13.10.2018 Автор: Константин Асмолов

К расформированию Фонда примирения и исцеления, или Как развивалась проблема вианбу в 2018 году

5433

25 сентября президент РК Мун Чжэ Ин, прибывший в Нью-Йорк для участия в 73-й сессии Генассамблеи ООН, провёл встречу с японским премьер-министром Синдзо Абэ, и ее главным содержанием оказалось не информирование Токио об итогах саммита или выработка совместной стратегии в отношении КНДР, а проблема «женщин для утешения» (кор. Вианбу), о которой мы не раз писали.

Напомним, что в правление бывшего президента РК Пак Кын Хе, 28 декабря 2015 года главы МИД двух стран Юн Бён Сэ и Фумио Кисида договорились о том, что Япония признает ответственность за судьбы вианбу, принесёт извинения жертвам этого преступления и выделит средства на создание т.н. «фонда примирения и исцеления», в размере 1 млрд иен. В ответ южнокорейская сторона должна была прекратить использовать термин «сексуальное рабство» и воздержаться от кампаний данной направленности.

Деньги были выделены, получены и распределены, однако решение было встречено резкой критикой со стороны националистически настроенной южнокорейской общественности, в том числе среди жертв сексуального рабства и гражданских организаций левой направленности, для которых главным было пнуть Пак Кын Хе. Официальные извинения объявили недостаточно искренними и «носящими формальный характер» без наказания лиц, ответственных за мобилизацию вианбу, а переговоры – проходящими «за кулисами без учета интересов жертв».

После вступления Мун Чжэ Ина в должность президента РК правительство сформировало рабочую группу для изучения обстоятельств заключения соглашения. Разумеется, новое расследование подтвердило, что мнения жертв сексуального рабства не были учтены должным образом. Также было отмечено, что переговоры представляли собой дипломатические переговоры общего характера и велись за закрытыми дверями, а об обстоятельствах подписания документа не сообщалось. В ответ Япония выступила с возражениями и заявила о намерении соблюдать соглашение, потому что она выполнила свою часть обязательств.

В ходе саммита Синдзо Абэ вновь призвал Мун Чжэ Ина сохранить достигнутые договорённости, в рамках которых проблема должна была быть закрыта после принесенных извинений и выплаченных компенсаций. Реакция южнокорейской стороны была двоякой. С одной стороны, президент подчеркнул, что правительство Южной Кореи не намерено аннулировать соглашение 2015 г. или требовать от Японии повторных переговоров. С другой — Мун Чжэ Ин сообщил о намерении расформировать «фонд примирения и исцеления» в связи с тем, что в настоящее время фонд не в состоянии выполнять возложенные на него функции ввиду ухода в отставку его руководства и в связи с резкой общественной критикой. К тому же, выделенные в фонд средства все равно уже освоены.

Что ж, это было логичным завершением текущего раунда дискуссии, и напомним, как выглядело развитие ситуации до саммита и после связанного с вианбу дипломатического кризиса конца 2017-начала 2018 г.

26 февраля 2018 г. министр иностранных дел РК Кан Гён Хва, представив позицию правительства по проблеме полевых борделей в японской армии в период Второй мировой войны на 37-ом заседании Совета ООН по правам человека в Женеве, указала, что в процессе разрешения спора по этой проблеме жертвам трагических событий уделялось недостаточное внимание, и заявила, что правительство РК займётся вопросом восстановления достоинства жертв. Нужно учить уроки истории, чтобы не повторять ошибок прошлого.

Данное заявление стало первым выражением на мировой арене позиции правительства РК по проблеме сексуального рабства после того, как Сеул высказал несогласие с условиями соглашения 2015 г, и отражает чуть более смягченную позицию. Вместе выражения «сексуальное рабство» Кан Гён Хва применила формулировку «сексуальные преступления во время войны».

Кроме того, применительно к соглашению-2015 отмечено, что «стороны понимали важность мнений жертв, но не принимали достаточных мер для их учёта», отчего «пострадавшие остались недовольны, поскольку, по их мнению, главным в данном вопросе является признание законной ответственности Японии и принесение официальными властями извинений».

Позиция Японии, однако, не изменилась. Ее посол в Женеве Дзюнъити Ихара провёл пресс-конференцию, где подчеркнул, что: а) с заключением соглашения 2015 года в споре двух стран по проблеме сексуального рабства поставлена точка; б) РК должна соблюдать достигнутые договорённости; в) нельзя приходить в ООН с проблемой, которая была признана окончательно и бесповоротно разрешённой.

1 марта Мун Чжэ Ин высказался в более традиционном стиле, — Японии следует помнить свою историю и учиться на своих ошибках. Истинное решение проблемы вианбу может быть достигнуто лишь в том случае, если Япония возьмёт на себя ответственность за военные преступления и извлечёт уроки из истории. Мун Чжэ Ин потребовал от Токио принести искренние извинения корейскому народу и жертвам преступлений, совершённых в годы колониальной оккупации. Лишь после этого нормализация отношений между Сеулом и Токио станет возможной.

Отвечая на призывы Токио соблюдать договорённости, заключённые двумя странами в 2015 году, Мун заявил, что Япония, которая виновата в существовании данной проблемы, не может утверждать, что проблема сексуального рабства полностью решена. Как можно заметить, Мун не сказал конкретно, что должна сделать Япония, — дабы всегда оставалась недосказанность и что бы она не сделала, всегда можно было прокричать «мааааало!».

