12.07.2018 Автор: Константин Асмолов

Как идет процесс «денуклеаризации Корейского полуострова»

B9716225381Z

Со времени исторического саммита Трамп-Ким прошел примерно месяц, и можно посмотреть на то, как развиваются некоторые тренды.

Снижение напряженности

Сам Трамп настроен позитивно и преподносит себя как человека, предотвратившего скорую и неминуемую войну: «Если бы не я, мы бы сейчас воевали с Северной Кореей». С лидером КНДР при этом «отлично поладил» и даже дал Киму свой прямой номер телефона. «У нас хорошая химия вместе. Мы отлично ладим. Он умный, твердый парень. Он великий переговорщик».

Массы следуют его мнению: саммит в Сингапуре способствовал существенному снижению численности американцев, которые считают КНДР главной угрозой для себя. По данным июньского опроса интернет-портала Axios и агентства по изучению общественного мнения SurveyMonkey, если в прошлом году таковых было 49% опрошенных, то в этом году – лишь 19%. Россию, кстати, считают главной угрозой 29% опрошенных, а 19% — Китай.

Сбавили уровень антиамериканской пропаганды и на Севере. Как сообщает Reuters со ссылкой на туроператоров, марки, открытки и другие вещи, выражавшие «враждебный настрой» к США, исчезли из магазинов на северокорейской стороне демилитаризированной зоны между Южной Кореей и КНДР.

Более того, без критики США и антиамериканской демонстрации обошлось проведение мероприятий, посвященных Корейской войне 1950-53 гг. Ранее в КНДР с 25 июня по 27 июля (даты начала и окончания войны) всегда проходили массовые акции против «американского империализма», в которых в 2017 г. приняли участие около ста тысяч человек. В 2018 г. ежегодную антиамериканскую демонстрацию не провели, а в опубликованных материалах СМИ публиковались не критические статьи о США, а рассказы об участниках войны и сражениях, в которых они участвовали.

Контакты между Вашингтоном и Пхеньяном идут на разных уровнях, и «в ходе переговоров наблюдается прогресс». 1 июля 2018 г. американская делегация посетила пограничный пункт Пханмунчжом, где провела встречу с представителями Севера. Ближайшая важная веха – поездка госсекретаря Майка Помпео в Пхеньян, о которой мы поговорим отдельно. Считается, что главным вопросом переговоров будут сроки денуклеаризации, однако единства по этому вопросу нет и в Вашингтоне.

Так, 20 июня в интервью Fox News Джон Болтон заявил, что затянутых переговоров не будет, а 1 июля в эфире телеканала CBS он высказал уверенность в том, что если власти КНДР «уже приняли стратегическое решение …. мы были бы в состоянии демонтировать основную часть их программ в течение года».

25 июня представитель Пентагона заявил журналистам, что график выполнения задач, стоящих перед КНДР по выполнению договоренностей, достигнутых во время саммита, будет представлен Вашингтоном Пхеньяну в ближайшее время. Это дополнялось слухами про список в 47 требований, предъявленных «по иракскому образцу».

Госсекретарь США Майкл Помпео ставил несколько иные сроки не позднее 2-2,5 лет, то есть до конца президентского срока Дональда Трампа, одновременно отмечая, что термин «полная денуклеаризация» по определению включает в себя проверяемость и необратимость.  Однако позднее в его ведомстве заявляли, что, хотя в Вашингтоне хотели бы добиться ликвидации ядерных и ракетных программ Пхеньяна к следующим президентским выборам в США, Госдепартамент не считает необходимым обозначать возможные сроки сворачивания северокорейских ядерных программ. Да и сам Дональд Трамп, выступая в Северной Дакоте, отметил, что «в приготовлении индейки нельзя спешить».

Выполнение КНДР своих обязательств

Как заявил 21 июня президент США Дональд Трамп в ходе очередного совещания, денуклеаризация КНДР уже начинает происходить. В качестве доказательств этого он указал на то, что северокорейские власти ликвидировали четыре «крупных испытательных полигона», плюс Ким Чен Ын пообещал уничтожить полигон Сохэ для испытаний «жидкотопливных двигателей для баллистических ракет большой дальности».

