19.07.2018 Автор: Владимир Терехов

Июль собрал в Европе всех главных игроков

TMM6452342

Июль с. г. выдался на редкость богатым на значимые события в современной геополитической игре, собрав в Европе практически всех главных её участников.

Внимание политизированной общественности было занято, конечно, скандалами (всё менее приличными) в благородном семействе, которое продолжает обозначаться термином “Запад”. Но и манёвры основных компонент “Запада” вокруг двух других ведущих мировых игроков, то есть Китая и России, оказались не менее примечательными.

Все вместе указанные события предоставляют достаточно материала для того, чтобы порассуждать на самые общие и даже (не побоимся этого слова) вечные темы “Большой мировой политики”.

Например, насколько продуктивно продолжать рассматривать упомянутый “Запад” в качестве единой семьи? Или её основные члены уже де-факто находятся в состоянии развода, лишь прикрываемого брачным контрактом, который был заключён очень давно, совсем в других геополитических условиях и сегодня не стоит бумаги, на которой был написан?

Вообще говоря, этот вопрос можно было ставить уже на первых этапах интеграционного процесса, запущенного в послевоенной Европе. Например, сразу после заключения в 1957 г. Римского договора. Однако обруч “советской угрозы” продолжал стягивать берега Атлантического океана. С окончанием же холодной войны, принятия в 1993 г. Маастрихтского договора только неисправимый энтузиаст “Запада” не обращал внимание на возникший вопрос: “А, собственно, во имя чего?”.

Зачем американцы должны нести огромные расходы на содержание своего воинского контингента в пяти тысячах километрах от собственной территории по другую сторону Атлантического океана? Наспех сконструированная тема “международного терроризма”, кажется, испускает дух, а не менее искусственная “угроза со стороны России” (то есть реинкарнация той же “советской угрозы”) уже смотрится как надоевшее «дежа вю».

Почему американцы должны заботиться защитой тех, кто, как выясняется, не хочет тратиться на собственную оборону от той же России и, более того, реализует с ней взаимовыгодные проекты? Да ещё в условиях, не имеющих ничего общего с тем, что было в период холодной войны. Ибо за прошедшие с тех пор 30 лет нарисовался вполне реальный, новый главный источник вызовов американским интересам в лице Китая.

Все эти вопросы, задавать которые в “приличном западном обществе” до недавнего времени было признаком невоспитанности и плохого тона, возьми да и озвучь в 2016 г. новичок в “Большой политике” Дональд Трамп. На него снисходительно посматривали в период предвыборной борьбы, но ведь он-таки стал президентом страны-лидера “Запада”. Чего, видимо, вовсе не хотел, поскольку участвовал в американской президентской гонке, движимый, скорее, азартом, свойственным человеку от бизнеса.

Но тот же азарт теперь будет стимулировать его борьбу за избрание на второй президентский срок. И пока не видно, как вконец дискредитировавшая себя американская “элита” (большая её часть) сможет этому помешать. Аргумент о “русских хакерах, которые в 2016 г. помогли Д. Трампу,” выглядит ничтожным и жалким.

Здесь представляется уместным затронуть тему проникшего с “перестройкой” в нашу политологию вируса персонофикации движущих сил и значимых событий новейшей истории (“политика Горбачёва”, “курс Ельцина”).

Последствия инфицирования упомянутым вирусом сегодня особенно полно проявляется при описании феномена Д. Трампа. Нередко можно услышать многомудрые рассуждения о “специфическом образе мышления Трампа-бизнесмена, и это всё объясняет”.

Но само жёсткое привязывание исторических процессов к деятельности конкретных лиц прямо противоречит мировосприятию не только сторонников монотеистических религий, но и современных общественно-социальных теорий.

Дело даже не в том, что выставление на публичное обозрение неких (квази)решателей мировых проблем призвано прикрыть нити, идущие от них к шаловливым пальчикам представителей разного рода “закулисы”. Как публичные акторы, так и закрытые “клубы-масоны-финансовые интернационалы” представляют собой лишь пену на гребне исторической волны, “тело” которой составляет совокупность вполне обычных людей.

