04.08.2018 Автор: Константин Асмолов

Новые подробности дела об убийстве Ким Чен Нама

4431

Прокуратура Малайзии наконец предъявила обвинение двум подозреваемым в убийстве Ким Чен Нама, старшего брата лидера Северной Кореи, в аэропорту Куала-Лумпура. Гражданка Индонезии Сити Айша и гражданка Вьетнама Доан Тхи Хыонг распылили в лицо Ким Чен Нама нервно-паралитическое вещество фосфорорганической группы, VX или его предположительно бинарный аналог VS.

Таким образом, прокуратура отвергла версию обвиняемых, утверждавших, что они не понимали, что совершают убийство и думали, что участвуют в реалити-шоу. Как заявил представитель обвинения Ван Шахаруддин, чтобы совершить преступление с использованием ядовитого вещества, они должны были тренироваться. Обвинение считает, что девушки знали, что обращаются с высокотоксичным веществом, а также о том, что должны смыть его с себя в течение 15 минут. Правда, тогда не понятно, почему обе обвиняемые не пытались скрыть улики в виде загрязненной ядом одежды, и вообще не покинуть страну как можно скорее.

Из допросов Доан известно, что она не знала, что маслообразная жидкость, которой она намазала лицо жертвы, была отравленной, и после у нее не было никаких аллергических реакций, жжения или головокружения.

Да, на момент пранка обе ее руки были покрыты маслянистой жидкостью, которую нанес фигурант по прозвищу г-н Y. Обмазанного человека она считала нанятым актером, а после пранка бросилась в туалет на втором этаже, чтобы вымыть руки, потому что они были липкими и вонючими – ранее она использовала только лосьоны.

Доан также сказала, что через два дня она вернулась в аэропорт, чтобы выполнить еще один пранк по указанию г-на Y и получить деньги за пранк от 13 февраля 2017 года. Однако телефон Y был отключен, и тут-то ее и арестовали власти. Это тоже весьма интересный момент, получается, что организатор теракта фактически подвел свою исполнительницу под полицию, чтобы ее точно схватили, ибо к этому времени ее фото в яркой футболке со словом «LOL» уже было распространено.

Следователь Ван Азирул Низам Че Ван Азиз согласился с мнением адвоката, что Доан не воспользовался возможностью уничтожить улики, хотя у нее была возможность для этого, но не согласился с тезисом, что обвиняемая не собиралась убивать жертву.

Также в суде были показаны два видеоролика пранков, выполненных Доан в Ханое. Прозвучали в суде показания Нгуен Бить Тхуй, которая была коллегой Доан в клубе «Семнадцать» в Ханое в период с 2014 года по май 2016 года. Именно она представила Доан человеку корейско-вьетнамского происхождения по имени «Ли» 27 декабря 2016 года, за два месяца до убийства. «Ли» сказал, что он приехал во Вьетнам, чтобы найти женщину-актера, но Нгуен отклонил предложение, поскольку у нее была семья и маленький ребенок. И тогда она вспомнила про Доан.

Кроме того, Нгуен упомянула о разговоре между Ли и Доан, где Доан попросили красиво одеться и ходить перед кем-то, а затем вылить некую жидкость на ему голову. Также Ли заявлял, что фильм, о котором идет речь, будет сниматься в нескольких странах, включая Лаос, Таиланд, Южную Корею и Малайзию, — и это интересно сочетается со слухами о том, что Доан ездила в Южную Корею по именному приглашению одного из ее постоянных клиентов эскорт-сервиса. По словам Нгуен, Доан обещали визу и постоянную зарплату во время путешествий.

Следующее заседание суда состоится 16 августа, и ожидаются жаркие споры, так как главный представитель защиты Гуй Сун Сенг заявил, что на самом деле у обвинения недостаточно улик, чтобы доказать факт предварительного сговора и общего умысла на убийство у Доан и Ли. Пока выходит, что с каждой из девушек работала разная команда, и лично встретились они только в момент покушения.

По сути, все обвинение было основано на кадрах камер видеонаблюдения и наличии продуктов разложения VX на футболке Сити Айсия. Но на кадрах видна только фигура, втирающая что-то в лицо человека.

