12.12.2018 Автор: Константин Асмолов

От чего на самом деле умер американец Отто Вомбиер?

4564322

10 октября 2018 г. несколько американских врачей, которые были причастны к медицинскому осмотру и лечению небезызвестного Отто Вомбиера, подтвердили версию родителей студента о том, что его зубы и десны выглядели так, словно их пилили, и, следовательно, гражданин США умер от последствий пыток. Такое «медицинское замечание» было направлено в суд в Вашингтоне.

В ответ 27 октября главврач Пхеньянской больницы дружбы напомнил, что врачи США, которые участвовали в репатриации студента, представили северокорейской стороне справку, что в момент передачи его состояние было нормальным; что в статье американской газеты «USA Today» от 21 июня 2017 г. была ссылка на то, что невропатолог университета Цинциннати США провел медицинский осмотр Вомбиера и подтвердил отсутствие следов истощения или физического насилия, будь то переломы или повреждение внутренних органов; что, по сообщению NBC США от 27 сентября 2017 года, эксперт, который провел судебно-медицинскую экспертизу трупа Вомбиера, тоже не нашел следов пыток, а в результате осмотра судебными одонтологами не было доказательства травмы зубов.

Но если сделать шаг в сторону от очередной попытки убитых горем родителей найти виновников смерти сына в северокорейских властях, становится видна более печальная картина.

По картине симптомов очень похоже, что юноша умер от последствий инсульта или иного серьезного нарушения мозгового кровообращения, которое не было вовремя отслежено, а лечение, которое он получал, не было качественным. Это связано с положением северокорейской медицины в целом, ибо один из секторов, по которому санкции ударили с наибольшей силой, – именно она.

Еще 10 февраля 2017 г. Управление по координации гуманитарных вопросов (УКГВ) ООН отнесло КНДР к категории государств с «забытыми кризисами», чьи жители находятся в кризисных ситуациях и нуждаются в реальной помощи, но о которых не пишут СМИ и не говорят в политических кругах. Указывается, что 60% северян испытывают нехватку продовольствия, четверть населения не имеет доступа к элементарным медицинским услугам, а 1,7 млн северокорейских детей подвержены опасности смертельных заболеваний. Между тем, в 2016 году на гуманитарную помощь Северу не было собрано и 40% от необходимого бюджета, и, забегая вперед, мы отметим, что по мере усугубления «ядерного кризиса» нехватка средств только увеличивалась, а применимые в медицине «товары двойного назначения» исправно пополняли санкционный список.

Однако т.н. ожидаемая продолжительность жизни среди северокорейских граждан продолжала расти, на что указали данные Фонда ООН в области народонаселения (ЮНФПА). Показатель среди мужчин составил 68 лет, что на 1 год больше, чем в прошлом году. Отметка среди женщин осталась на прежнем уровне в 75 лет (для сравнения – в РК эти показатели составляют 79 л и 85 лет). Средний прирост населения с 2010 года составил 0,5% (снова для сравнения – средний мировой показатель 1,2%).

6 февраля 2018 г. посол России в КНДР Александр Мацегора после заседания комитета ООН по санкциям в отношении КНДР заявил журналистам, что из-за санкций ООН гуманитарная ситуация в КНДР ухудшается: «Сегодня почти невозможно доставить гуманитарную помощь, в том числе продовольствие страдающему северокорейскому населению», и попросил оказать помощь гуманитарным агентствам доставлять продовольствие, лекарства и медицинское оборудование. В частности, Мацегора указал на проблему лечения рака у женщин, ​- из-за санкций в специализированный медицинский центр в Пхеньяне невозможно доставить оборудование, в результате чего женщины умирают.

13 февраля Международная федерация обществ Красного Креста и Красного Полумесяца приняла решение о выделении 320 тыс. долларов на борьбу с распространением в КНДР нового вида гриппа H1N1. Деньги ушли на реализацию обеспечения безопасности государственной системы здравоохранения после того, как в период с декабря 2017 г. по 23 января 2018 г. симптомы гриппа обнаружены в у 178 тыс. человек, в том числе четыре смертельных случая.

Рассмотрим и доклад спецдокладчика ООН по правам человека в КНДР за номером S/72/394. Даже там выражается обеспокоенность тем, что санкции могут препятствовать доступу онкологических больных к жизненно необходимым им химиотерапевтическим препаратам.

В мае 2018 г. Eugene Bell Foundation, который проводит проект лечения болеющих туберкулёзом с множественной лекарственной устойчивостью, направил в КНДР делегацию и отгрузил партию медикаментов, достаточную для лечения 2 тыс. человек в течение 6 месяцев. Представители Eugene Bell Foundation посетили 12 местных центров по лечению мультирезистентной формы туберкулёза, встречались с медиками и пациентами.

13 апреля радио «Свободная Азия» в очередной раз осветила ситуацию со сбором средств на гумпомощь — в сфере продовольственной безопасности и здравоохранения ООН требуется 111 млн долларов на гуманитарную помощь. В прошлом году запланированный бюджет составлял 114 млн долларов. Но из-за санкций было собрано не больше 30% требуемой суммы.

