11.07.2018 Автор: Александр Орлов

Дамаск и Москва уверенно побеждают на юге Сирии

36cbea77ffa4ca6f5ca3cc6c1b49c40ab86ec9f4

После того, как в военной операции Дамаска в провинциях Дераа и Сувейда на юго-западе Сирии стала активно участвовать российская авиация из группировки ВКС в Хмеймиме (прим. — в некоторые дни интенсивность вылетов приближается к 70 в день), правительственные войска САР активно продвигаются вглубь и с 6 июля стали выходить на границу с Иорданией, восстанавливая КПП на ней.

Хотя темпы наступления могли быть и быстрее, если бы не два фактора:

  • большая осторожность по мере приближения к израильской границе, чтобы по ошибке не вызвать силовую реакцию Тель-Авива;
  • желание максимально уменьшить неизбежные потери среди мирного населения, которое оказалось в районе интенсивных боев.

Освобождение территории на юго-западе САР проходит по прежней схеме: большая часть населенных пунктов присоединяется к перемирию в основном путем переговоров при содействия российского Центра по примирению, после чего боевики сдают тяжелое вооружение и перед ними ставится выбор: либо переход в вооруженные силы страны, то есть под контроль Б.Асада (прим. — речь идет прежде всего о 5-м армейском корпусе, созданном при активном содействии военных советников из России, которые там и остались); либо выезд в Идлиб или на север Алеппо; либо переход к мирной жизни, но через фильтрацию спецслужб (прим. — мухабарат).

В основном боевики выбирают первые два варианта. Попасть в мухабарат они опасаются из-за последствий для тех из них, кто активно участвовал в боевых действиях против сирийской армии и в расправах над мирными жителями.

Параллельно Дамаском активно применяются артиллерия и ВВС против тех, кто продолжает оказывать сопротивление. Переговоры не ведутся с отрядами непримиримой оппозиции и запрещенными террористическими организациями: «Шабаб ас-Сунна; «Джабхат ан-Нустра и ДАИШ и т.д. Прижатые боевики последних зачастую стараются найти укрытие на иорданской территории, прячась в толпах беженцев. Что породило серьезные опасения в Аммане, где меньше всего хотят видеть у себя сотни вооруженных террористов.

Южная Сирия на сегодня является одним из последних опорных пунктов повстанцев и террористов. Этот регион характеризовался относительной стабильностью с момента его включения в зоны деэскалации посредством соглашения между Россией и США, достигнутого в июле 2017 года с участием Иордании и Израиля. Однако не было никаких сомнений в том, что существование этой зоны деэскалации было лишь временным. Взятие под контроль Дераа имеет символическое значение для режима Б.Асада, так как именно в этом районе в марте 2011 года началось восстание исламистов, вылившееся затем в полномасштабную войну. Модель поведения Дамаска на юго-западе похожа на ту, которая использовалась и в других частях Сирии: сильный артиллерийский огонь по опорным пунктам повстанцев, авианалеты, в том числе российских ВКС, и приглашение России участвовать в переговорах, которые приводят к сложению оружия повстанцами, т.е. к их капитуляции. Как и по всей Сирии, такое военное давление привело к краху позиций повстанцев и капитуляции многих, в прошлом подчиненных террористам, населенных пунктов без боя. Однако, пока мятежники отказываются от добровольной сдачи оружия, нападения на их опорные пункты продолжают нарастать, и условия России для прекращения боевых действий становятся более жесткими.

Вообще, нужно отметить, что в Сирии сейчас фактически идет две войны. Одну войну ведут «классические террористы», которые используют гражданское население как прикрытие в виде «живого щита». Как правило, в этом случае гражданские рано или поздно бегут, а террористы остаются один на один с правительственной армией. Вторая — это война, где боевики являются местным «ополчением», которое восстало против режима Б.Асада, и ведущим против него свою собственную борьбу. Не случайно на Западе и в аравийских монархиях Персидского залива Дераа называют «колыбелью сирийской революции», откуда собственно и началось вооруженное выступление радикальных суннитских группировок при финансовой и военной поддержке США, Англии, Франции, КСА, и Катара. По сути, большинство боевиков, обороняющих сейчас Дераа и Сувейду — это местное ополчение, костяк которого составляют местные жители, и идти им некуда.

