14.10.2018 Автор: Константин Асмолов

Северокорейский уголь, российские суда, южнокорейский скандал

445674322

2 октября власти РК освободили российское многоцелевое грузовое судно «Севастополь», которое 29 сентября было задержано в порту Пусан. Как полагают, причиной задержания стало то, что ранее в этом году министерство финансов США включило компанию «Gudzon Shipping» и шесть принадлежащих ей судов, в том числе «Севастополь», в санкционные списки как причастные к передаче нефтепродуктов судам, следующим под флагом КНДР, и прочей деятельности, запрещённой Совбезом ООН.

США обвиняли компанию в поставках нефти Пхеньяну с судна на судно, хотя капитан «Севастополя» Роман Быков заверял, что судно никогда не посещало территорию Северной Кореи и не занималось незаконной деятельностью. Более того, указанное судно технически не может заниматься перегрузкой топлива по схеме борт-в-борт.

Задержание судна с 12 россиянами на борту сразу же вызвало жесткую реакцию Москвы, так как никаких объяснений причины задержания представлено не было. Компания получила лишь скан-копию pdf-документа на корейском языке без какого-либо перевода на английский или русский язык с пояснением судового агента, который предположил связь инцидента с американскими санкциями. МИД России немедленно обратился к южнокорейским властям с требованием снять запрет; 1 октября посол РК в РФ У Юн Гын был вызван в МИД для объяснений, а прошедший в этот же день церемониальный прием по случаю национального праздника РК обошелся без ВИП-гостей.

В итоге власти Южной Кореи заявили, что больше не задерживают российское судно и оно может покинуть порт: доказательств нарушения судном санкций ООН в отношении КНДР не выявлено, а потому претензий к «Севастополю» нет. На деле освобождение прошло так же странно, как и задержание: судовой агент порта Пусан лишь передал капитану судна скан-копию уведомления на корейском языке об освобождении судна. Как разрешится вопрос убытков за простой судна, который обходится в $5 тыс. в сутки, тоже пока непонятно.

На взгляд автора, эта история тесно связана с другим скандалом, который очень сильно отозвался в РК месяцем ранее и тоже был связан с тем, что южнокорейские суда покупали северокорейские энергоресурсы (только не нефть, а уголь) под видом российских.

Напомним, что резолюция Совета Безопасности ООН номер 2371 запрещает импорт из КНДР целого ряда товаров, в том числе угля, железа, свинца и морепродуктов. Таким образом, покупая северокорейский уголь, РК фактически нарушает резолюции ООН.

Более того, 24 мая 2010 года (после гибели корвета «Чхонан») Сеул ввёл запрет на любую торговлю с Пхеньяном, так что южнокорейские компании не могут импортировать северокорейский уголь даже  без учета резолюций Совбеза ООН.

Все началось 13 марта 2018 г., когда МИД РК отклонило предположения японских СМИ о том, что южнокорейское судно участвовало в незаконной передаче нефти в Северную Корею. Консервативная газета Sankei Shimbun сообщила, что корабль сил самообороны Японии «видел», как нефтяной танкер под южнокорейским флагом подошел к северокорейскому судну в Восточно-Китайском море, скорее всего, для перекачки борт-в-борт. Токио попросил Сеул изучить эти обвинения, но, как заявил представитель министерства на условиях анонимности, «результаты расследования показывают, что никакой передачи нефти с судна на судно не было».

18 июля радиостанция «Голос Америки» сообщила о перевозках северокорейского угля в РК с участием китайских сухогрузов Sky Angel и Rich Glory. Мы отчасти касались этой истории ранее, но напомним: с июля по сентябрь 2017 года уголь шесть раз перевозился из северокорейских портов Вонсан и Чхончжин в российский Холмск, а оттуда минимум дважды под видом российского доставлялся в порты Пхохан и Инчхон.

После сообщения «Голоса Америки» правительство РК инициировало расследование в отношении частных импортёров угля, и 19 июля представитель МИД РК Но Гю Док заявил, что в его ведомстве не исключают возможности привлечения к ответственности лиц, имеющих отношение к ввозу в страну северокорейского угля.

Тем временем тема снова всплыла в «утекшем» докладе экспертов ООН. Сообщалось, что «Sky Angel» и «Rich Glory» были загружены северокорейским углём в российском Холмске, а затем 2 и 11 октября прибыли в Инчхон и Пхохан и доставили 9 тыс. тонн угля. Вообще же два судна неоднократно прибывали в южнокорейские порты, — «Rich Glory» в течение последних девяти месяцев заходило в порты РК 16 раз, однако со стороны южнокорейских властей не было принято никаких мер. Позднее под подозрением оказались ещё три судна. По данным следствия, начиная с ноября прошлого года, они перевезли порядка 15 тыс. тонн угля, предположительно, добытого в КНДР, в южнокорейские порты Пхохан и Тонхэ.

Затем выяснилось, что доставленный уголь был использован на тепловых электростанциях энергетической компании Korea South-East Power Co (KOEN), которая два раза ввозила уголь из портов России через торговую компанию в Пхохане, и   налоговое управление РК начало проверку.