То, что обвиняемая Сити Айсия пошла в туалет и помыла руки, по мнению адвоката, чистая догадка обвинения. Нет видеозаписи, на которой она идет в туалет, и не найдено никаких следов химического вещества ни в туалете, ни на пути ее продвижения. Более того, адвокат заявил, что футболка без рукавов, которую, как утверждалось, носила Сити Айсия, не имела никаких следов ее ДНК, и никаких следов яда не было найдено под ее ногтями.

«Обвинение должно доказать, что она была в футболке в день инцидента. Но не было найдено никаких следов ее ДНК по сравнению с рубашкой, которую носил второй обвиняемый. Если следы химического вещества были найдены на рубашке, вы должны найти следы ДНК. Эту рубашку действительно носил обвиняемый?».

Гуи напомнил о показаниях, данных следователем, где, как утверждалось, футболка была упакована в черный пластиковый пакет, но химик-эксперт в своих показаниях сказал, что получил ее в прозрачном пакете.

Он также отметил, что следователь не проверил мобильный телефон Сити Айсия, — и пока известно только то, что она писала знакомым, что работает актрисой, и ее контракт будет продлен. В общем, подзащитных нельзя обвинять в умышленном убийстве ввиду отсутствия такого умысла – все их поведение указывает на веру в пранк, и обвинение должно доказать, что девицы знали, что имеют дело с ядом.

Кроме того, выяснилось, что обнародованные ранее имена четырех северокорейцев – скорее догадки, и то, что четыре человека, которые обрабатывали исполнительниц, и четыре северокорейца, которые покинули страну, одни и те же лица, тоже еще надо доказать.

Попутно выяснилось много интересного про депортированного Ли Чжон Чхоля, который ранее позиционировался прессой и спецслужбами РК как главный организатор убийства и изготовитель яда, но быт отпущен в связи с недостатком улик. Как выяснилось по итогам анализа его компьютера и мобильных телефонов, он был или сотрудником спецслужб или человеком, активно занимавшимся нелегальной или полулегальной торговлей.

The Wall Street Journal посвятил Ли целую статью. Оказывается, он помогал экспортировать пальмовое масло и мыло стоимостью в сотни тысяч долларов в пхеньянскую торговую компанию Singwang Economics & Trading General Corp, контролируемую военными и находящуюся под санкциями ООН и США; договаривался о закупке 50 000 бутылок итальянского вина стоимостью $250 000, хотя оно является санкционным продуктом; переписывался с хакерами (из числа этнических корейцев) в Китае о планах украсть и перепродать американское программное обеспечение, используемое в компьютерной томографии, и покупал подержанные японские строительные краны, которые Северная Корея использовала в своей ракетной программе. За девять месяцев до января 2017 года он отправил Северную Корею товаров на сумму в 250 тысяч долларов.

В Малайзии он находился с конца 2013 года как представитель своего дяди, известного в КНДР ученого традиционной медицины. Жил вместе с семьей, что, как считается, означает высокий статус, а его дочь-подросток училась в Help University, частном колледже (который в 2013 году наградил Ким Чен Ына почетной докторской степенью в области экономики) и выступала в качестве переводчика на деловых переговорах.

В период перед убийством Кима Ли планировал импортировать северокорейский уголь в Малайзию через Россию и обсуждал создание совместного рисоводческого предприятия между малайзийскими фирмами и северокорейской компанией, контролируемой Министерством сельского хозяйства КНДР.

Кроме того, среди тысяч электронных писем есть изображение с автомобиля марки Naza Ria с контактной информацией продавца на приборной панели. Такая же машина, по данным малайского следствия, вывезла северокорейских агентов из аэропорта после убийства. Тут, правда, есть некая нестыковка, поскольку, по данным все того же следствия, северокорейские организаторы убийства предположительно покинули страну в день преступления.

Заметим, что на этом фоне версия автора о том, что Ким Чен Нама убили не северяне, а целью было прикрыть осуществлявшуюся через Малайзию систему северокорейской торговли, получает косвенное, но подтверждение. Кима убили как куратора процесса, а Ли, через которого проходили существенные денежные потоки, арестовали и пытались устранить по ложному обвинению.

И новость в качестве «вишенки на торт»: после того, как власть в Малайзии поменялась, начинаются разговоры о том, что посольство этой страны в КНДР снова откроется. Об этом заявил премьер-министр Махатхир Мохаммад в интервью изданию Nikkei Asian Review.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×