18.07.2018 Автор: Владимир Терехов

Страны Океании пытаются встроить в антикитайскую игру

FORR

6 июля агентство Ассошиэйтед Пресс со ссылкой на австралийские и новозеландские официальные источники распространило сообщение о том, что на предстоящем в сентябре с. г. очередном саммите Форума островных государств Тихого океана (Pacific Islands Forum, PIF) представителями Австралии и Новой Зеландии будет инициировано подписание членами PIF нового Соглашения о безопасности, в котором будет учитываться фактор “роста влияния Китая в регионе”.

Однако высказывания по данному поводу министров иностранных дел Австралии и Новой Зеландии, выдержанные в достаточно общих и аккуратных в отношении Китая выражениях, не содержали в себе никакой конкретики относительно будущего документа.

Напомним, что Форум PIF (получивший нынешнее название в 2000 г.) был образован в 1971 г. главным образом усилиями двух его основных членов, то есть Австралии и Новой Зеландии. К настоящему времени, помимо двух последних, в него входят 16 независимых островных стран бассейна Тихого океана.

Наряду с организацией кооперационных связей в сфере экономики, важнейшей функцией PIF стало согласование усилий в области обеспечения безопасности. Базовым документом для этого послужила так называемая “Декларация Бикетава” (по названию одного из островов, входящих в Республику Кирибати), принятая в 2000 г. во время очередного саммита PIF.

В соответствии с указанной “Декларацией”, Австралия и Новая Зеландия, как “гаранты безопасности” стран-членов PIF, имеют право на введение своих воинских подразделений на территории любой из них с целью обеспечения внутриполитической стабильности.

PIF продолжает нести на себе “родовые” признаки формирования в период холодной войны, когда он дополнял пакт АНЗЮС (Australia+New Zealand+United States, ANZUS), то есть один из главных военно-политических союзов, созданных США с целью “сдерживания распространения коммунизма” в регионе Индийского и Тихого океанов (РИТО).

В нулевые годы мотивы сохранения оборонительных аспектов дальнейшего функционирования PIF получили новое обоснование в виде необходимости борьбы с только что возникшей “проблемой терроризма”.

Отметим, что в то время ещё только намечалось становление Китая в качестве второй мировой державы и потенциально главного геополитического оппонента США. Не терялась надежда на встраивание его в американоцентричный мир и поэтому обозначать тогда Пекин в качестве нового главного повода для поддержания деятельности в РИТО давно созданных военно-политических структур, считалось преждевременным.

“Переходную” роль в этом сыграл как раз пресловутый “терроризм”, период актуализации которого, видимо, завершается, и с неизбежностью наступает время всё называть своими словами. К месту представляется напомнить, что в период зарождения “проблемы (исламистского) терроризма”, американские эксперты, предпринявшие в конце 90-х годов первые попытки изучения нового “явления”, достаточно определённо показывали пальцем в сторону Лондона, как главного его “конструктора”.

В последние несколько лет основным объектом всестороннего и тщательного изучения основными мозговыми центрами США становится КНР, что является верным признаком восприятия Вашингтоном именно Китая в качестве главного источника вызовов американским геополитическим интересам.

Последнее, в свою очередь, мотивирует их смещение в РИТО, заявленное ещё во времена Барака Обамы и подтверждённое нынешним американским президентом. При этом актуализируются и “перенацеливаются” на КНР существующие военно-политические структуры, а также предпринимаются попытки формирования новых союзов антикитайской направленности.

Наиболее крупным проектом из разряда “новых” стала так называемая “Инициатива 4-х” (по журналистской терминологии “Четвёрка”), родившаяся ещё в 2007 г. Она представляла собой попытку реализации на практике по началу достаточно абстрактных рассуждений, которые вели американские политологи на тему необходимости создания “Азиатского НАТО”.

Военно-политическую “Четвёрку” должны были образовать США, Япония, Индия и Австралия. Этот проект претерпел два этапа актуализации и к настоящему времени, похоже, снят с повестки текущих политических событий в РИТО. По причинам, которые не раз обсуждались в НВО.

В этих условиях в глазах Вашингтона резко возрастает значимость АНЗЮС, на который, видимо, и предполагается возложить задачу контролирования ситуации в Тихоокеанской части РИТО.

Такова авторская общая оценка приведенного в начале сообщения АП, которую имеет смысл дополнить двумя ремарками.

Во-первых, до сих пор в процессе вполне успешного завоевания позиций в странах “третьего мира” (к которым относятся и все государства Океании) Китай использует свой главный внешнеполитический инструментарий, связанный с накопленным экономическим потенциалом. При этом объекты “китайского проникновения” не только не противятся, но в основном его приветствуют. С некоторыми не принципиального плана оговорками (в каждом конкретном случае своими). Применительно к островным государствам бассейна Тихого океана наиболее обсуждаемой является тема масштабов “теневой” компоненты китайской экономической экспансии. Достаточно уверенно можно полагать, что вряд ли в глазах руководства указанных государств выглядит реальной (и, тем более, угрожающей) перспектива подпадания под китайский военный контроль. Подобная перспектива, однако, весьма заботит, прежде всего, Вашингтон и, в определённой мере, нынешнюю Канберру. В мае-июне с. г. между КНР и Австралией прошла пикировка по поводу (якобы существующих) планов строительства китайской военной базы на территории Республики Вануату. Едва ли последняя (как, впрочем, и большинство других мелких тихоокеанских островных государств-членов PIF) проявят энтузиазм относительно проектов, в скрытой или явной форме нацеленных на встраивание в некие антикитайские военно-политические конструкты.

Во-вторых, Австралия (формально главное действующее лицо предстоящего в сентябре действа в PIF) находится в преддверии всеобщих парламентских выборов, итоги которых могут к лету 2019 г. резко изменить внутриполитическую карту страны. Нельзя исключать возвращения к власти лейбористов, которые были одними из главных “виновников” первого (в конце прошлого десятилетия) снятия с повестки дня проекта “Четвёрки”. “Китайская угроза” явно не их внешнеполитический конёк.

Впрочем и нынешние властные консерваторы находятся по отношению к Пекину и Вашингтону в крайне неудобной позе “политического шпагата”. При большем (по сравнению с лейбористами) тяготении к США в решении проблемы обеспечения национальной безопасности.

Как бы то ни было, но нынешнее руководство Канберры (явно не без поддержки Вашингтона), видимо, решило успеть “провернуть дельце” с PIF, не дожидаясь итогов предстоящих выборов в Австралии.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×