Такое положение дел и стало ключевой слабостью так называемых «умеренных» боевиков, которые готовы вести борьбу и готовы к смерти, чтобы стать шахидами. Но местные «ополченцы» совершенно не готовы к тому, что при этом при артобстрелах, авиаударах и танковых наступлениях гибнут их родные в ходе нынешней военной операции. Естественно, «пришлым» боевикам на местное население глубоко наплевать, но «местным» приходится учитывать этот фактор, побочным эффектом которого становится массовое бегство гражданских. До начала военной операции в Дераа численность местного и прибывшего из других районов САР населения оценивалась в 900 тысяч — миллион человек. Сейчас ориентировочная оценка числа беженцев — от 280 до 300 тысяч человек. То есть практически каждый третий. Иордания продолжает держать границы закрытыми, десятки тысяч людей располагаются в непосредственной близости от границы на открытой местности, и это приводит к тому, что они попадают под периодические бомбардировки и обстрелы, неизбежные в таких случаях.

Запад во главе с США был вынужден принять решение о передаче этой части Сирии Дамаску, и поэтому западные СМИ практически не освещают гуманитарную катастрофу в этом районе. Тем более когда до встречи президентов России и США остаются считанные дни. Что вовсе не исключает того, что пропагандистская шумиха начнется сразу же после саммита в Хельсинки.

Кроме того, тысячи беженцев поселились на границе с Израилем в демилитаризованной зоне (прим. — зоне сил ООН по наблюдению за разъединением), которая была создана в соответствии с Соглашением о разъединении между Израилем и Сирией в 1974 году. Иордания и Израиль постоянно заявляют о своей решимости не допустить проникновения беженцев на свою территорию, а Тель-Авив еще и о том, что не позволит сирийской армии войти в демилитаризованную зону. Чтобы продемонстрировать свою решимость, Израиль укрепил свои войска на Голанских высотах.

Надо отметить, что на сегодня Тель-Авив ведет себя довольно тихо, несмотря на грозные заявления накануне начала военной операции Дамаска в Дераа, которая является очередным этапом в процессе освобождения всей территории страны, занятой повстанцами и террористами. Боязнь того, что террористы из Сирии просочатся на израильскую территорию и в ПНА, начав осуществлять теракты против традиционного «сионистского врага», определила позицию «непротивления» Израиля в отношении развертывания сирийских войск на юге, в том числе в районе сирийских Голанских высот. Это лишний раз свидетельствует о согласии Израиля с тем, что Б. Асад восстановит контроль вдоль своей южной границы и уничтожит там базы террористов. Правда и то, что до сих пор выполняется и главное условие Тель-Авива в этой связи – иранские военные советники, подразделения КСИР, отряды ливанской «Хезболлы» и шиитских добровольцев из ИРИ, Ирака и Афганистана не принимают активного участия в боях. Израиль полагается на Россию в вопросе недопущения иранских вооруженных сил и шиитских ополчений из приграничной зоны в обмен на то, что израильские войска не будут атаковать силы Б.Асада. Более того, по мере восстановления контроля Дамаска над сирийскими Голанскими высотами и выхода правительственных войск к границам Израиля (прим. — район Кунейтры), последнему придется начать диалог с правительством Б.Асада. На данном этапе эти контакты между Израилем и Сирией уже есть, но они осуществляться при участии и посредничестве России. Тель-Авиву необходимо договориться о стабильности в районе Голанских высот, установить правила игры и обсудить ограничения (прим. — с точки зрения географии, вооруженных сил и вооружений), которые исчезли с сирийской стороны границы в ходе войны. Кроме того, израильтянам необходимо договориться и о модальностях присутствия Ирана и подконтрольных ему сил в этом районе, тем более что Россия тоже не хотела бы закрепления военного присутствия ИРИ на юго-западе САР. Одновременно Израиль продолжит усилия по предотвращению создания иранской военной инфраструктуры в Сирии и будет сохранять свою способность нанести ущерб Дамаску, если он вдруг отступит от достигнутого взаимопонимания и установленных «правил игры». Не случайно ВВС ЦАХАЛ 8 июля попытались нанести удар по авиабазе «Тияр» (прим. — Т-4) в провинции Хомс, находящейся далеко от зоны боевых действий в Дераа. Цель – продемонстрировать готовность Тель-Авива в любой момент реагировать на действия Тегерана по усилению своего присутствия. Правда, на этот раз ПВО САР не только сбили израильские беспилотники, но и подбили израильский самолет, вынудив другие покинуть воздушное пространство страны.

