27.10.2018 Автор: Константин Асмолов

«Они ничего не сделают без нашего одобрения»!

SKIN546221066

10 октября 2018 г. министр иностранных дел РК Кан Гён Хва в ходе парламентской проверки деятельности возглавляемого ею министерства отметила, что Сеул рассматривает возможность отмены односторонних санкций, введённых в отношении КНДР 24 мая 2010 года в ответ на потопление в Жёлтом море сторожевого корабля южнокорейских ВМС «Чхонан». Как сообщила министр, отмена санкций могла бы стать важным символическим шагом.

Указанные санкции были введены после того, как президент Ли Мен Бак объявил, что корвет торпедировала северокорейская подводная лодка, хотя к официальной версии было очень много претензий, а отчет российских специалистов, которых президент РФ Д. Медведев отправил для расследования инцидента, до сих пор засекречен. Санкции предусматривают запрет на торговлю с Севером и инвестиции в его экономику, ограничение контактов с его гражданами и запрет на посещение РК за исключением комплекса в Кэсоне.

Вопрос об отмене санкций от 24 мая 2010 года поднимался несколько раз, тем более что на фоне смены власти и ряда скандалов, связанных с деятельностью разведки РК, в современных описаниях трагедии начинают открыто писать, что «корвет затронул в результате взрыва, источником которого послужила торпедная атака северокорейской подлодки либо подводная мина». Последняя версия, по данным автора, совпадает с итогом российского отчета и выводит КНДР из списка обвиняемых.

В настоящее время, когда наметился прогресс в улучшении межкорейских отношений, данная проблема привлекает ещё больше внимания: с одной стороны, речь идет об односторонних санкциях, которые Сеул может вводить или отменять без оглядки на внешний мир, с другой – отмена санкций будет прецедентом. К тому же запреты от 2010 года во многом совпадают с международными санкциями более позднего времени.

Собственно, автор не раз писал, что официальная версия гибели судна была шита даже не белыми нитками, а белыми канатами, и отчет группы российских специалистов показал совсем иную картину: будто бы корвет сел на мель и, пытаясь с нее сойти, зацепил винтами рыбацкую сеть, в которой была мина времен Корейской войны. Взяв эти документы за основу, Мун мог бы отменить санкции не в качестве волюнтаристского жеста, а на основании итогов нового расследования, которое бы попутно изобличило его политических противников в фальсификации доказательств.

Немудрено, что заявление министра вызвало дискуссии, особенно после того, как депутаты из консервативной оппозиции спросили ее, правда ли, что у нее был очень тяжелый телефонный разговор с «взбешенным» госсекретарем США, который резко раскритиковал межкорейское соглашение между военными. Об этом, в частности, писала японская газета The Nihon Keizai Shimbun.

Кан ответила, что да, у Майка Помпео «был ряд вопросов, так как он не был должным образом проинформирован», а после того, как один из депутатов спросил, сделали ли Южная Корея и США достаточно, чтобы обменяться мнениями о военном соглашении заранее, Кан сказала: «определенно были адекватные консультации».

Продолжая оправдываться, Кан сказала, что разговоры об отмене санкций даже не вышли на уровень межминистерского обсуждения, однако вечером того же дня на дискуссию в парламенте РК отреагировал Дональд Трамп. Отвечая на вопрос журналистов, президент США ответил: «Они не сделают этого без нашего одобрения. Они ничего не делают без нашего одобрения (approval)».

Одновременно Трамп призвал союзников США поддерживать санкции в отношении Северной Кореи, пока она не денуклеаризируется в рамках кампании «максимального давления», которую проводит его администрация.

На следующий день, 11 октября, министр по делам воссоединения РК Чо Мён Гюн на аналогичных слушаниях заявил, что правительство не рассматривает вопрос об отмене санкций от 24 мая 2010 года. Не исключив возможности применения гибкости в отношении Пхеньяна в условиях улучшения отношений между двумя Кореями, министр назвал санкции вынужденной мерой.

В тот же день представитель госдепартамента США в очередной раз отметил, что отмене антисеверокорейских санкций должна предшествовать  денуклеаризация КНДР: чем быстрее ее достигнут, тем быстрее смогут снять антисеверокорейские санкции. Он добавил, что Сеул и Вашингтон концентрируют усилия на тесной координации по единой северокорейской политике.

15 октября уже другой представитель госдепартамента США напомнил, что президент РК Мун Чжэ Ин недавно подтвердил, что улучшение межкорейских отношений не может происходить отдельно от решения ядерной проблемы Пхеньяна. Следовательно, достигнутые между Сеулом и Пхеньяном договорённости не исключают применения санкций.

Подобные замечания породили шум в общественном мнении РК и «опасения по поводу состояния сотрудничества с США», которые СМИ поспешили залить заявлениями о том, что «нынешняя ситуация связана с недопониманием внутри американской администрации».

Но общественное мнение не успокоилось. Возмущение во многом вызвало то, что речь шла не о санкциях, связанных с ядерной программой КНДР и согласованных с международным сообществом, а сугубо односторонних санкциях, связанных с потоплением корвета. «Голосом масс» выступил советник президента РК по вопросам безопасности Мун Чжон Ин, не раз выступавший со смелыми заявлениями. По его мнению, РК – независимая страна и ее решения не нуждаются в одобрениях извне. Отношения РК и США – отношения двух суверенных государств и вместо слова «одобрения» следовало бы употребить «консультации и консенсус». Впрочем, возможно, импульсивный Трамп это и имел в виду.

