02.08.2018 Автор: Константин Асмолов

Проблема нелегалов и беженцев добралась до Республики Корея?

KOR7473234

7 июля 2018 г. перед мэрией Сеула прошла демонстрация, в которой приняли участие 700 человек. Люди вышли с плакатами «Ставьте корейцев выше беженцев», протестуя против политики региональной администрации острова Чечжудо, которая, по их мнению, наводняет Корею «поддельными беженцами». Среди лозунгов: «Сначала корейцы», «Мы хотим безопасности» и «Для кого существует эта страна?».

Петицию на сайте Голубого Дома с аналогичным содержанием подписали 615,534 человека, а на самом острове под иным воззванием на ту же тему поставили подпись 250 тысяч жителей.

Чтобы разобраться в ситуации, начнем с того, как вообще в РК возникла ситуация с нелегальными мигрантами и насколько мягко ее законодательство в отношении тех, кто желает получить статус беженца.

Количество иностранцев, находящихся в РК незаконно, на конец апреля 2017 г., достигло 220 510 человек, что составляет 10,8 % от общего числа иностранцев. Больше всего китайцев (48,6%), за ними следуют вьетнамцы (7,7%), американцы (7,3%), тайцы (5%) и филиппинцы (2,8%). Однако чуть более чем через год, на конец мая 2018 г. нелегалов было уже 312,346 человек.

Более половины иностранных рабочих заняты в сфере тяжёлого физического труда. По данным Национального статистического управления и министерства юстиции, в 2017 году по состоянию на май насчитывалось 1 млн 225 тыс. иностранцев в возрасте старше 15 лет, пребывающих в стране дольше 91 дня. Из них 24,5% не имеют страховки, а 73,2% не зарегистрированы в пенсионной системе. 11,6% иностранцев сообщили, что в течение года сталкивались с финансовыми проблемами. Почти половина из них не воспользовались медицинскими услугами, когда это было нужно, из-за нехватки средств. 60,8% из 800 тыс. иностранцев, работающих штатно, не имеют трудовой страховки.  Понятно, что у нелегалов ситуация еще хуже.

Увеличение числа нелегалов сказывается на повышении уровня преступности среди иностранцев. В 2016 году по сравнению с 2012 годом количество преступников из числа иностранцев выросло в 1,66 раза среди китайцев, в 4,3 раза среди выходцев из Таиланда, в два раза среди граждан Филиппин. Показатель наиболее активно растёт среди выходцев из стран, с которыми РК работает над расширением безвизового режима в целях привлечения туристов. В 2017 году количество правонарушителей иностранцев по состоянию на август составило 30,756 человек.

Важную часть нелегалов составляют те, кто попал в Южную Корею при помощи безвизового режима или в качестве туристов, благо правительственные меры по их привлечению значительно смягчили условия въезда.

В частности, на время проведения зимней Олимпиады в Пхёнчхане безвизовый режим был разрешён для групповых туристов из Индонезии, Вьетнама и Филиппин, после чего минимум 10 000 иностранцев остались в стране нелегально.

По данным министерства юстиции, на июль 2017 г. среди нелегалов, заехавших в РК, 72,054 человека прибыли по безвизовому режиму, а на август 2017 г. года их насчитывалось уже 95,718 человек. Это 38,9% от общего количества нелегалов в указанный период.

Конечно, борьба с нелегальной миграцией идет, но не особо успешно. В 2017 году в РК задержаны 13,255 иностранцев, находящихся в стране нелегально, и выявлены 2,549 южнокорейцев, нанимавших их на работу. Также в указанный период через «зелёный коридор» добровольно РК покинули 15,728 нелегалов.

Одновременно ведется работа по выявлению и наказанию брокеров, помогающих иностранцам попасть в страну нелегально, а также занимающихся их трудоустройством. Только в мае-июне 2018 г. было задержано 58 брокеров, которые открыто давали объявления о работе в Facebook и других социальных сетях, и 123 работодателя, которые незаконно наняли иностранных нелегалов.

Что же до проблемы беженцев, то РК присоединилась к Конвенции ООН о статусе беженцев в 1992 году. Через два года впервые в Азии был учреждён соответствующий закон и страна начала приём заявок. С того момента до конца апреля 2018 года такую заявку подали 38,169 человек, однако в качестве беженцев были признаны только 825. Также из гуманных соображений правительство разрешило 1,534-м иностранцам остаться в РК. Таким образом, удовлетворяются порядка 3% заявок, в то время как среднемировой показатель составляет 38%.

В период с 1994 по 2010 год в минюст РК обратились всего 2,915 человек, но после 2015 года показатель начал активно расти, а в 2017-18 гг. количество заявок просто скакнуло. Только с начала 2018 года получена 7,291 (по иным данным 8,348) заявка, и ожидается, что к концу года их число превысит 10 тысяч.

Такой скачок в самой РК связывают с тем, что после 2011 г. политическая ситуация на Ближнем Востоке начала ухудшаться, и это привело к резкому росту беженцев из региона по всему миру. Однако согласно СМИ Кореи, которые ссылаются на иммиграционную службу, 60% заявителей из числа иностранцев, кто просит предоставить статус беженца в Корее — граждане Казахстана, Узбекистана и России; потом идут Пакистан, Таиланд и Египет.

Возможно, дело в том, что, несмотря на высокий процент отказов, РК обеспечивает искателям статуса беженца довольно комфортные условия жизни. Если человек пересек границу страны (например, прибыл по безвизовому режиму на короткий срок), он может подать заявку и ждать рассмотрения, а в случае отказа – подать апелляцию (до трех раз) и легально пребывать в Корее от двух до пяти лет, пока заявка находится на рассмотрении. При этом Южная Корея разрешает искателям убежища работать после шести месяцев со времени подачи ходатайства еще до того, как оно будет принято, что создает проблему т.н. фиктивных или поддельных беженцев, которые за время, пока им окончательно откажут, успевают неплохо заработать.