Правда, на самом деле речь идет не о полигоне, а о стенде для испытания двигателей большой тяги. При этом в КНДР еще 5 объектов, где есть такие стенды для ракетных двигателей.

Выполняется бесспорно и единственное обязательство, четко зафиксированное в совместном заявлении по итогам саммита. КНДР передает США останки 200 американских солдат, погибших в ходе Корейской войны — 20 июня об этом сообщил сам Дональд Трамп. В этом контексте Северную Корею уже посетили члены командования по вопросам военнопленных и пропавших без вести военнослужащих (JPAC), а также представители профильного департамента Пентагона.

Как заявил в интервью радиостанции Голос Америки президент ассоциации семей пропавших без вести американских военнослужащих и бывших военнопленных Ричард Даунс, в КНДР были направлены представитель по вопросам процедуры передачи и судебный антрополог, который должен минимизировать возможность путаницы с останками. В отличие от прошлого раза, когда США в обмен на останки выплачивала большую сумму, на этот раз сообщений о каких-либо выплатах не было.

Процесс будет долгим, так как на территории КНДР находятся останки около 5300 американских военнослужащих, а   пропавшими без вести в период  Корейской войны числятся порядка 7700 солдат.  Всех их надо будет найти, перевезти и торжественно похоронить при том, что на опознание погибших может уйти от нескольких месяцев до нескольких лет.

Вопрос о снижении санкций

Что же до возможного снижения санкционного бремени, то пока все без перемен, несмотря на попытку РФ и КНР: еще 14 июня постоянный представитель России при ООН Василий Небензя заявил, что раз Пхеньян демонстрирует готовность к денуклеаризации, Совет Безопасности ООН должен рассмотреть возможность смягчения антисеверокорейских санкций. Ведь события последних месяцев укладываются в план, представленный в прошлом году Россией и Китаем, который предполагает пошаговое урегулирование ситуации вокруг ядерной программы КНДР.

Позднее за модификацию санкционного режима в отношении Пхеньяна выступила официальный представитель МИД РФ Мария Захарова, назвав ее  важным элементом процесса нормализации обстановки

20 июня с похожей позицией выступил представитель МИД Китая: смягчение санкционного давления на КНДР должно осуществляться по мере решения северокорейской ядерной проблемы.

Однако 26 июня Дональд Трамп принял решение продлить на год действие односторонних антисеверокорейских санкций на том основании, что «режим чрезвычайного положения применительно к Северной Корее» никуда не девается. Дескать, риск распространения ядерных материалов на Корейском полуострове сохраняется, а политика Пхеньяна все еще представляет угрозу национальной безопасности, внешней политике и экономике США.

28 июня на закрытом заседании Совбеза ООН Москва и Пекин предложили принять совместное заявление для прессы «с поддержкой положительной динамики между США и КНДР, а также Пхеньяном и Сеулом», в котором предполагалось указать, что Совбез «будет готов рассмотреть вопрос смягчения санкций, когда настанет подходящее время». Увы, проект потерпел неудачу из-за противодействия Вашингтона. Как заявил госсекретарь США Майкл Помпео на встрече с министром иностранных дел Китая Ван И, отмена санкций произойдёт только после того, как будет достигнута полная денуклеаризация КНДР.

Снижение масштаба американских учений

Продолжаются и разговоры о возможном снижении военной активности. Мы уже писали, что 19 июня 2018 г. РК и США решили отложить запланированные на август совместные и ежегодные военные учения Ulchi Freedom Guardian. О вышеуказанном решении в министерствах обороны РК и США сообщили.