А на законный вопрос: “Кто же (или что) формирует и гонит указанную волну” ответим традиционным: “Тайна сия велика есть”.

Скорее всего, не отдавая себе в этом отчёта, Д. Трамп лишь воспроизводит корявые слова “рядового американца”, обращённые в сторону “дорогих союзников”: “ В обмен на наши вполне конкретные услуги вы продаёте воздух в виде клятв верности союзу с нами. То есть мало чем отличаетесь от китайцев, которые ежегодно объегоривают нас в торговле почти на 400 млрд долл., воруют наши передовые технологии, модернизируют с их помощью свою армию и делают гражданскую продукцию, которую нам же и сбагривают”.

И на фоне подобных проблем–настроений у ключевого союзника брюссельско-лондонские «политики», не брезгуя восточноевропейскими услугами, подсунули в июле Д. Трампу “проблему российской агрессии на Украине”, “крымский вопрос”, “угрозу “странам Балтии” и Европе в целом”, “отравление Скрипалей”, “нарушение разнообразных прав” (женщин, детей, секс-меньшинств, собак) и прочую лабуду. Не упуская подходящего случая (подвернувшегося как раз во время очередного этапа выяснения трансатлантических отношений) поиграть в антиамериканские игры с главным геополитическим оппонентом США, которого в первой декаде июля представлял в Европе премьер-министр КНР Ли Кэцян.

В ходе очередного европейского турне премьер Ли провёл в Софии (очередной) форум в формате “16+1” (который образует группа стран Восточной и Центральной Европы, а также КНР), после чего встретился с лидером ЕС канцлером Германии Ангелой Меркель. Которая, напомним, лишь месяцем ранее находилась с рабочим визитом в КНР.

Естественно, что Д. Трамп начинает собственные игры с Россией.

Здесь важно отметить, что в наборе карт, которыми располагает каждый игрок, сегодня особую значимость приобретает та, которая отражает качество и масштаб национальной экономики. Её нельзя подменить картой “военная мощь”, у которой своя специфическая функция, обозначавшаяся ещё в XVII в. надписями на пушках “последний довод королей”.

Эта ремарка имеет прямое отношение к инициированной Д. Трампом игре на российском направлении. Точнее сказать, едва ли американское руководство интересует её экономическая компонента. По очевидным, увы, соображениям малой весомости нынешней России в мировой экономике.

А вот мотив “задружить” Москву против Пекина просматривается легко. И здесь надо бдить. Представляется совсем неслучайным упоминание Китая в тех (всего нескольких) вступительных словах Д. Трампа на встрече с президентом В.В. Путиным в Хельсинки. России следует проявить готовность пойти достаточно далеко на пути улучшения отношений с США, но не ценой превращения в передовой барьер американской борьбы с главным геополитическим оппонентом.

Повторим, однако, что именно экономические аспекты сегодня находятся в центре идущего процесса переформатирования мироустройства и с акцентирования внимания на них начал свою деятельность на посту президента США Д. Трамп. Что с неизбежностью спровоцировало выход на поверхность трещин в теле “Запада”, которые, снова отметим, зародились давно.

В этом плане обвинения политической “элитой” США собственного президента в расколе “Запада” имеют не больше смысла, чем выражение несогласия с плохой погодой. Занимающиеся антитрамповскими (по существу, антиамериканскими) диверсиями в Корее, Европе, в политике относительно той же России, американские элитарии доиграются до своего “93 года” и установки на площади перед зданием Конгресса гильотины. Тем более что в США укрепляются позиции (крайне) левых.

“Гильотины” (“опломбированные вагоны”) появляются на горизонте той или иной страны тогда, когда элитарная “пена” совсем теряет связь с “волной”, на вершине которой располагается. Чаще всего, с излишними удобствами.

Такие невесёлые, в конце концов, ассоциации вызывают у автора цепь событий “Большой мировой политики”, случившихся в первой половине июля с. г.

Впрочем, почему невесёлые? Согласно определённым представлениям, и “93-й год”, и “гильотины”, и прочие “неприятности” (например, мировые войны) являются лишь неизбежными издержками в целом позитивно-прогрессивном движении колеса истории. Которое не в состоянии остановить всякого рода ретрограды-консерваторы.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×