Правда, сам Израиль вел и ведет себя в сирийском конфликте далеко не безупречно, хотя и декларирует готовность бороться с терроризмом. Даже в СМИ не раз сообщалось о предъявлении сирийскими правительственными войсками доказательств наличия «израильского следа» в вооружении боевиков. В частности, в районах провинции Дейр-эз-Зор, освобожденных от боевиков запрещенного в РФ террористическоо формирования «Исламское государство» были обнаружены склады с огромным количеством ракет, минометов, танковых снарядов, некоторые из которых были произведены в Израиле. Год назад на северо-западе Хомса в районах, освобожденных от боевиков, сирийские военные обнаружили склад с оружием израильского производства. Документальное подтверждение этого факта распространилось в СМИ. Тем самым сирийские власти предъявили доказательства того, что израильские спецслужбы оказывают поддержку боевикам в Сирии, которых именуют «вооруженной оппозицией».

В любом случае Южная Сирия уже стала относительно легкой добычей для восстановления контроля законных властей САР по сравнению с двумя другими регионами, которые остаются под контролем повстанцев и террористов. Речь идет об Идлибе на севере Сирии, который стал опорным пунктом салафитов и суннитских исламистов, а также северо-восточной Сирии, которая контролируется курдскими «Силами демократической Сирии» (СДС), поддерживаемыми Соединенными Штатами.

Кроме того, на данном этапе война в Сирии является также силовым противоборством между мировыми и региональными державами. США и Израиль стараются заключить некую «сделку», в которую входит уход иранских войск, советников и прокси-сил из Южной Сирии в обмен на согласие Вашингтона и Тель-Авива на установление контроля Б.Асада над всей территорией Сирии.

В плане вышесказанного, согласие Израиля на развертывание правительственных сил на юге, включая сирийские Голанские высоты, означает де-факто принятие Тель-Авивом требования Москвы воздерживаться от нанесения ударов по сирийской армии и военным объектам режима в обмен на удаление иранских сил и подконтрольных Ирану отрядов из районов, которые находятся в непосредственной близости от Израиля и Иордании. Согласно этой логике, Израиль воздерживается от вмешательства, когда войска Б.Асада берут под свой контроль районы, прилегающие к израильской границе на Голанских высотах. А РФ старается выполнить свои гарантии израильтянам. Одновременно Россия поддерживает контакты с США накануне встречи президентов 16 июля в Хельсинки.

Москва изучает вариант президента Трампа по выводу американских войск из Сирии. Россия хочет, чтобы США эвакуировали базу в Эт-Танфе в юго-восточной Сирии, которая более не является центральной площадкой для формирования и обучения групп повстанцев, но со временем стала препятствием на прямом наземном маршруте из Ирана в Сирию через Ирак. Имеются данные о том, что США пересматривают необходимость в этой базе, особенно после недавнего направления «послания» Белого дома повстанцам о том, что американцы не будут вмешиваться или оказывать им поддержку в боях на юге страны. России же в ходе саммита будет предложено удалить иранские войска из Сирии, при согласии администрации Трампа с тем, что Асад останется у власти после того, как он вернет под свой контроль всю сирийскую территорию. Остается только дождаться встречи в Хельсинки. А тем временем сирийская армия при поддержке ВКС РФ наращивает темпы продвижения в Дераа. Тогда как оппозиционные и повстанческие вооруженные отряды в Сирии сталкиваются с привычным сценарием отказа от них «союзных» стран в момент неминуемой катастрофы. На этот раз ими стали США, Иордания и Израиль, которые поддерживали «повстанческие силы» и прежде всего Свободную сирийскую армию (ССА). Теперь эти страны стоят в стороне и наблюдают, как проправительственная коалиция атакует боевиков, которые раньше пользовались их поддержкой. И до полного их поражения остается совсем недолго.

Александр Орлов, политолог, эксперт-востоковед, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×