В июле 2018 г. КНДР посетил заместитель генерального секретаря ООН по гуманитарным вопросам Марк Лоукок. В ходе визита Лоукок осмотрел больницы, детские сады, фабрику по производству детского питания, провел переговоры с представителями официальных властей и партнёрами по гуманитарной помощи. По итогам поездки Лоукок отметил, что более половины детей, которые живут в сельской местности, не имеют доступа к чистой воде, 20% детей страдают от недоедания, в больницах не хватает лекарств. Заместитель генсека ООН указал, что в больнице, которую он посетил, находятся 140 больных туберкулёзом, но необходимыми лекарствами были обеспечены лишь 40 человек. По его словам, для оказания гуманитарной помощи Пхеньяну ООН собрала 110 млн долларов.

5 октября ВОЗ внесла КНДР в список 30-и стран с наиболее тяжёлым бременем туберкулёза: по состоянию на 2017 год в КНДР  насчитывалось около 130 тыс. больных туберкулёзом, в том числе 5200 пациентов с множественной лекарственной устойчивостью. Таким образом, уровень распространённости заболевания в КНДР составляет 513 на 100 тыс. человек (пятое место после Лесото, ЮАР, Филиппин и Мозамбика), а по уровню смертности от туберкулёза КНДР с показателем 63 на 100 тыс. человек является четвёртой после Мозамбика, ЦАР и Анголы. Отмечается, что за год ситуация в КНДР значительно ухудшилась. Для борьбы с туберкулёзом в текущем году КНДР требуются 84 млн долларов, причём 92% от этой суммы у неё нет.

9 октября посол КНДР в ООН Ким Сон указал, что санкции Совета Безопасности ООН серьёзно ущемляют права граждан КНДР на существование и развитие. Он подчеркнул, что санкции запрещают перевозку лекарственных препаратов и рентгеновского оборудования, в которых нуждаются северокорейские дети и женщины.

23 октября 2018 г. ссылаясь на показания северокорейских беженцев, специальный докладчик ООН по правам человека в КНДР Томас Охеа Кинтана сказал, что простые северяне голодают и не имеют доступа к медицинским услугам из-за отсутствия денег. Однако ограниченность медицинских услуг создает ситуацию, при которой начинают играть роль доходы пациента.

16 ноября представители Eugene Bell Foundation, вернувшись из очередной длительной поездки на Север, провели пресс-конференцию, призвав южнокорейское правительство проявить участие в решении проблемы. По их словам, дальнейшая работа по борьбе с туберкулёзом в КНДР под вопросом, так как в июне прекратилась международная помощь в приобретении лекарств. В итоге сложилась ситуация нехватки медикаментов для лечения новых больных и уже существующих пациентов при том, что в КНДР ежегодно регистрируются 130 тыс. новых больных, а в прошлом году было зафиксировано 8 тыс. пациентов с множественной лекарственной устойчивостью туберкулеза. Также из-за антисеверокорейских санкций возникли трудности в строительстве специальных изоляторов для больных туберкулёзом. В этой связи фонд обратился за помощью к южнокорейскому правительству и попросил комитет СБ ООН по санкциям в отношении СК вывести из под санкций операции, связанные с борьбой с туберкулёзом, и 4 декабря соответствующий комитет опубликовал список одобренных к отправке в КНДР грузов в рамках оказания гуманитарной помощи в лечении туберкулёза с множественной лекарственной устойчивостью. В список вошли 280 наименований препаратов и медицинского оборудования, а также подробно указаны расходные материалы персонала, в том числе лапша быстрого приготовления рамён, кофе и другие.

20 ноября еще более печальные факты привел доклад южнокорейского института здравоохранения и социальных дел, опираясь на статистику ВОЗ за 2017 год:

  • уровень материнской смертности в Северной Корее составил 82 на 100 000 новорожденных, что примерно в восемь раз выше, чем аналогичный показатель в Южной Корее;
  • уровень смертности младенцев и детей в возрасте до пяти лет составил 24 на 1000 человек, что тоже в восемь раз больше, чем на Юге;
  • 42% сельских клиник Севера не имеют средств сердечно-легочной реанимации для беременных, а 36% из них не имеют оборудования для сердечно-легочной реанимации новорожденных;
  • В 40-60% клиник недостаточно основных лекарств, таких как обезболивающие и антибиотики.

Конечно, что-то для изменения ситуации делается. ЦТАК периодически дает репортажи, в которых Ким Чен Ын посещает строящиеся объекты медицинской или фармакологической промышленности. Что-то пытаются делать за счет развития традиционной медицины и даже слухи про возобновление посевов опийного мака в горных районах стоит воспринимать не как разговор о государственной наркоторговле, а как попытку наладить на его основе производство обезболивающих.

7 ноября 2018 года Южная и Северная Корея провели свои первые переговоры по вопросам здравоохранения и договорились начать пилотную программу по обмену информацией по инфекционным заболеваниям, развивать сотрудничество в области медицины и здравоохранения в среднесрочной и долгосрочной перспективе.

Но в целом понятно, что политика санкций, благодаря которым в страну не поступают ни современные лекарства, ни новое медицинское оборудование, очень сильно бьет по здоровью нации. Увы, как и в иных регионах, тюрьмы получают медицинское обеспечение не в первую очередь, и именно такая ситуация привела к коме американского студента.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×