05.09.2018 Автор: Константин Асмолов

Навстречу новому межкорейскому саммиту

SKS6562342

5 сентября 2018 г. в Пхеньян отправляется специальный посланник президента РК — начальник управления Национальной безопасности администрации президента РК Чон Ый Ён.

Как сообщил на брифинге в Сеуле представитель администрации южнокорейского президента Ким Ый Гём, посланник обсудит ряд вопросов, касающихся, в том числе, даты предстоящего саммита и путей установления мира на Корейском полуострове.

В преддверие этой даты мы представляем очередной обзор развития межкорейских отношений.

Перспективы осеннего саммита и прожекты Мун Чжэ Ина

Юг и Север договорились о проведении очередного межкорейского саммита в Пхеньяне в сентябре текущего года, однако точная дата и содержание встречи пока не определены. Это будет первый визит президента РК в Пхеньян за последние 11 лет (в 2007 году там побывал тогдашний южнокорейский лидер Но Му Хён). Существуют предположения о проведении саммита в период с 11 по 14 сентября – после того, как КНДР отметит 9 сентября 70-летие образования республики и до открытия сессии Генеральной Ассамблеи ООН.

Эксперты РК предполагают, что основной темой межкорейского саммита станет официальное объявление о прекращении Корейской войны. На данный момент переговоры между США и КНДР зашли в тупик, потому что Вашингтон требует от Пхеньяна сначала полного ядерного разоружения, тогда как Пхеньян, наоборот, настаивает в первую очередь на принятии соглашения о прекращении Корейской войны. Кроме того, со стороны Пхеньяна неоднократно высказывалось недовольство по поводу затягивания реализации Пханмунчжомской декларации.

Как считают эксперты РК, на фоне «затыка» в американо-северокорейских переговорах Мун Чжэ Ину предстоит выполнить две задачи: примирить стороны и активизировать сотрудничество. С одной стороны, Мун Чжэ Ин должен убедить Пхеньян в необходимости проведения денуклеаризации, с другой — привлечь США к активному обсуждению вопроса о заключении на полуострове мирного договора. Однако камнем преткновения являются санкции Совбеза ООН и США против КНДР. Таким образом, Мун Чжэ Ину предстоит непростая задача — достичь прогресса в отношениях в условиях отсутствия взаимного доверия.

При этом, говоря о саммите, в Сеуле то и дело поглядывают на Вашингтон. Так, глава МИД РК Кан Гён Хва «выразила надежду на то, что Вашингтон полностью осознаёт важность проведения очередного межкорейского саммита». По её словам, намеченный на сентябрь саммит обязательно состоится, однако на фоне нынешних событий складывается непростая ситуация из-за несоответствия позиций Сеула и Вашингтона по некоторым вопросам.  СМИ РК при этом делают из ситуации вывод, что «после отмены визита Майка Помпео посредническая и стимулирующая роль южнокорейского президента возросла ещё больше».

Глава администрации президента РК Им Чжон Сок также призвал приложить усилия для возобновления переговоров между Вашингтоном и Пхеньяном, выразив надежду на то, что за поездкой спецпосланника могут последовать поездка в Пхеньян госсекретаря США и прогресс на переговорах по денуклеаризации.

В этом контексте вероятно, что после межкорейского саммита Мун Чжэ Ин может отправиться с визитом в США, чтобы разъяснить Дональду Трампу содержание достигнутых договорённостей и попытаться убедить его в необходимости заключения мирного соглашения и ослаблении санкций против КНДР. Если из этого что-то получится, то, по мнению экспертов РК, грядущая сессия Генеральной ассамблеи ООН может стать подходящим поводом для официального объявления окончания Корейской войны и замены перемирия мирным договором. Кроме того, в Сеуле прорабатывали вопрос о совместном участии в ней глав Юга и Севера.

Что же касается взгляда президента РК на дальнейшее развитие межкорейских отношений, то некоторые его проекты сделали бы честь Манилову. Так, выступая 15 августа на церемонии по случаю 73-й годовщины освобождения Кореи от японского колониального ига, Мун Чжэ Ин предложил создать общую экономическую зону Юга и Севера после ликвидации военной напряжённости в регионе. Появление такой зоны в пограничных районах провинций Кёнгидо и Канвондо способствовало бы, по его мнению, созданию новых рабочих мест, развитию малого и среднего бизнеса, процветанию региона в целом.

В качестве первоначальных проектов для построения экономического сообщества двух Корей южнокорейский лидер предложил до конца года соединить автомобильные и железные дороги. Кроме того, президент предложил создать «железнодорожное сообщество Северо-Восточной Азии» с участием двух Корей, США и четырёх стран Азии, которое станет основой процветания Северо-Восточной Азии и началом многосторонней системы безопасности в регионе. По его словам, за 30 лет совместные проекты могли бы принести региону 150 млрд долларов. Однако всё это будет возможно только при условии полного отказа Севера от ядерной программы.

