06.10.2018 Автор: Константин Асмолов

Пятый межкорейский саммит: соглашение между военными начинает работать?

4311

Анализируя итоги сентябрьского саммита Ким Чен Ына и Мун Чжэ Ина, автор уже подчеркивал важность соглашения между военными, которое он считает очень важным документом для снижения приграничной напряженности и предотвращения случайных инцидентов и провокаций.

В первом пункте заявления стороны «договорились полностью прекратить все являющиеся источником враждебности и конфликтов враждебные действия друг против друга на земле, в небесах и на море». Это хорошая формулировка, так как она включает не только военные действия, но запрет консервативным НГО устраивать провокационные запуски воздушных шаров с листовками, которые они нередко делали с формально закрытой территории.

В рамках этого же пункта с 1 ноября 2018 г. «стороны договорились прекратить все боевые артиллерийские учения и полевые маневры на уровне полка и выше в пределах 5 км от демаркационной линии». Так убирается основной источник приграничной напряженности.

К этому добавляется бесполетная зона достаточной разной глубины (от 10 км до 40 км) для разных типов самолетов, вертолетов и дронов, а также пересмотр регламента действий в чрезвычайной ситуации – в отличие от прошлых уставов, огонь на поражение предписано открывать в самом крайнем случае, после серии предупреждений.

Второй пункт – демилитаризация ДМЗ, которая несколько лет как перестала быть таковой. Оттуда будут убраны и демонтированы часто расположенные посты охраны с тяжелым вооружением, а также проведено разминирование. Кроме того, начнет работу совместный проект по поиску и идентификации останков, где после разминирования начнутся эксгумационные работы, а в перспективе – совместные экологические или археологические проекты. Численность военнослужащих в совместной зоне безопасности ДМЗ также будет сокращена до 35 с каждой стороны.

Третий пункт посвящен аналогичной демилитаризации на море. То, что в 2007 г. прорабатывалось на уровне деклараций, теперь стало комплексом хорошо проработанных мер «для предотвращения случайных военных столкновений и обеспечения безопасного рыболовства посредством превращения района вокруг Северной разграничительной линии в Западном море в морскую зону мира». Любые слова и действия, которые могут спровоцировать другую сторону, в том числе психологическая война, внутри зоны не допускаются, а суда обеих сторон должны ходить там под флагом с изображением Корейского полуострова – наподобие того, что использовался на Олимпиаде как символ единой Кореи.

Помимо этих пунктов, стороны договорились «о принятии военных мер по обеспечению прохода, коммуникации и таможни в Восточном и Западном транспортных коридорах», а также об аналогичных мерах в отношении автомобильных и железных дорог. Будут вводиться «различные меры по взаимному укреплению доверия» и регулярное наблюдение за ходом претворения документа в жизнь. Это дает надежду на то, что как минимум там, где указаны конкретные сроки, график будет выдерживаться.

Во всяком случае, 1 октября военные Юга и Севера начали разминирование демилитаризованной зоны, которая представляет собой полосу земли шириной четыре километра. На первом этапе, который продлится 20 дней, планируется разминирование объединённой зоны безопасности  в пограничном пункте Пханмунчжом. Затем начнётся разминирование территории уезда Чхольвон-гун провинции Канвондо, которое продлится до 30 ноября. В период Корейской войны там шли тяжёлые бои, и на заминированной территории, как полагают, находятся останки не менее чем 500 военнослужащих, в том числе около 300 воевавших под флагом ООН. Работы по поиску останков там будут проводиться с 1 апреля по 31 октября 2019 года. Обе Кореи будут проводить работы каждая на своей территории.

Кроме того, стороны обсудят восстановление объединённой зоны безопасности в прежнем виде. Первоначально там не было четкой демаркационной линии, и в пределах зоны можно было беспрепятственно передвигаться между Югом и Севером. Однако после инцидента 1976 г., когда  при попытке спилить священное для северокорейцев дерево военнослужащий КНДР убил топором американского офицера, зону разделила бетонная демаркационная линия, смешанные караульные посты были ликвидированы, а любые личные контакты запрещены.

СМИ США и РК уделяют особое внимание грядущим работам по возвращению останков, так как значительное количество южнокорейских и американских солдат, погибших в годы Корейской войны, до сих пор числятся пропавшими без вести. По данным Пентагона, останки пяти тысяч погибших солдат находятся на территории Северной Кореи, немало их и в демилитаризованной зоне на границе Юга и Севера.

Впервые США приступили к поискам останков погибших военных ещё в 1954 году, после окончания Корейской войны. Тогда, согласно договорённостям между Вашингтоном и Пхеньяном, были найдены и возвращены на родину тела около двух тысяч американских военнослужащих. После этого поисково-спасательные работы были временно приостановлены до декабря 1988 года. В 1993 году США и КНДР подписали соглашение, касающееся поиска и возвращения на родину останков американских солдат, в 1995 году Пхеньян провёл отдельные поисковые работы, в результате которых США были возвращены более двухсот останков солдат, а в 2018 году, в соответствии с сингапурскими договорённостями, Пхеньян передал США останки ещё 55 американских солдат.

Сеул же в полной мере приступил к поискам погибших солдат лишь в 2000 году, когда при Министерстве обороны страны был создан специальный поисковый отряд, в результате чего поиски останков солдат приобрели систематический характер. В 2010 году правительство создало универсальную информационную систему, в которой были собраны данные ДНК родственников солдат, погибших в годы Корейской войны. Благодаря такой базе данных, был упрощён процесс установления личностей погибших солдат. До 2017 года на территории РК были найдены останки более 11000 погибших корейских, американских, китайских и северокорейских солдат, и на днях Вашингтон передал Сеулу останки 64 южнокорейских военнослужащих, найденных в ходе совместных северокорейско-американских поисковых работ.

Однако насколько успешно будет развиваться работа по иным направлениям? Уже видно, что американские военные не в восторге. Так, 27 сентября будущий командующий американскими войсками в Корее генерал Роберт Абрамс сделал ряд знаковых заявлений. Например, о том, что вопрос сокращения количества постов охраны не относится к компетенции руководителей корейских государств, а решается командованием сил ООН, которым руководить именно ему. И, кстати, именно командование ООН дает разрешение на переход с Юга на Север через демаркационную линию любых транспортных средств, людей и грузов, что может затормозить целый ряд описанных выше инициатив.

Сюда же и заявления ряда представителей южнокорейского руководства о том, что если КНДР не будет исполнять свои обязательства, все соглашения с ней можно будет отменить. Последнее на момент подготовки этого материала сделал 5 октября будущий председатель комитета начальников штабов РК генерал Пак Хан Ги на парламентских слушаниях. Признав, что после подписания нового соглашения риск приграничных инцидентов «фундаментально сократился», он, тем не менее, подтвердил, что КНДР остается врагом и наибольшей угрозой безопасности РК.

Кроме того, обратим внимание, что, хотя перед нами не декларация, а соглашение, оно не заменяет официальное примирение. Во-первых, оно заключено на уровне военного, а не высшего руководства страны. Во-вторых, отказ от враждебных действий не тождественен заключению мирного договора или хотя бы признанию в качестве документа, который бы заменил соглашение о прекращении огня 1953 г., которое РК не подписывала вообще, а КНДР денонсировала в 2016 г.

Потому автор предлагает «жить настоящим», радуясь данному важному шагу в деле умаления напряженности и надеясь, что соглашение удлинит период разрядки на Корейском полуострове.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×