10.09.2018 Автор: Константин Асмолов

Как США сдерживают межкорейский диалог

SKP342348238243

15 августа, выступая на церемонии по случаю 73-ей годовщины Освобождения Кореи от японского колониального ига, президент РК Мун Чжэ Ин заявил, что освобождение Кореи будет достигнуто лишь тогда, когда Юг и Север преодолеют раскол, установят прочный мир и создадут единое экономическое пространство. Отметив, что Евросоюз первоначально был всего лишь экономическим объединением, Мун Чжэ Ин предложил создать «железнодорожное сообщество Северо-Восточной Азии» с участием двух Корей, США и четырёх стран Азии. Это сообщество станет основой процветания Северо-Восточной Азии и началом многосторонней системы безопасности в регионе.

В госдепартаменте США выступление президента РК прокомментировали кратко: Вашингтон и Сеул активно сотрудничают в рамках общего реагирования на действия Пхеньяна а США проводят активную санкционную политику по отношению к Северу, настаивая на его предварительном полном отказе от ядерного оружия. СМИ РК в этом контексте отметили, что Вашингтон намерен преграждать любые попытки Юга перейти к более широкому формату сотрудничества с Севером, выходящим за рамки политики США. Озабоченность содержанием речи Мун Чжэ Ина выразила и американская газета New York Times: если переговоры между Вашингтоном и Пхеньяном завершатся успешно, то и межкорейские отношения наладятся, но южнокорейское правительство, похоже, предпочитает действовать уже сейчас.

Разумеется. Вашингтон сдерживает Сеул, и это видно по нескольким направлениям. Наиболее явный — вопрос об открытии пункта связи в Кэсонском индустриальном комплексе на территории КНДР. Напомним, договорённость об этом была достигнута в ходе межкорейского саммита 27 апреля, и открыт пункт должен был быть до конца августа. В июле южнокорейская сторона выделила 86 млн вон (77 тыс. долларов) на ремонт помещений, а позднее одобрила выделение еще 3,5 млрд вон (3 млн 100 тыс. долларов) из Фонда межкорейского сотрудничества. Предполагается, что в пункте будут работать 20-30 человек со стороны РК. В настоящее время решены все  технические и административные вопросы. Северу и Югу осталось договориться только по дате начала работы пункта.

Позиция Сеула такова: пункт связи сыграет важную роль в улучшении межкорейских отношений, в частности, в решении проблемы ядерной безопасности Корейского полуострова. Однако на фоне текущих событий в южнокорейской печати появились опасения, что вероятность переноса этой даты на более поздний срок велика в связи с позицией США: там полагают, что открытие пункта связи не соответствует нынешней политике давления на Пхеньян, так как первоочередной задачей США является полная денуклеаризация КНДР. Сеул должен убедить Вашингтон в том, что открытие пункта связи не повлияет на санкции, принятые в отношении КНДР.

21 августа госдепартамент США ещё раз подтвердил позицию о том, что межкорейский пункт связи не может быть открыт вне зависимости от ядерного разоружения Корейского полуострова. По его словам, улучшение межкорейских отношений должно проводиться параллельно с отказом Севера от ядерной программы. Вместе с тем, представитель госдепартамента не сказал напрямую, является ли открытие межкорейского пункта связи нарушением международных санкций.

23 августа представитель госдепартамента США Хизер Науэрт заявила, что вопрос изучается, и нарушением санкций может быть признана подача топлива и электричества в пункт связи. Науэрт также упомянула слова президента РК Мун Чжэ Ина о том, что улучшение межкорейских отношений не может проходить вне зависимости от ядерного разоружения Севера.

Заметим, что ранее США соглашались в качестве исключения не применять санкции по отношению к восстановлению линии связи между военными Юга и Севера и встречам разделённых семей.