Ратификация Пханмунчжомской декларации

Еще один важный для автора тренд – стремление придать больший вес Пханмунчжомской декларации, принятой лидерами Севера и Юга на саммите 27 апреля 2018 г.

По данным опроса агентства Korea Gallup от 21-22 августа, 71,8% опрошенных считают, что декларация должна быть ратифицирована Национальным собранием. За ратификацию и спикер Национального собрания Мун Хи Сан, по мнению которого ратификация должна быть завершена в период после 9 сентября, когда будет отмечаться 70-летие основания КНДР, до межкорейского саммита в Пхеньяне.

КНДР поддерживает эту идею. Как комментирует ситуацию ЦТАК, выполнение исторической Пханмунчжомской декларации – единодушное стремление и крепкая воля корейской нации; положительная атмосфера за три месяца после принятия декларации от 27 апреля – хорошо, но это всего лишь первый шаг. Решения ждет целая серия вопросов, в том числе развитие межкорейских отношений, смягчение военной напряженности и установление на Корейском полуострове прочной системы мира. «Следует крепко придерживаться принципа национальной самостоятельности и открывать переломную фазу улучшения и развития межкорейских отношений независимо от изменения окружающей среды и ситуации» и не повторять ошибок прошлого, когда итоги саммитов 2000 и 2007 г. были обнулены из-за происков враждебных сил.

«Мы больше не враги»?

Как стало известно, министерство обороны Республики Корея рассматривает вариант исключения из «Белой книги по вопросам обороны» фразы о вражеских отношениях с северокорейскими правительством и армией. По словам представителя правительства, сейчас рассматривается вариант о замене слова «враг» на фразу «военная угроза». Слово «враг» может быть также исключено из южнокорейского учебника по военной стратегии.

Такая смена формулировок – не новость. В 2004 и 2008 годах Северная Корея обозначалась как «непосредственная военная угроза» или «непосредственная серьёзная угроза» для безопасности Республики Корея. Ранее использовалось также словосочетание «главный враг». Впервые оно было включено в «Белую книгу» в 1995 году, после того как на рабочих межкорейских переговорах представитель КНДР Пак Ён Су пообещал «утопить Сеул в море огня». В 2004 году словосочетание «главный враг» перестали употреблять, но в 2010 году слово «враг» появилось снова из-за артиллерийского обстрела Севером острова Ёнпхёндо. В «Белой книге» 2016 года также говорится, что оружие массового поражения, кибератаки и возможные теракты со стороны Севера представляют серьёзную угрозу для государства и пока она сохраняется, северокорейские правительство и армия являются врагами Республики Корея.

Оппозиция критикует намерения правительства, заявляя, что ядерная и ракетная угрозы со стороны Севера по-прежнему существуют, и исключение слова «враг» из «Белой книги»  преждевременно.

Кроме того, Южная Корея постепенно уберет около 10 пограничных постов, расположенных в демилитаризованной зоне на границе с Северной Кореей. Как сообщил (ныне смещенный, но об этом – отдельно) министр обороны Южной Кореи Сон Ён Му, снятие постов будет проведено на экспериментальной основе, и КНДР также предпринимает шаги в этом направлении. По его словам, сначала будут выведены пограничные силы, расположенные в пределах километровой зоны от границы в КНДР.

Также Юг и Север Кореи вернули в рабочее состояние линию телефонной и факсимильной связи, проходящую через межкорейскую границу на её восточном участке. Она была повреждена в результате лесного пожара в 2010 году и с тех пор не действовала. Тем самым экстренная связь между военными двух Корей полностью восстановлена. 16 июля была введена в действие аналогичная линия связи на западном участке границы.

В завершение – «голос народа». Согласно результатам опроса телерадиокомпании KBS, 20,6% респондентов положительно относились к КНДР под руководством Ким Чен Ына. Этот показатель повысился на 18,8% по сравнению с прошлым годом. На вопрос о северокорейской ядерной проблеме 47,4% респондентов ответили, что она с трудностями, но всё-таки разрешится. Этот показатель резко вырос по сравнению с прошлым годом, когда он составил 23,1%. Между тем, число респондентов, положительно отзывающихся о необходимости воссоединения страны, уменьшилось, составив 66%, что на 6,7% меньше чем в прошлом году. Для сравнения: согласно опросам лета-осени 2017 г. половина южнокорейцев (50,4%) поддерживала идею превентивного удара по Северной Корее. Против были 42 %.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×