Отвлекаясь от внутрикорейского шума, посмотрим на то, как выглядит продолжение ужесточения санкционного режима. После того, как северокорейско-американский диалог пошёл на спад, США несколько раз вводили односторонние санкции по КНДР, в том числе в отношении учреждений и физических лиц третьих стран, замешанных в незаконных операциях с Севером.

4 октября министерство финансов США сообщило о внесении в список антисеверокорейских санкций ещё одного юридического и трёх физических лиц, в том числе одного северокорейца. Санкции введены против турецкой компании Sia Falcon International Group и двух граждан Турции, занимающих руководящие посты в данной организации. Указывается, что они пытались обойти антисеверокорейские санкции, чтобы осуществить в КНДР поставки предметов роскоши и оружия. Кроме того, санкции вводятся против одного из сотрудников северокорейского посольства в Монголии Ли Сон Ына, который причастен к данным операциям.

Известно, что в последние несколько недель Госдепартамент США отклонил запросы в выдаче специальных заграничных паспортов сотрудникам как минимум пяти некоммерческих американских гуманитарных организаций: как опасаются США, Пхеньян может каким-то образом использовать получаемую гуманитарную помощь в целях развития своей ракетно-ядерной программы.

15 октября 2018 г. Министерство финансов США добавило на сайте Управления по контролю за иностранными активами предупреждение об опасности «вторичных санкций», которые вводятся в отношении третьих лиц и компаний, сотрудничающих с КНДР. Вышеуказанное предупреждение, выделенное жирным шрифтом, предостерегает от сотрудничества с объектами санкций и впервые отмечает подобное в открытых источниках.

Что же до отношений США и РК, то стороны уже обнаруживали разногласия по вопросу создания единого пункта оперативной связи в Кэсоне, а также по проекту соединения железных дорог Юга и Севера, когда именно командование ООН не пропустило через границу спецпоезд, нужный для попытки провести инспекцию железных дорог Севера.

«Российская газета» со ссылкой на источники в банковских структурах и парламенте Южной Кореи сообщает, что сразу после межкорейского саммита 20-21 сентября представители минфина США обзвонили все банки Юга, которые так или иначе «засветились» в изучении возможностей сотрудничества с КНДР, а также ранее использовались правительством Юга для финансирования и сопровождения межкорейских проектов. Американские специалисты по вопросам сбора финансовой информации, реализации санкций и пресечения финансирования терроризма устроили южанам форменный допрос по поводу планов сотрудничества с КНДР и напомнили, что санкции надо строго соблюдать. Это было необычно, так как «просьбы» такого рода обычно доводятся до банкиров по дипломатическим каналам, а не напрямую.

Кроме того, как сообщило издание «Чосон Ильбо», отныне граждане Южной Кореи вошли в число представителей 50 государств, которые должны проходить дополнительную, более тщательную проверку при желании посетить своих знакомых на военных базах США в Японии (наряду с гражданами России, Китая, КНДР, Ирана, Афганистана и других стран).

Если же суммировать все санкционные усилия, то, как сообщила 5 октября радиостанция «Голос Америки», из 466 санкций, введенных против КНДР за все время, 236 санкций против физических и юридических лиц ввёл Дональд Трамп за два года с момента вступления в должность президента (124 санкции в 2017 г., и 122 с начала 2018 г.).

Хотя в разгар диалога с КНДР в период с апреля по июль не было введено ни одной санкции, в целом в текущем году было объявлено восемь пакетов санкций – по одному в январе и феврале, и шесть с начала августа по сегодняшний день.

Помимо этого, третьи страны были предупреждены о «вторичном бойкоте» в случае сотрудничества с КНДР в обход санкций. В санкционные списки было внесено много компаний и граждан других стран, в числе которых Россия и Китай.

Неудивительно, что КНДР постоянно критикует такую политику. Так, выступая 9 октября на заседании Второго комитета Генеральной Ассамблеи ООН, посол КНДР в ООН Ким Сон указал, что санкции Совета Безопасности ООН серьёзно ущемляют права граждан КНДР на существование и развитие. Ким подчеркнул, что санкции запрещают перевозку лекарственных препаратов и рентгеновского оборудования, в которых нуждаются северокорейские дети и женщины, страна испытывает огромные трудности в реализации цели устойчивого развития, а экономическая ситуация в стране остаётся кризисной, несмотря на быстрые изменения на Корейском полуострове. 12 октября в ходе заседания шестого комитета секретарь представительства КНДР при ООН Ким Ин Чхоль сравнил Командование сил ООН с «монстром», заявив, что оно должно быть расформировано. По его словам, действия командования противоречит уставу ООН, не имея ничего общего с деятельностью организации.

Похожий тон носит комментарий, опубликованный 21 октября центральной северокорейской газетой Нодон синмун: в КНДР знают о «затруднительном положении Белого дома перед ноябрьскими промежуточными выборами в Конгресс США» и понимают, что «сейчас политическая обстановка внутри США очень запутана». Но при этом «Соединенные Штаты должны отдавать себе отчет: если американские заверения на переговорах в Пхеньяне отличаются от риторики, которая доносится из Вашингтона, то башня взаимного доверия, которую воздвигали с таким трудом, может мгновенно разрушиться». Америке следует прислушаться к мнению международного сообщества. «На площадке ООН Россия заявляет о том, что санкции не смогут заменить дипломатию, и возражает против давления на КНДР, при этом Китай предупреждает, что действия исключительно с позиции силы породят трагический результат».

Таким образом, у США всегда есть возможность контролировать ход межкорейского диалога с точки зрения того, насколько тот или иной шаг соответствует санкционному режиму.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×