Напомним: до 2008 года Ulchi Freedom Guardian назывались Ulchi Focus Lens и совмещали в себе военные учения Focus Lens, проводившиеся с 1954 года под руководством Командования ООН, и правительственные манёвры Ulchi, проводившиеся с 1968 года. В них принимают участие сухопутные и военно-воздушные войска, морская пехота, государственные учреждения и американские военные. В 2017 году США привлекли к ним 17,5 тыс. своих военнослужащих, включая 3 тыс. человек с военных баз в других странах.

Кроме того, союзники обсуждают возможность отмены и двух других крупных учений — Key Resolve и Foal Eagle, которые ежегодно проходят весной и куда вовлечены сотни тысяч человек. Вопрос увязывается с политикой Севера в вопросе денуклеаризации: если переговоры продлятся до следующего года, то возможно будут отложены и другие учения.

20 июня представитель министерства обороны РК объявил о решении отложить ежегодные трёхдневные командно-штабные учение «Тхэгык», начало которых было намечено на 26 июня. Данные учения призваны отработать действия командования на случай начала боевых действий на Корейском полуострове. Они проводятся с 1995 года в июне или июле и до сих пор ни разу не откладывались.

Также отложены на неопределённый срок два мероприятия, запланированные на ближайшие три месяца в рамках программы обменов для южнокорейских морских пехотинцев. Речь идет о т.н. Korea Maritime Exercise Program которая проводятся ежегодно, начиная с 1976 года. Об этом объявлено 23 июня.

Эксперты считают, что это было сделано после того, как  3 июня Пхеньян подверг критике Сеул за участие в южнокорейско-американских военных учениях и призвал отменить  учения Ulchi Freedom Guardian и морские манёвры RIMPAC. По мнению КНДР, таковые противоречат духу Пханмунчжомской декларации, цель которой заключается в снижении военной напряжённости и риска эскалации войны. Однако,   Дональд Трамп не случайно педалирует и финансовый аспект. В интервью TBN он отметил, что учения «стоят целое состояние» и добавил, что Южная Корея не платит США за проведение этих маневров.

Остальные представители истеблишмента тоже не видят трагедии в приостановке учений. Посол США в РК Гарри Харрис считает допустимым прекратить их, чтобы узнать о серьёзности намерений Пхеньяна, отмечая, что временная приостановка маневров не повлияет на боевую готовность вооружённых сил РК и США.

Командующий американскими вооружёнными силами на Корейском полуострове генерал Винсент Брукс полагает, что учения «могут вызвать ненужное раздражение, когда существует необходимость в построении доверия», добавляя при этом, что полной отмены всех учений не будет. Например, многонациональные учения RIMPAC, которые проводятся каждые два года ВМС США, не откладываются и не отменяются.

Антитрамповские вбросы

Разумеется, критиков итогов саммита хватает, как и тех, кто считает, что успокаиваться рано.

Критики Трампа заходят несколько с иной стороны, цитируя «своих» экспертов. Так, Washington Post процитировала экс-дипломата Ричарда Хааса, считающего, что саммит ничего не изменил, но переговоры ослабляют давление на Северную Корею. А New York Times опубликовала критические заявления бывшего сотрудника ЦРУ, ныне работающего в фонде «Наследие», Брюса Клингера о том, что усилия по включению в совместное заявление обязательства Северной Кореи выполнить обещанное в соглашениях 1994 и 2005 годов не увенчались успехом.

Одновременно (в основном в тех СМИ США, которые занимают антитрамповскую позицию) косяком пошли материалы о том, что КНДР уже обманывает Америку. 29 июня телекомпания NBC со ссылкой на неназванных представителей спецслужб сообщила, что КНДР в течение  последних месяцев наращивала производство обогащенного урана для создания ядерного оружия. Весь процесс проходил на скрытых объектах, которые Север пытался скрыть, чтобы получить больше уступок от США. Дескать, КНДР прекратила ядерные и ракетные испытания, но до сих пор нет доказательств того, что она принимает меры по сокращению ядерного запаса или остановке производств.

В журнале Diplomat тоже указывается, что в первой половине 2018 года КНДР продолжала производить мобильные пусковые установки и другое оборудование для баллистических ракет среднего радиуса действия «Пуккыксон-2».

