19.08.2018 Автор: Константин Асмолов

Кэсонский комплекс: бизнесмены не теряют надежды

NOR67355334

На фоне развития межкорейского диалога автор хотел бы обратить внимание на ситуацию вокруг разговоров о возможном открытии Кэсонского промышленного комплекса и в меньшей степени туристической зоны в горах Кымгансан. Напомним, что эти проекты были зримым доказательством межкорейского сотрудничества, однако в 2008 г. Кымгансанский туристический комплекс, работавший с 18 ноября 1998 г., был закрыт в результате инцидента с убийством южнокорейской туристки северокорейским часовым, а в 2016 г. пришла очередь Кэсона.

10 февраля 2016 года в ответ на запуск Пхеньяном МБР и четвёртое ядерное испытание правительство РК прекратило сотрудничество с КНДР. В качестве обоснования 14 февраля 2016 года тогдашний министр по делам воссоединения Хон Ён Пхё заявил, что 70% зарплаты северокорейских работников Кэсонского комплекса забирало государство, и эти средства шли на развитие ядерной и ракетной программ. До закрытия Кэсонского комплекса там работали в общей сложности 54 тыс. человек, общий фонд зарплаты которых составлял 100 млн долларов в год.

Разумеется, когда власть в РК переменилась, этот шаг, к которому постоянно призывали правые, свалили на отстраненную от власти Пак Кын Хе.

При консерваторах судьба объекта нередко использовалась в пропаганде в стиле «КНДР приступила к полномасштабному присвоению имущества южнокорейских компаний».

3 октября 2017 г. американская радиостанция «Свободная Азия», ссылаясь на источники в Китае, сообщила, что КНДР более шести месяцев скрыто использует мощности южнокорейских текстильных фабрик. Оказывается, в Кэсоне без разрешения южнокорейской стороны запущено 19 фабрик — часть продукции уходит на внутренний рынок, но основная часть заводов занята выполнением заказов из Китая.  В ответ 10 октября в министерстве по делам воссоединения сообщили, что Пхеньян не должен нарушать право собственности южнокорейских компаний на их имущество, — правительство РК приложит усилия для выяснения истинного положения дел в Кэсоне и примет необходимые меры.

12 октября 40 представителей компаний, работавших в Кэсонском комплексе, подали в министерство по делам воссоединения заявку на посещение Севера, дабы проверить данные о несанкционированном использовании Севером южнокорейских заводов.

16 ноября на основе опроса 98 экспертов по вопросам воссоединения, международных отношений и безопасности Институт экономических исследований концерна Hyundai представил доклад о необходимости возобновления Кымгансанского туристического проекта. В нём указывается, что такой точки зрения придерживаются 86,8% экспертов. 61,2% респондентов считают данный комплекс символом мира и примирения двух Корей. 29,6% называют его «окном для взаимного понимания». Лишь 9,2% указали, что это просто туристический объект. Стоит отметить, что 63,3% экспертов считают высокой вероятность возобновления работы комплекса при нынешнем правительстве.

В декабре 2017 г. правительство РК собиралось выделить пострадавшим от закрытия компаниям дополнительную финансовую помощь, а те писали в открытом письме, что озвученная сумма не соответствует их требованиям, но руководство предприятий, работавших в Кэсоне, понимает усилия властей по оказанию им поддержки. Хотя, по сути, бизнесмены требовали от новой власти покрыть им не только потерянное имущество, но и упущенную выгоду. По подсчётам правительства, закрытие комплекса привело к убыткам в размере 720 млн долларов. Из этой суммы 74,2% были выплачены пострадавшим компаниям. Однако сами предприятия указывают, что реальный ущерб составляет 1,4 млрд долларов.

Отметим, что в 2017 г., когда автор посещал КНДР, его коллеги задавали вопрос о том, возобновится ли сотрудничество если новая власть откроет Кэсон. Ответом было: будет хорошо, если сотрудничество будет трехсторонним, с участием России, и пусть южане не думают, что ответные действия на этом направлении будут подарком. Север получал от него меньшую пользу, чем Юг, бизнесмены которого использовали сверхдешевую, по сравнению с южнокорейской, рабочую силу.

26 февраля 2108 г., уже на фоне олимпийского потепления, Временный комитет южнокорейских компаний, работавших в Кэсоне, в пятый раз подал заявку на посещение Севера с целью проверки состояния своего производственного оборудования, которое простаивает без ухода более двух лет.

На межкорейском саммите в апреле данный вопрос не поднимался, однако некоторые деловые круги РК возлагали большие надежды на возобновление работы Кэсонского комплекса, Кымгансанской туристической зоны и других совместных проектов. Компания «Хёндэ Асан» заранее представила план проверки всех объектов Кымгансанского туристического проекта в рамках подготовки к его возможному возобновлению, хотя не меньшая значительная часть деловых кругов полагала, что до восстановления межкорейского экономического сотрудничества ещё далеко, учитывая необходимость снятия международных санкций.

