ пресловутой “Четвёрки”, то есть проекта военно-политического союза в составе США, Японии, Индии и Австралии, который уже свыше десяти лет периодически возникает на игровом региональном столе и куда-то затем с него исчезает. Причина “качелей” с этим проектом проста. С одной стороны, в США, Японии, Индии и Австралии заметны опасения в связи с фактом превращения КНР во вторую глобальную державу. В то же время для каждой из стран “Четвёрки” Китай является если не главным, то находится в перечне основных торгово-экономических партнёров. Поэтому отношения с ним крайне желательно не доводить до излишней остроты.

В этом плане любопытным представляется своего рода “ходатайство за Китай”, с которым пришёл С. Абэ на двустороннюю встречу с Д. Трампом в том же Буэнос-Айресе. Сообщается, что японский премьер попросил своего американского визави каким-то образом всё же “утрясти” торгово-экономические проблемы с Китаем.

Впрочем, и сам С. Абэ в очередной раз, что называется, “попал под раздачу” со стороны вконец осерчавшего на весь белый свет президента США. Которого, однако, можно и понять: почти каждый из торговых партнёров норовит объегорить ведущую мировую державу.

У Японии это получается примерно на 70 млрд долл. в год. Что ещё месяцем ранее на встрече с тем же Д. Трампом (состоявшейся на полях Генеральной Ассамблеи ООН) С. Абэ обещал неким образом “исправить”. В Буэнос-Айресе ему (как ранее лидеру КНР) было строго наказано “особо не затягивать”.

Вместе с тем он удостоился и похвалы за намерение закупить “дополнительную” партию новейших американских истребителей F-35. Однако в министерстве обороны Японии уточнили, что вопрос находится в стадии обсуждения и окончательное решение ещё не принято.

И С. Абэ, и Н. Моди провели двусторонние встречи с китайским лидером, которые носили вполне доброжелательный характер. Так, японский премьер поблагодарил Си Цзиньпина за снятие запрета на импорт японского риса, производимого в одной из десяти префектур, оказавшихся в зоне воздействия последствий аварии на АЭС “Фукусима”. На просьбу снять аналогичные запреты на продукцию девяти других префектур, китайский лидер ответил, что этот вопрос подлежит изучению со стороны соответствующих китайских служб.

Удовлетворение состоянием и перспективами развития китайско-индийских отношений было выражено в ходе встречи Си Цзиньпин–Нарендра Моди.

Если же попытаться дать общую оценку встречам между главами ведущих мировых держав, состоявшихся в Буэнос-Айресе на полях очередного саммита “Большой двадцатки”, то её можно свести к констатации появления краткосрочной паузы в тревожно развивающейся глобальной игре.

Как ею воспользуются ведущие игроки, покажет уже ближайшее будущее.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение»


×
Выберие дайджест для скачивания:
×