27 августа представитель администрации президента РК Чон Ый Гём начал «сдавать назад»: открытие пункта связи планировалось в тех условиях, когда в деле денуклеаризации Корейского полуострова наметился прогресс. Однако в нынешних условиях, когда ситуация изменилась, план должен быть вновь тщательно изучен ещё раз, а вопрос об открытии пункта связи не может быть решён правительством РК в одностороннем порядке. Необходимо учитывать точку зрения северокорейской стороны, а также её отношение к изменению ситуации.

В тот же день представитель министерства объединения РК Ли Ю Чжин подтвердил, что открытие совместного пункта связи в Кэсоне откладывается на неопределённый срок ввиду отсутствия прогресса в отношениях Пхеньяна и Вашингтона, а также отмены визита госсекретаря США Майкла Помпео.

28 августа глава Национальной службы разведки РК Со Хун подчеркнул, что данное действие не является нарушением санкций Совета Безопасности ООН. Пункт позволит наладить общение с Пхеньяном, необходимое для ядерного разоружения Юга. Но, похоже, не убеждает.

Вторая ситуация аналогичного типа — Юг и Север Кореи собирались провести запланированную на 22-27 августа совместную полевую проверку северного участка железной дороги, соединяющей Сеул и Синыйчжу на границе КНДР и Китая. Планировалось, что туда и обратно пройдет специальный шестивагонный поезд, что стало бы вторым проездом через границу после того, как 11 сентября 1945 года железные дороги двух сторон были разделены (предыдущий состоялся после того, как после межкорейского саммита 2007 года было подписано соглашение о том, чтобы использовать железную дорогу для отправки объединенной межкорейской приветственной команды в Пекин на Олимпийские игры 2008 года; поездка не осуществилась, но тест провели).

Позиция правительства Южной Кореи заключается в том, что данный проект не подпадает под санкции ООН или США против Северной Кореи. Однако от объединённого командования войсками ООН в Корее так и не было получено разрешение переместить контрольное оборудование через демилитаризованную зону из-за того, что Сеул не соблюдал правила передачи уведомлений за 48 часов до передвижения через демаркационную линию. Сеул проинформировал об этом командование сил ООН лишь за сутки до передвижения. Южнокорейские левые считают такое основание для отказа придиркой, так как ранее такое одобрение было чисто формальным.

Согласно соглашению о перемирии, командование ООН обладает полномочиями предоставлять или отказывать в разрешении на перемещение отдельных лиц и предметов, проходящих через ДМЗ, а его руководитель одновременно является командующим войсками США в РК. В этом контексте левая, а ныне проправительственная газета «Хангёре синмун» пишет, что вмешательство Вашингтона в усилия межкорейского сотрудничества достигло точки нарушения суверенитета страны.

И последнее на момент написания статьи. 1 сентября представитель пресс-службы госдепартамента США отметил, что прогресс в межкорейских отношениях должен зависеть от того, насколько быстро будет идти денуклеаризация Севера. Таким образом он ответил на вопрос о том, помогут ли поездка в Пхеньян спецпредставителя южнокорейского президента и межкорейский саммит активизировать переговоры о денуклеаризации между Вашингтоном и Пхеньяном. Оценивая возможность нормализации межкорейских отношений, несмотря на застой в переговорах, представитель госдепартамента отметил, что эти два вопроса должны решаться одновременно и дипломатическое и экономическое давление на Пхеньян должно оказываться до тех пор, пока не будет явных признаков разоружения Севера.

Немудрено, что на таком фоне еще 16 августа ведущая газета КНДР «Нодон синмун» опубликовала статью о том, что Пханмунчжомская декларация не может быть выполнена, если Сеул следует политике иностранных сил, которые хотят сдержать межкорейское сотрудничество. В настоящее время США оказывают давление на южнокорейские власти, компании и частные организации, чтобы помешать сотрудничеству и обменам с Севером, но ради улучшения межкорейских отношений Сеулу следует «полностью соблюдать принципы национальной независимости и отказаться от вмешательства других стран».

Однако не будем забывать, что возможность политического маневра Сеула ограничена Вашингтоном как политически, так и экономически. Потому в следующих текстах автора мы обратим внимание на некоторые механизмы, при помощи которых США всегда смогут «натянуть поводок».

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×