09.08.2018 Автор: Константин Асмолов

Мун против президентов и олигархов

MOKR563423423

Сегодня мы в очередной раз поговорим о том, как в Южной Корее идут борьба с коррупцией и попытки посадить экс-президентов.

Начнем с Пак Кын Хе, которая, как и ожидал автор, получила в дополнение к своим 24-м годам тюрьмы еще 8. 20 июля суд Центрального административного округа Сеула признал ее виновной во вмешательстве в процесс отбора кандидатов для участия в выборах и получении от Национальной службы разведки средств «на особую деятельность».

По первому вопросу имеется в виду то, что после попытки внутрипартийного переворота Пак призывала голосовать не за консервативную партию в целом, а за конкретных людей, которым она доверяет, и старалась вычистить из списков тех, кто устроил «бунт на корабле». Кроме того, по мнению следователей, экс-президент отдала приказы о проведении фальсифицированных опросов общественного мнения перед всеобщими выборами 2016 года для того, чтобы выдвинуть своих знакомых в качестве кандидатов в депутаты от правящей партии. Это деяние квалифицируется как вмешательство в проведение выборов. В итоге – шесть лет.

По второму вопросу речь идет о том, что президентские советники получали от спецслужб средства «на особую деятельность», которые должны расходоваться на сбор разведывательной информации и деятельность по обеспечению безопасности страны. На деле эти средства играли роль взяток, в обмен на каковые президента держали в информационном коконе, что не могло не повлиять на качество решений.

Прокуратура требовала 15 лет лишения свободы, однако суд посчитал, что указанные расходы незаконно использовались администрацией президента, но не выплачивались непосредственно Пак Кын Хе. Единственный доказанный эпизод – то, что она требовала от бывшего главы службы разведки Ли Бён Хо передать бывшему главе президентской администрации Ли Вон Чжону 140 тыс. долларов, за что она получила еще два года.

Кроме того, Пак Кын Хе приговорена к штрафу в размере 3,3 млрд вон или 2,9 млн долларов. Сама экс-президент не присутствовала на заседании, так как считает суды в отношении нее «политически мотивированными» и игнорирует судебные слушания.

Теперь о другом экс-президенте: Ли Мен Баке. Здесь тоже «люди работают», но шокирующих новостей нет, хотя автор рассчитывает на то, что вскроется многое.

Вспомним хотя бы дело компании ВВК, через которую в 2001 году было похищено около 42 миллионов долларов. Ее формальный глава Ким Кён Чжун, он же Кристофер Ким, утверждал, что когда в 2000 г. он создал ВВК, на деле она принадлежала Ли Мен Баку, который тогда занимал пост мэра Сеула. Когда начался скандал, Кристофер Ким был вынужден бежать в Америку, а Ли спасло то, что он был избран президентом: 5 декабря 2007 г. после тщательной проверки Центральная прокуратура Сеула заявила, что кандидат в президенты Ли не виновен, обвинения в его адрес безосновательны, доказательств, подтверждающих, что Ли Мён Бак занимался отмыванием денег, нет, а контракт, ранее фигурировавший в деле в качестве доказательства, – подделка.

В 2007 году Ли Мен Бак в обмен на масштабные закупки американского оружия договаривается с правительством США на экстрадицию Кристофера Кима в Корею и прячет его на 10 лет в тюрьму. Освобождается он только в апреле 2017 года и немедленно депортируется в США. Теперь адвокаты Ли будто бы предлагают Кристоферу 300 тысяч долларов за молчание.

9 апреля РК Ли Мён Баку были предъявлены обвинения по 16 пунктам, включая получение взяток, уклонение от уплаты налогов, злоупотребление полномочиями. Ли Мён Бак подозревается в получении взятки на сумму 11 млрд вон или 10 млн 200 тыс. долларов, включая 6,5 млн долларов от Национальной службы разведки РК в период с апреля 2008 года по сентябрь 2011 года, то есть сразу после вступления в должность главы государства. Помимо этого, экс-президент обвиняется в получении 5 млн 850 тыс. долларов от компании Samsung Electronics, которые были потрачены на судебный процесс компании-производителя автомобильных запчастей DAS в США. Реальным владельцем этой компании, по мнению прокуратуры, является сам экс-президент.

К тому же, обвинение считает, что Ли Мён Баком были получены взятки в размере 2,25 млрд вон от Ли Баль Сона, бывшего начальника Woori Finance Holdings Co; 500 млн вон от Daebo Group, оператора в Сеуле на скоростных остановках; и 400 миллионов вон от бывшего законодателя Ким Со Нама.

Ли также обвиняют в том, что с 1991 по 2007 год он незаконно присвоил денежные средства компании DAS на сумму 33,9 млрд вон (31 млн 700 тыс. долларов), которые были потрачены на незаконную политическую агитацию и на семейные нужды. Наконец, Ли обвиняют также в уклонении от уплаты корпоративного налога в размере почти 3 млн долларов.

Что касается злоупотребления полномочиями, то Ли Мён Бак оказывал давление на государственные органы, чтобы они помогали компании DAS на судебных процессах в США, а также в незаконном раскрытии конфиденциальной информации и сокрытии фактов, в том числе дела ВВК.

Суд Центрального административного округа Сеула передал это дело в 27-й уголовный отдел, который занимается делами, связанными коррупцией. Указывается, что суд включил данное дело в категорию особо важных, учитывая общественный интерес.