Тем не менее проведенный опрос среди владельцев 101 компаний, работавших в Кэсоне, показал, что  27 компаний вернутся сразу же, как только комплекс вновь откроют, ещё 70 подождут — посмотрят, и лишь 4 не вернутся ни при каких обстоятельствах. Главной причиной привлекательности Кэсона 80% назвали дешевизну рабочей силы.

8 июня впервые после его закрытия южнокорейская делегация отправилась в Кэсон для подготовки к созданию совместного пункта оперативной связи. В её состав вошли 14 человек, в том числе представители фонда поддержки Кэсонского комплекса. Делегация, возглавляемая заместителем министра по делам воссоединения Чхон Хе Соном, в течение семи часов осматривала здания на территории комплекса, чтобы подобрать наиболее подходящее место для размещения офиса пункта связи, и нашла, что осмотренные объекты в целом находятся в хорошем состоянии. Но учитывая, что долгое время они находились без должного ухода, необходимо провести ряд ремонтных работ.

СМИ РК сделали из этого вывод, что после начала работы совместного пункта оперативной связи для возобновления работы комплекса будут созданы технические условия. Однако правительство РК сохраняет позицию о том, что этому должны предшествовать меры по денуклеаризации и обсуждение данного вопроса зависит от результатов саммита США и КНДР.

14 июля Ким Чжин Хян, возглавляющий Комитет по управлению комплексом и совмещающий должность директора соответствующего Фонда призвал как можно скорее возобновить работу комплекса, который считался самым успешным проектом межкорейского сотрудничества. «Межкорейское экономическое сотрудничество не может обсуждаться без возобновления работы технопарка в Кэсоне!». Решение закрыть Кэсон Ким назвал «абсолютным провалом, что привело к ухудшению ситуации в сфере мира, экономики и безопасности. Северная Корея совершенно не пострадала от сворачивания сотрудничества». Также Ким парировал заявления критиков, которые считают, что технопарк в Кэсоне был своего рода «подарком» режиму КНДР. «Технопарк в Кэсоне не был каким-либо одолжением или помощью для КНДР. Он был нужен нашей экономике, которая оказалась в западне низких темпов роста».

Однако Госдепартамент США продолжает возражать против возобновления работы комплекса. Об этом представитель внешнеполитического  ведомства США заявил в эфире радиостанции «Голос Америки» 31 июля 2018 г.: решение о закрытии Кэсонского комплекса в 2016 году принималось как ответная мера на растущую угрозу со стороны Севера и открытое игнорирование резолюций Совета Безопасности ООН.

Ранее, 27 июля, спецпредставитель госдепа Марк Ламберт специально собрал 15 представителей бизнеса, включая Hyundai Asan, KORAIL and KT, и предупредил, что южнокорейским компаниям стоит умерить рвение в попытках развивать сотрудничество с КНДР.

В тот же день 31 июля в северокорейской газете «Нодон синмун» была опубликована статья под названием «Камень преткновения в отношении двух Корей» с критикой в адрес южнокорейского правительства, которое по-прежнему придерживается антисеверокорейских санкций. В статье также содержится требование возобновить работу Кэсонского индустриального комплекса и туристическую программу в горах Кымгансан. Ранее министерство по делам воссоединения временно приостановило рассмотрение заявки на поездку в Кэсон работавших там представителей бизнеса, но «именно сейчас наступил тот момент, когда стоит пересмотреть отношения двух стран с другой точки зрения», заявляет северокорейская газета.

3 августа министерство по делам воссоединения РК также высказало свою позицию: рассмотрение вопроса о возобновлении работы Кэсонского индустриального комплекса возможно только после снятия санкций  против КНДР. Представитель министерства Ли Ю Чжин подчеркнула неизменность позиции министерства по данному вопросу и отметила, что администрация президента придерживается схожей позиции, так что дальнейшая судьба комплекса целиком зависит от успеха в решении ядерной проблемы КНДР.

Похожую позицию 10 июля высказали по Кымгансану: для возобновления туристических поездок в северокорейские горы Кымгансан необходимо продвижение в деле денуклеаризации КНДР, что подтолкнёт экономическое сотрудничество двух Корей. Также необходимо договориться по проблеме обеспечения безопасности южнокорейских туристов. Представитель министерства отметил, что стороны смогут решить данные вопросы путём переговоров по мере формирования нужных условий, но в настоящее время всё внимание сосредоточено на предстоящей встрече разделённых семей.

Между тем, как свидетельствуют результаты опроса, проведённого с 25 по 28 июня агентством Korea Research по заказу исследовательской службы Национального собрания, более 60% южнокорейцев поддерживают возобновление Кымгансанской туристической программы и работы Кэсонского комплекса. При этом 53% респондентов считают, что в воссоединении Кореи нет необходимости, если Юг и Север Кореи смогут наладить мирное сосуществование. 77,8% считают нежелательным форсировать воссоединение Корейского полуострова.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×