Как выяснилось, KOEN купила на открытых торгах у компании в Пхохане 40 тысяч тонн российского антрацита. Южнокорейские тепловые электростанции используют в основном битуминозный уголь, однако ТЭС Ёндон и Донсо компании KOEN используют антрацит.

Таможенное управление РК начало расследование по девяти фактам незаконного импорта угля из КНДР, но 8 августа проверка сухогруза Jin Long под флагом Белиза, доставившего в порт Пхохан 5100 тонн угля, не выявила нарушений резолюций Совета Безопасности ООН. Объявили, что находящийся на его борту уголь добыт в России.

9 августа Госдепартамент США завил, что уверен в том, что Сеул в полной мере выполняет санкции в отношении Пхеньяна. Как заявил представитель госдепартамента США, РК является верным и надёжным партнёром в осуществлении резолюций Совета Безопасности ООН. Хизер Науэрт выразила доверие к южнокорейскому правительству, подчеркнув, что так как Вашингтон и Сеул являются давними партнёрами  и союзниками, США доверяют результатам расследования, проводимого правительством РК.

Однако 10 августа 2018 г. таможенная служба Южной Кореи обнародовала результаты расследования о незаконном импорте северокорейских минеральных ресурсов. В соответствии с ними, три южнокорейские компании в период с апреля по октябрь 2017 года незаконно ввезли на территорию РК 35 тыс. тонн северокорейского угля и чугуна в чушках на сумму 5,89 млн долларов. Утверждается, что сырьё перегружалось в российских портах, после чего документы о его происхождении подделывались — сертификаты качества и происхождения угля в базе данных РФ не значатся.

Как заявил представитель таможни, «в семи из девяти случаев, которые мы рассматривали, в нашу страну был поставлен уголь из Северной Кореи». Поставки угля были замаскированы под российские, а груз был оформлен по всем правилам, так что не было четких свидетельств того, что сырье имело северокорейское происхождение.

И это при том, что еще 8 августа СМИ РК уверенно заявляли, что «анализ не выявляет разницы между северокорейским и российским антрацитом».

Начиная с 11 августа, южнокорейские порты закрыты для четырёх грузовых судов, перевозивших уголь из КНДР: Sky Angel, Rich Glory, Shining Rich и Jin Long (видимо, при следующей проверке уголь таки оказался не российским).

Следующая итерация скандала была связана с попыткой проанализировать историю компании KOEN и тем, что уставной капитал компании, которая девять раз завозила уголь на электростанции Южной Кореи, составлял всего 50000 долларов, а регистрировали ее два человека, никому неизвестных в этом бизнесе.

Слухи из консервативных источников идут дальше и утверждают, что фирма поставляла в КНДР коксующийся уголь (в КНДР его нет) взамен на обычный уголь, который через порты РФ уже по документам РФ шел в Южную Корею. Деньги отследили, они с Гонконга переводились в Южную Корею.

Также выяснилось, что сигнал о том, что уголь не российский, а северокорейский, поступил от «доброжелателя», и когда таможенники сказали, что такого не может быть, информация оказалась у депутатов из консервативной оппозиции, которые, естественно, начали поднимать шум.

В ответ на депутатский запрос МИД Кореи объявило, что уголь российский, но оппозиция не удовлетворилась этим, после чего оказалось, что анализ химического состава позволяет уточнить происхождение угля, и 10 августа таможня вынужденно опровергла все сказанное ранее. Предполагается, что депутаты от оппозиции заранее имели на руках соответствующее заключение экспертов.

Попутно консерваторы раскопали, что уголь из КНДР использовался чуть ли не для отопления здания совета национальной безопасности, и, значит, в этом есть политический подтекст.

Но интересно иное – уголь продавали по цене существенно ниже российской (96$ за тонну против  от 110$ до 130$), однако покупатели закрывали глаза на все расхождения. С другой стороны, полученная от этого прибыль не настолько велика чтобы рисковать последствиями от нарушения санкций. Да и российские пограничники, таможенники или портовые службы вряд ли пошли бы на откровенную «липу».

На данный момент скандал продолжается, журналисты знаменитого канала JTBC вылетели в Россию, а власти РК собираются возбудить уголовное дело. Однако для этого надо через МИД РК отправить официальный запрос в РФ, где всё проверят и дадут письменный ответ. Вся процедура займет два-три месяца, если на то будет политическая воля.

И вот на этом фоне еще 22 августа представитель МИД Южной Кореи дает интервью радио KBS, где отмечает, что «Севастополь» подозревают в передаче нефти Северной Корее, причем речь может идти не о прямом, а об опосредованном контакте, зачастую через китайские суда. Одновременно шум вокруг скандала с углем в СМИ РК стихает, по крайней мере, временно.

Видимо, власти РК таким образом попытались продемонстрировать свою принципиальность на фоне того, что их причастность к угольному скандалу все еще под вопросом. Если бы автор был склонен к конспирологии, он бы уже задавался вопросом о том, случайны ли подобные совпадения, но его опыт говорит о том, что при желании найти черную кошку в темной комнате доказательства обнаружатся, даже если кошки нет.

Впрочем, точка в угольном скандале еще не поставлена, и мы будем держать аудиторию в курсе дальнейших событий.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×