12.10.2018 Автор: Владимир Терехов

О некоторых итогах визита президента РФ В.В. Путина в Индию

PUMO43532432

Состоявшийся 4-5 сентября с. г. визит в Нью-Дели президента РФ В.В. Путина, а также итоги его переговоров с индийским премьер-министром Н. Моди стали крайне примечательным событием, как в двусторонних отношениях, так и в том политического пазле, который формируется сейчас в регионе Индийского и Тихого океанов.

Во-первых, отметим, что вместе с рядом других знаковых событий последних месяцев эта поездка демонстрирует ускоряющееся движение России мимо забора с надписью “Запад”, из-за которого раздаётся всё больше нападок.

Россия направляется в регион, куда (с территории, огороженной указанным забором) перемещается центр геополитической игры “эпохи после холодной войны”. Одним из её главных участников становится Индия, от позиционирования которой существенным образом будет зависеть характер развития событий за мировым игровым столом.

Между тем, в течение лишь нескольких последних месяцев маятник индийской внешней политики совершил два резких отклонения прямо противоположной направленности от весьма условного равновесия. Весной 2018 г. фактически было заявлено об остановке и развороте вспять многолетнего процесса накопления негатива в отношениях Индии с Китаем, вследствие чего к осени оба азиатских гиганта оказались на пороге вооружённого конфликта.

Спустя три-четыре месяца маятник качнулся, и весьма сильно, в противоположном направлении. Трудно как-то иначе оценить итоги проведенных 6 сентября с. г. американо-индийских переговоров в “формате 2+2”.

В этом плане основной итог визита российского президента в Индию, видимо, будет сводиться к демпфированию последствий излишнего раскачивания маятника внешней политика одного из главных региональных игроков. Что может стать важным вкладом в крайне необходимый процесс поддержания стратегической стабильности в региональной политико-географической конфигурации, которую образуют США, Китай, Россия, Индия, Японии.

Только в условиях стабильности могут найти свою, удобную для себя нишу прочие региональные игроки, включая таких значимых, как Австралия, Корея (будущая единая), Пакистан, Иран. Только в той же стабильной внешней обстановке сама Россия сможет успешно провести “разворот на Восток” всей государственной деятельности. Прежде всего, на собственной части территории региона Индийского и Тихого океанов.

Видимо, обе стороны имели в виду актуальность обеспечения стратегической стабильности при подготовке обширного Совместного заявления под заголовком “Индия-Россия: прочное партнёрство в меняющемся мире”, в котором затронуты практически все стороны межгосударственных отношений.

Его содержание не должно сколько-нибудь серьёзным образом насторожить ни Пекин, ни Токио, ни даже Вашингтон. Заявленная в этом документе “приверженность особому и Привилегированному стратегическому партнёрству между Индией и Россией” не выбрасывает из процесса поддержания стабильности в регионе ни одну из перечисленных столиц.

В контексте данной статьи среди различных значимых положений Совместного заявления обращает на себя внимание тезис о намерении продолжить реализацию “Международного транспортного коридора Север-Юг”. Дело в том, что одним из участников проекта является Иран и в документе упоминается трёхсторонняя встреча на тему данного МТК, которая должна состояться в Москве до конца текущего года.

Но поддержание сколько-нибудь масштабных торгово-экономических отношений с Ираном (а также Россией) с 4 ноября с. г. подпадает под действие “Закона о противодействии противникам Америки посредством санкций” (Countering Americas Adversaries Through Sanctions Act, CAATSA) принятого конгрессом США в августе 2017 г.

Особым образом американская администрация озабочена вопросом прекращения поступления на международные рынки нефти Ирана – главного экспортного продукта страны. Индия, третий импортёр иранской нефти, сокращает объёмы закупок, но не прерывает её импорт из Ирана полностью.

Судя по всему, “тонкие аспекты” этого вопроса Вашингтоном и Нью-Дели был заранее обговорен, с тем, чтобы компромиссное решение позволило обеим сторонам, что называется, сохранить лицо.

Как приведенной выше записью Совместного заявления относительно МТК, так и заявленным намерением продолжать импорт иранской нефти Индия демонстрирует самостоятельность и автономность в процессе принятия неких важных для себя решений. Принимая при этом во внимание интересы одного из своих главных внешнеполитических партнёров, у которого появляется аргумент не вводить в действие CAATSA в отношении тоже крайне важного партнёра.

Приблизительно то же можно сказать и относительно подтверждённой в ходе встречи В.В. Путин-Н. Моди сделки на предмет закупки российских систем ПВО С-400 на сумму свыше 5 млрд долл. Видимо, Вашингтон согласен “закрыть глаза” на эту сделку при условии, что другие (не менее масштабные) проекты в области российско-индийского военно-технического сотрудничества останутся в формате “продолжения обсуждения”.

В указанный формат вписывается шестидневный визит в Россию (также состоявшийся в начале сентября) командующего сухопутными силами Вооружённых сил Индии генерала Б. Равата и его переговоры с руководством российского МО. Официально заявленная цель визита была обусловлена “ведомственными” интересами гостя, которые связаны с необходимостью технического переоснащения индийских сухопутных сил.

Но в ответ на заданный вопрос генерал Б. Рават высказался и по поводу якобы “сдвига на Запад” своей страны. В частности, он сказал, что России не “стоит беспокоиться” по поводу последствий недавних событий в отношениях между США и Индией, а политика Нью-Дели “остаётся независимой”.

Видимо, так оно и есть, а приведенная реплика гостя вполне соответствует стратегической линии Индии на поддержание баланса в отношениях с Россией и США.

Но остаётся ещё один не менее важный вопрос, который не задавался гостю, относительно перспектив отношений между Индией и Китаем. Именно они существенным (возможно, решающим) образом определяют сегодня ситуацию в Азии. Кроме того, для России указанный вопрос крайне важен потому, что для неё прозрачные и позитивные отношения с Пекином приобретают возрастающую значимость.

Хотелось бы сегодня услышать мнение по данному вопросу как раз генерала Б. Равата, который ранее, в период обострения китайско-индийских отношений, не раз достаточно резко высказывался в адрес КНР.

Как бы то ни было, но в КНР не должно возникать никаких подозрений относительно того, что в Москве разделяют содержание и смысл подобного рода высказываний.

В порядке заключения необходимо сказать, что обречены на неудачу возможные попытки США втянуть Россию в те или иные конфигурации антикитайской направленности. Этого не удастся добиться ни путём “спускания с поводков” некоторых из восточноевропейских лимиторофов, ни “опосредованно” через гораздо более весомых и значимых партнёров России.

Политика РФ должна быть сосредоточена на преодолении проблем и развитии отношений в конфигурации “КНР-РФ-Индия-Япония” на благо процветания Азии в целом.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×