16.07.2018 Автор: Александр Орлов

К развитию ситуации в Сирии

3519a41e2eff8806744456f1

15 июля израильские истребители вновь атаковали позиции сирийской армии – на этот раз на севере страны. В результате ракетных ударов никто не пострадал. Власти САР назвали данное нападение «новым актом агрессии», отметив, что «это отчаянная попытка оказать поддержку бандам террористов, которые терпят поражение в провинции Дераа и Эль-Кунейтра», — говорится в сообщении, распространенном командованием ВС Сирии. Обращает на себя внимание, что это уже третья атака за неделю. 12 июля истребители еврейского государства нанесли ракетные удары по нескольким объектам в районе города Эль-Кунейтра на Голанских высотах. А 8 июля были атакованы позиции сирийской армии в провинции Хомс.

Кроме того, авиация коалиции нанесла довольно мощный удар по Маядину на правом, западном берегу Евфрата. На первый взгляд, все это рутина, поскольку коалиция дважды в неделю бомбит то позиции иранских прокси-сил, то передвигающихся по пустыне боевиков запрещённой в России террористической организации ДАИШ. Однако в этот раз все погибшие — это 40 сирийских военнослужащих. Раньше коалиция не бомбила целенаправленно сирийских военных. Однако в авианалетах на «сирийский» берег Евфрата прослеживается то, о чем говорят уже более полутора месяцев – США и Израиль хотят выдавить Иран и его прокси-силы из САР. Проходящий вдоль русла Евфрата сухопутный транспортный коридор серьезно беспокоит США и Израиль. Созданный Ираном путь снабжения своих сил в Сирии повышает устойчивость «шиитского коридора» от Тегерана до Ливана. Более того, по сравнению с 2015 годом Иран теперь гораздо меньше зависит от России и ее авиации в вопросе контроля ситуации в Сирии. Тогда у Ирана не было сухопутного пути снабжения своих формирований, то есть возможности переброски оружия, боеприпасов, провианта и людских ресурсов были серьезно ограничены. Соответственно, КСИР, ведущий войну в Сирии, не мог позволить себе держать значительные силы в этой стране. Поэтому обстановка для иранского военного присутствия постепенно деградировала, и без внешней поддержки шансов у КСИР становилось все меньше. Сам Иран не мог ввести войска, так как это дало бы повод внешним силам обвинить его в агрессии и тем самым оправдать удары по иранским военным и их союзникам. Причем не единичными налетами, как это делают сейчас израильтяне и авиация коалиции, а полномасштабно. Но тут на помощь ИРИ пришла РФ, направив в САР группировку ВКС и военных советников в сирийскую армию.

Обстановка для Ирана принципиально изменилась. Создание сухопутного коридора резко усилило возможности снабжения иранских формирований в Сирии, позволив Тегерану увеличить численность своих прокси-сил вдвое, несмотря на огромные потери. Что в принципе вполне устраивает руководство ИРИ, которое при этом решает внутреннюю задачу, постепенно выталкивая за пределы страны своих маргиналов и криминальные элементы через их рекрутирование в шиитские вооруженные отряды. Первый раз это уже происходило во время ирано-иракской войны, когда правящие клерикалы успешно «перемолотили» на фронтах революционную молодежь, с помощью которой им удалось свергнуть шахский режим. После победы хомейнистской революции нужно было решать, куда девать избыточные революционные массы. Внутреннего приложения им не нашлось, поэтому война с Саддамом Хусейном велась иранским руководством с полным пониманием необходимости снижения социальной температуры и сплочением нации вокруг нового клерикального руководства. Сегодняшние противоречия в Иране тоже начинают зашкаливать, приближая точку закипания, поэтому и нужен такой же сброс накопленного внутреннего перегрева вовне. Иранцы и подконтрольные им шиитские военизированные группировки Ирака «Бадр» и «Хашд Шааби» сегодня контролируют часть сухопутной границы Ирака с Сирией, где активно идет строительство погранпереходов и реконструкция разрушенной дорожной сети. Иранцы хотят создать несколько путей снабжения, чтобы снизить зависимость от пока единственного коридора по Евфрату. Когда это им удастся, их позиции в Сирии станут еще сильнее. Если сегодня Иран может содержать в Сирии группировку порядка 120 тысяч человек, после того, как будут решены вопросы снабжения, численность вооруженных формирований шиитских отрядов и частей КСИР в САР будет ограничена лишь возможностями самого Ирана.