Из-за традиционной моноэтничности и монокультурности страны это создает проблему, и реакция на беженцев в Корее почти такая же, как в Европе. Пресса любит подчеркивать, что число пытающихся получить статус беженца сегодня больше, чем общее число перебежчиков из КНДР в Южную Корею. Увеличивается и число граждан, обвиняющих беженцев в том, что они являются экономическими мигрантами, прибывшими за длинным долларом, источниками преступности и людьми, не желающими принимать корейскую культуру.

Собственно, с похожей позицией выступали и организаторы митинга в Сеуле. Дескать, они не против беженцев вообще, но не хотят, чтобы страна превратилась в аналог европейской страны, страдающей от «кризиса беженцев». РК не должна принимать иностранцев, которые пытаются наживаться на нашей политике во имя своих экономических интересов.

Учтем и общую ксенофобию. Как показали результаты опроса, проведённого агентством GRI Research, 61,1% респондентов не воспринимают иностранных рабочих в качестве неотъемлемой части южнокорейского общества. 13,4% отрицательно относятся к долгосрочному пребыванию иностранцев в РК или получению ими южнокорейского гражданства. 29,3% указали, что их отношение к иностранцам зависит от того, из какой они страны.

Теперь поговорим непосредственно про остров Чечжудо, который славится своей первозданной природой и самобытной культурой. Из-за этого появление там большой группы йеменцев, спасающихся от гражданской войны и голода в их стране, сразу бросилось в глаза.

Как утверждают злые языки, большинство йеменцев перебралось на остров из Малайзии, где им отказали в статусе беженца, сочтя обычными мигрантами, после чего они воспользовались облегченными правилами безвизового режима, которые отличают курортный остров. А поскольку всеми заявками такого рода на острове занимаются всего два чиновника, задержаться можно надолго, благо работа есть: каждый третий ресторан на острове незаконно нанимает иностранцев. Дополнительную пикантность ситуации придает то, что Йемен уже несколько лет находится в списке стран, которые гражданам РК без нужды посещать не рекомендовано.

Сейчас «йеменская община» острова насчитывает более 549 человек, а Иммиграционное Управление Чеджу заявило, что в 2018 году на получение статуса беженца подали заявления около 950 иностранцев, по сравнению с 312 за весь прошлый год. На йеменцев приходится 54,7 % заявителей, и в связи со столь внезапным увеличением показателя правительство смягчило ограничения на трудоустройство беженцев и начало предоставлять им медицинскую помощь.

Разумеется, в целом реакция общества неоднозначна. Правозащитные организации требуют более широкого подхода к проблеме, соответствующего эпохе глобализма, подчёркивая ответственность правительства. Традиционалисты указывают на опасный прецедент и пугают угрозой проникновения исламских террористов.

В этом контексте с 1 июня 2018 г. Йемен был включён в список стран, граждане которых не могут прилететь на Чечжудо без визы, а 20 июня президент РК Мун Чжэ Ин дал указание разобраться с ситуацией. Как сообщил представитель президентской администрации Ким Ый Гём, из гуманитарных соображений 500 беженцев из Йемена получат работу в сельскохозяйственной и животноводческой отраслях, а также бесплатные медицинские услуги и продукты питания. С другой стороны, во избежание конфликтов решено усилить патрулирование мест размещения беженцев. Помимо этого, йеменцам запретили покидать остров, отчего последние и столкнулись с проблемой пропитания.

25 июня управление провинции Чечжудо по делам иностранцев и миграционным вопросам приступило к усиленному рассмотрению заявок на получение статуса беженцев, поданных выходцами из Йемена. Правда, проверка заявки одного человека в любом случае занимает не менее шести часов, поэтому процедуру проходят 2-3 человека в день и на проверку всех йеменцев на острове уйдёт 6-8 месяцев.

29 июня министерство юстиции РК представило пакет мер по решению проблемы. Количество инспекторов, которые занимаются проверкой документов, будет увеличено, а срок рассмотрения заявок будет сокращён на 2-3 месяца. Власти намерены организовать тщательную проверку, чтобы не допустить в страну лиц, связанных с террористическими организациями или совершивших серьёзные преступления. Кроме того, продвигаются поправки в закон, направленные на предотвращение случаев злоупотребления законом о беженцах в личных и экономических интересах. Для тех, кому было отказано в статусе беженцев, будет упрощена система подачи апелляций. Временный запрет на передвижение йеменских беженцев сохранён.

В начале июля Министерство Юстиции арестовало 4-х адвокатов, 36 брокеров и 7 переводчиков по обвинению в сговоре, создании устойчивой преступной группы по оказанию услуг при подаче на визу беженца. В ходе оперативно-следственных мероприятий установлено, что фигуранты дела работали именно с фиктивными беженцами из числа йеменцев, учили, что и как говорить на собеседованиях, и брали за это по 5000$ с человека.

Окончательное решение проблемы, как видно, займет время, тем более, что с учетом демографической ситуации в РК и очень серьезного сокращения рождаемости правительству рано или поздно придется разрабатывать программу борьбы с целой серией последствий этого явления. Сокращение рождаемости часто приводит к тому, что недостаток рабочих рук замещается мигрантами, что, в свою очередь, влечет комплекс трудностей, связанных с принятием ими местных «правил жизни». Для традиционно монокультурной Кореи это – болезненная проблема, которая при неверном ее разрешении может привести к всплеску социальных проблем.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×