Вместе с тем президент РК подчеркнул, что не требует от Японии какого-то специального отношения. Он лишь надеется на то, что она устранит разногласия с соседними государствами, которые были под её гнётом. Только в этом случае можно идти к взаимному процветанию. Генеральный секретарь Кабинета министров Японии Ёсихидэ Суга назвал эти слова Мун Чжэ Ина «чрезвычайно прискорбными», подчеркнув, что заявление президента РК противоречит договорённостям, заключённым между Сеулом и Токио.

Затем, в учебниках по обществознанию для начальных школ РК впервые за четыре года появилось выражение «полевые бордели в японской армии в период Второй мировой войны», а также иллюстрации по вопросу сексуального рабства с объяснением о том, что «не только кореянки, но и другие женщины из стран  японских колоний принудительно отправлялись в бордели японской армии». Речь идёт о чёрно-белых кадрах 1944 года, на которых запечатлены семь босых женщин, стоящих на земле у кирпичной стены полевого борделя японцев в оккупированном ими Китае.

Затем, «в оборот введен» 19-секундный видеоматериал, подтверждающий, что во время Второй мировой войны японские военные жестоко убивали корейских женщин, которые принудительно привлекались к работе в полевых борделях. Данная видеозапись 70 лет хранилась в Национальном управлении архивов и документации США (NARA), где её обнаружила исследовательская группа мэрии Сеула и Сеульского государственного университета. Съёмки проводились в китайской провинции Юньнань, где в расположении японских войск в названном районе находилось до 80 вианбу. Умолчим, что в похожей ситуации японцы расстреливали и своих раненых, и гражданский персонал, чтобы никто не достался врагам живыми.

10 августа в Сеуле открылся государственный исследовательский центр, который будет заниматься проблемами, связанными с сексуальным рабством. Он продолжит сбор данных и прочие исследования, проводившиеся ранее частными исследовательскими организациями и носившими нерегулярный характер, а также будет переводить на корейский язык и систематизировать всю имеющуюся за рубежом информацию по данной тематике. Работа центра будет направлена на сбор и анализ как внутренних, так и зарубежных источников, а также создание собственного архива. Представляющие особую важность материалы планируется внести в государственный реестр. Работу центра курирует министерство по делам  женщин и семьи РК.

Одновременно в реестр по защите всемирного документального наследия программы ООН будут занесены порядка 3.185 материалов, которые были внесены в государственный реестр РК в период с 2013 по 2014 года. Это протоколы опросов  жертв сексуального рабства, видеоматериалы проведения психологических тестов и пресс-конференций, а также 220 фотографий, представляющие особую ценность.

14 августа в Саду ностальгии провинции Чхунчхон-Намдо состоялось мероприятие «в память о жертвах сексуального рабства». В мероприятии приняли участие 400 человек, включая оставшихся вианбу, а также представители общественных организаций и официальные лица.

С 2018 г. этот день официально объявлен «Днём памяти жертв сексуального рабства в японской армии», так как ровно 27 лет назад, Ким Хак Сун — одна из вианбу — впервые выступила со свидетельскими показаниями на эту тему. Ранее День памяти жертв сексуального рабства отмечался по инициативе общественных организаций. Однако теперь по указу правительства РК данное мероприятие приобрело официальный статус.

31 августа ООН призвала Японию решить проблему сексуального рабства, несмотря на соглашение 28 декабря 2015 года. Точнее, на недавнем заседании Комитета ООН по ликвидации расовой дискриминации было объявлено, что обстоятельства заключения вызывают вопросы, а переговоры разворачивались не столько вокруг судьбы самих жертв, сколько представляли собой дипломатические переговоры общего характера. Объектом критики стал и тот факт, что переговоры велись за закрытыми дверями, и об обстоятельствах подписания документа не сообщалось.

3 сентября 92-летняя вианбу Ким Бок Тон в одиночку провела митинг перед зданием МИД. Эта акция является первым выступлением в ряде мероприятий, подготовленных организацией  Justice for the «Comfort Women». Ким Бок Тон выступила против Фонда примирения и исцеления и подчеркнула, что боролась не для того, чтобы получить деньги, а ради справедливости. Бывшая комфортантка потребовала немедленно закрыть фонд, который был создан, чтобы распределить компенсацию, выделенную японскими властями.

КНДР, кстати, внимательно мониторила ситуацию, и в конце сентября Нодон Синмун выпустила серию статей о «безжалостных зверских сексуальных преступлениях Японии».

Как можно подвести итог данной истории? Разумеется, точка в урегулировании ситуации с вианбу не поставлена, ибо правительство РК по-прежнему находится в неудобном положении. С одной стороны, антияпонизм с требованиями извинений и компенсаций за колониальное прошлое – важная деталь идеологии РК. С другой – не хочется выглядеть страной, готовой волюнтаристски пересмотреть достигнутое соглашение после того, как другая сторона честно выполнила все обязательства. С третьей, — проблема женщин для утешения – не единственная «неизвлекаемая» проблема корейско-японских отношений, и следующий материал автора будет посвящен тому, что делалось по остальным подобным направлениям.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×