США и Израиль понимают, что сложившаяся обстановка не оставляет никаких шансов на полное удаление Ирана из Сирии без полноценной войны с ним, к чему сегодня никто просто не готов. Хотя руки у Вашингтона, Тель-Авива и Эр-Рияда просто чешутся. Но ситуация не в их пользу. Поэтому на данном этапе они намерены «перерезать» шиитский пояс на отдельных его участках. Их на сегодня три:

  1. граница Сирии и Ирака,
  2. русло Евфрата
  3. и пояс от Латакии черезХаму, Хомс, регион Дамаска и Дераа.

США заинтересованы в том, чтобы Россия застряла в Сирии как можно дольше, поскольку, если она будет контролировать территорию на западе САР вдоль Ливана и побережья, то на ней не будет Ирана. А выдавливать иранцев из Сирии, как к этому подталкивают американцы и израильтяне, Москва явно не собирается, хотя Вашингтон не скрывал, что об этом будет разговор 16 июля между президентами Д.Трампом и В.Путиным в Хельсинки. Хотя в РФ никто и не собирался идти на подобные сделки, хорошо зная, как американцы держат свои обещания. А израильтянам вообще нечего предложить РФ. В Москве помнят и то, что такая же ситуация была у США в Ираке, когда в свое время, несмотря на 100-тысячный контингент, американская армия гарантированно контролировала лишь «зеленую зону» в Багдаде, потратив на войну 2 триллиона долларов.

Более того, Россия не собирается ограничиться уничтожением боевиков оппозиции и террористов на юге и юго-западе САР. 14 июля состоялся телефонный разговор между Т. Эрдоганом и В. Путиным, в ходе которого турецкий президент якобы довольно нервно говорил о недопустимости проведения военной операции в зоне деэскалации в провинции Идлиб на северо-западе. По сообщениям западных СМИ, Эрдоган предупредил, что в случае, если такая операция будет проводиться, все договоренности между Москвой и Анкарой, достигнутые в Астане аннулируются. При этом турки наращивают свое военное присутствие на севере САР, а также быстрыми темпами создают протурецкую «национальную армию» Сирии. Идет строительство структур управления на контролируемой Анкарой территории, зачищаются неподконтрольные туркам группировки, причем основной силой, на которую делает ставку Турция, становится «Хайят Тахрираш-Шам» (прим. — бывшая «Джабхат ан-Нусра). Хотя турецкому президенту просто бесполезно и не имеет смыла пугать В. Путина разрывом астанинских договоренностей, поскольку  проект «Турецкого потока» почти полностью провален, и уже сейчас ясно, что южный обходной маршрут вокруг Украины не состоится. 15 миллиардов кубометров европейского транзита газа из РФ пока не будет, он еще до сих пор не согласован и вообще, еще совсем неясна перспектива в плане строительства экспортной ветки «потока». Более того, «Газпром»  уже принял неизбежное: решение об утилизации лишних труб для двух несостоявшихся ниток «турецкого потока». То есть на этом проекте в его исходных параметрах уже поставлен крест. А потому нет никаких особых причин для дружбы с Эрдоганом. Зато в интересах России нанести удар на северо-западе Сирии и восстановить там контроль Дамаска, что существенно укрепит российские позиции в САР в целом. Тем более, что США намерены уйти с юга. Медлить Москва не намерена. Так что Израиль своими ударами льет воду исключительно на мельницу Анкары и террористов «Джабхат ан-Нусра». Видимо, Б. Нетаньяху хочет тем самым просто продемонстрировать свое недовольство итогами своей недавней поездки в РФ. Хотя в практическом плане это ничего не дает. Как говорят на Востоке: «Собака лает, караван идет»…

Александр Орлов, политолог, эксперт-востоковед, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×