Ожидается, что судебное разбирательство не будет гладким, так как Ли Мён Бак опровергает большинство обвинений прокуратуры. Он неоднократно заявлял, что не знает о взятках, а компанией DAS владеет его старший брат Ли Сан Ын. Само расследование экс-президент считает политической местью. Даже из тюрьмы он выступает с заявлениями типа «не признаю легитимность обвинений прокуратуры, которая стала марионеткой действующих властей и следует сфабрикованному сценарию. […] Защитите страну!». Прокуратура, однако, намерена вести расследование и продолжить следствие против родственников обвиняемого, включая жену, сына и старшего брата экс-президента.

18 апреля Суд Сеула частично удовлетворил требование прокуратуры и арестовал часть имущества Ли Мен Бака, включая его квартиру в Сеуле, принадлежащее ему здание одного из заводов и земельный участок, а также часть активов. Общая сумма замороженного имущества равняется размеру предположительно полученных Ли Мен Баком взяток в размере 11,1 миллиардов вон (более 10 миллионов долларов). При этом обвинение хотело арестовать все имущество, но суд счел необходимым заморозить лишь активы, равные суммам предполагаемых взяток.

3 мая в суде Центрального административного округа Сеула начались предварительные слушания по делу бывшего президента РК Ли Мён Бака. Ответчик на слушаниях не присутствовал. На этой стадии суд заслушивает мнения прокурора и защитников, составляя план изучения доказательств.

23 мая в зале судебных заседаний № 417  суда Центрального административного округа Сеула состоялось первое слушание по делу Ли Мён Бака. Зал и время были выбраны символично – именно в этом помещении признали виновными троих бывших президентов страны – Чон Ду Хвана, Но Тхэ У и Пак Кын Хе. В этот день отмечается девятая годовщина смерти бывшего президента страны Но Му Хёна, которого его сторонники считают жертвой консерваторов.

4 июля Комитет по аудиту и инспекциям представил результаты проверки проекта улучшения водного бассейна четырёх главных рек, инициированного бывшим Ли Мён Баком в бытность главой государства. Выяснилось, что тогда заинтересованные ведомства скрывали недостаточную эффективность проекта и его отрицательные последствия.

Например, министерство сухопутных территорий и транспорта без каких-либо предварительных процедур исполнило распоряжение Ли Мён Бака об углублении русла реки Нактонган до 6 метров. При этом не было подготовлено технико-экономическое обоснование. В министерстве экологии скрыли, что данный проект приведёт к ухудшению качества воды. Министерство планирования и финансов, следуя указанию о сокращении времени строительства, отменило предварительное технико-экономическое обоснование. Подобный подход привёл к тому, что эффективность проекта составила лишь 6 млрд долларов, хотя в его реализацию было вложено около 30 млрд долларов. Одной из целей было решение проблемы нехватки воды. Фактически ситуацию удалось улучшить лишь на 4%. Кроме того, общее качество воды ухудшилось, хотя первоначальная цель состояла в улучшении. Комитет по аудиту и инспекциям пытался получить комментарии Ли Мён Бака, но он отказался от сотрудничества.

26 июля аналогичным образом разобрали по косточкам другой проект экс-президента – т.н. «дипломатию природных ресурсов». Согласно отчёту, Корейская государственная нефтяная корпорация, Корейская газовая корпорация и Корейская корпорация минеральных ресурсов инвестировали  в зарубежные проекты «с низким стратегическим значением» (или просто экономически неэффективные) в общей сложности 25 трлн вон или 22,5 млрд долларов. Общая сумма убытков составила 13 трлн вон или 11,5 млрд долларов.

Немного про иные громкие коррупционные дела. Вокруг Международного олимпийского комитета вспыхнул скандал, связанный с тем, что 27 его членов, в том числе 12 представителей Африки, подозреваются в сговоре с крупным бизнесом Южной Кореи. В обмен на голоса в поддержку заявки Пхенчхана на выборах столицы Олимпиады-2018 этим людям обещали крупные спонсорские контракты и прочие материальные блага.

На этом фоне в РК началась работа специальной следственной группы по поиску незаконных финансовых средств и возвращении из офшоров неуплаченных налогов. Инициатором её создания стал президент Мун Чжэ Ин, который назвал подобное уклонение от уплаты налогов антиобщественным действием при том, что в прошлом 2017 году за рубежом осело более миллиарда долларов. Это на 60% больше, чем в 2012 году.

Группа состоит из 17 человек, среди которых сотрудники прокуратуры, комитета финансового контроля, налогового и таможенного управлений. Возглавил её Ли Вон Сик, который в последнее время и расследовал дело Чхве Сун Силь. Ожидается, что в первую очередь группа будет вести расследование в отношении крупных компаний, подозреваемых в сокрытии средств за рубежом. Де-факто группа будет искать деньги Чхве Сун Силь и Ли Мён Бака, а также холдинга Ханчжин.

Как кажется автору, обвинение Ли Мен Бака идет непросто, хотя реальных улик в данном случае куда больше. Но Ли является куда более весомой политической фигурой, чем Пак. Между тем, на фоне определенных экономических и внутриполитических сложностей политики Муна привлечение внимания к таким громким делам может оказаться важнее, чем кажется.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×