1 июля  газета The Washington Post (тоже со ссылкой на  разумеется анонимные источники в разведсообществе США) заявила, что КНДР не только не планирует разоружаться, но и ведет активные работы по сокрытию реального масштаба своей ядерной программы. По данным источников газеты, Пхеньян занижает число своих ядерных боеголовок и военных объектов и признает существование одного только Ёнбёнского завода по обогащению урана, тогда как Вашингтон с 2010 года утверждает о существовании в Кансоне второго завода схожего типа, мощность которого вдвое выше, чем в Ёнбёне.

Впрочем, о модернизации ядерного центра Ёнбён сообщил и интернет-портал 38 North, специализирующийся на северокорейской проблематике, ссылаясь на анализ спутниковых снимков, датированных 21 июня. По мнению его экспертов, там полностью завершена модернизация системы охлаждения реактора, хотя определить, работает реактор или  нет, не представляется возможным. На снимках видно как из системы охлаждения выводится вода, но её объём гораздо меньше, чем во время работы реактора на полную мощность, и возможно, что нынешняя активность просто связана с текущим охлаждением компонентов объекта.

Нельзя определить, работает ли радиохимическая лаборатория, которая используется для отделения плутония от отработанных топливных стержней. Однако, по данным спутника, связанная с ней тепловая электростанция продолжает функционировать.

Вместе с тем хорошо видно, что на территории комплекса ведётся строительство вспомогательных объектов на других производственных территориях, в частности построено несколько зданий неизвестного назначения, завершено строительство инженерного корпуса. При этом в отчете отмечается, что строительные работы не должны рассматриваться как имеющее какое-либо отношение к обязательству Северной Кореи по денуклеаризации — сотрудники ядерного центра будут продолжать работать в обычном режиме до особых указаний Пхеньяна. Видимо, потому даже Джон Болтон отказался комментировать сообщения выше: «мы применяем все имеющиеся в нашем распоряжении возможности, чтобы понять, что делает Северная Корея».

Противодействие осуществляется и на институциональном уровне. В Сенат США направлен законопроект, призывающий усилить контроль  за переговорами с КНДР. Его инициаторами являются демократ Боб Менендес и республиканец Кори Гарднер. Законопроект содержит требование к президенту США представить в профильные комитеты Конгресса отчёт с подробным описанием переговоров. Если с Пхеньяном будет достигнуто соглашение, президент должен будет представить его Конгрессу в течение пяти дней.

Также в законопроекте устанавливается, что:

  • цель переговоров с Пхеньяном должна быть в достижении полного, подконтрольного и необратимого демонтажа ядерных и ракетных программ КНДР;
  • антисеверокорейские санкции должны быть сохранены до тех пор, пока не будут приняты «осмысленные и поддающиеся проверке» действия в отношении денуклеаризации;
  • вывод из РК  американских войск не является предметом переговоров.

Иными словами, любой договор, который не будет капитуляцией, может не пройти через Конгресс. Также противники Трампа намерены максимально активно выступать против любого соглашения, предвещающего возможность вывода войск из Южной Кореи. Сенаторы Крис Мерфи и Тэмми Дакуорт уже внесли законопроект, который, если станет законом, запретит вывод войск без утверждения Пентагоном.

Тем не менее, как сообщает американский интернет-портал Axios, второй северокорейско-американский саммит все-таки может состояться в сентябре в Нью-Йорке, хотя, по убеждению представителей правительства США, для проведения второй встречи лидеров двух стран КНДР «должна продемонстрировать подвижки в деле денуклеаризации». И автор считает, что Север может сделать очередной шаг хотя бы на уровне списка объектов, условия посещения которых будут обсуждать отдельно.

Ведь де-факто потепление на полуострове соответствует российско-китайскому плану «двойной заморозки», а пока напряженность снизилась и стороны могут неограниченно долго обсуждать детали, ученые, обсуждающие перспективы обострения, могут перевести дух.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×