04.07.2018 Автор: Петр Львов

Предстоящий саммит Россия – США: Сирия или глобальные проблемы?

PTR476232

16 июля в Хельсинки должна состояться встреча президентов России и США В. Путина и Д. Трампа. После того, как советник американского президента Дж. Болтон был принят российским лидером 27 июня с.г., практически сразу же пошли слухи и домыслы о повестке предстоящего саммита и будущих возможных договоренностях между Москвой и Вашингтоном. Причем в основном слухи из США, а точнее, от тех кругов американской элиты, которые выступают решительно против улучшения отношений с Россией и которые в целом негативно воспринимают как Трампа, так и В. Путина.

Главной темой саммита ими «определена» Сирия. Уже 28 июня ведущие американские СМИ, связанные с Демократической партией, сообщили, что Трамп готов пойти на сделку с В. Путиным, чтобы вывести войска США из Сирии. В этом случае сирийская правительственная армия получит возможность установить контроль над юго-восточными районами страны. В то же время не понятно, является ли предполагаемая сделка частью той «уступки» со стороны России, о которой ранее говорил госсекретарь М. Помпео. Так, по сообщению CNN, Трамп готов вывести войска США и проамериканские силы из юго-восточных районов САР, если Россия закроет доступ к ним Ирану. Как отмечает CNN, американский президент считает, что военные США должны как можно скорее покинуть Сирию, поэтому он готов отдать юго-восточные районы под контроль правительственных войск.

Стоит отметить, что о желании Трампа вывести войска из Сирии известно уже довольно давно. «Мы надавали по шее запрещенной террористической организации ДАИШ. Мы уйдем из Сирии, вероятно, очень скоро», — говорил Трамп во время выступления в Ричфилде (штат Огайо) еще 30 марта. Тема возможного вывода американских военных из Сирии поднималась и раньше в частных беседах Трампа со своими советниками (прим. — по информации Пентагона, на данный момент в Сирии находятся порядка 2 тыс. военнослужащих США. Это меньше, чем в ряде других стран на Ближнем Востоке. Большая часть американских военных сосредоточена именно в зоне деэскалации в Ат-Танфе). Проблема заключается в том, что эти территории контролирует поддерживаемая США «сирийская оппозиция», а Дамаск стремится к возвращению контроля над этими территориями.

Но все-таки, несмотря на важность и актуальность обсуждения сирийской проблемы, главным для Трампа является все-таки другое. Ведь хорошо известно, что он выдержал более чем значительную паузу, прежде чем проявить инициативу для встречи с В. Путиным, постоянно делая намеки, что вот-вот уже скоро встретится с российским лидером, но при этом последовательно опуская российско-американские отношения на минимальный уровень со времен холодной войны.

Худшего их состояния в новейшее время не было никогда, так что сам факт встречи можно преподносить как грандиозный прорыв. Но при этом нельзя забывать и то, что сразу после встречи с В. Путиным Дж. Болтон на пресс-конференции сказал журналистам, что особых прорывов от встречи ожидать не нужно. Ведь по большому счету Трампу от Путина ничего прорывного, в сущности, не нужно. Современная Россия — вообще не партнер для США, считают многие западные эксперты, поскольку в экономическом отношении она стоит значительно ниже не только Америки, но и Китая, Японии, Германии и ряда других стран ЕС. А Трамп в первую очередь бизнесмен, и для него такого рода показатели имеют решающее значение. При этом нужно понимать и то, что в Москве уже давно поняли, что рассчитывать на Трампа не имеет смысла, поскольку он исходит прежде всего из внутренних и экономических интересов самих США, а вокруг него слишком много влиятельных центров сил, в том числе среди его собственных советников, которые не позволят ему пойти на что-либо серьезно позитивное в отношении России.

Однако есть один весьма важный нюанс, который состоит в том, что Трамп видит свою миссию в возвращении Америке ее доминирующего положения в мире. Но сделать это он может только путем разрушения ранее выстроенных его предшественниками глобальных экономических структур. Обама отводил США в глобальном мире очень важную, но ограниченную роль, сведя ее к двум гигантским экономическим суперкластерам Трансатлантического и Транстихоокеанского партнерств и их периферии. Управлять этим миром должны глобальные сетевые структуры, а США отводилась роль защитника партнерств от периферии, у которой была своя важная роль — она должна была служить местом сброса накапливаемых противоречий. При этом Россия, естественно, рассматривалась Вашингтоном как периферия.

Следует отметить, что упомянутая выше роль «защитника» и стала основным противоречием между сторонникам «неоимперии» и глобалистами, интересы которых в США выражает в первую очередь Демократическая партия. Сейчас Трамп решительно закрывает «глобальный проект», разрушая его ключевые звенья – трансатлантическое и транстихоокеанское партнерство. Парадокс сегодня состоит в том, что сейчас вовсе не Китай выступает основным противником Трампа, а Европа с ее проектом Евросоюза, который не дает шанса Европе на встраивание в однополярный мир по схеме «Пакс Американа». Кроме того, Трамп понимает, что Китай с его «Шелковым путем» — это чисто китайский имперский проект, однако в силу его специфики китайцы способны с минимальными издержками приспособить его и к глобальному порядку. Тогда как объединенная Европа – совсем другой случай.

Отсюда становится понятным, для чего сейчас Россия нужна Трампу: он даже не скрывая этого отводит ей роль инструмента разрушения Евросоюза, хоть и не единственного, но весьма важного. Идеальным вариантом для Трампа было бы вообще столкнуть Россию и ЕС. Что в принципе и происходит, особенно через газовую сферу. Примерно так поступала Великобритания, постоянно устраивая в 10 – 20 – х веках войны между континентальными европейскими государствами, которые прежде всего наносили ущерб Германии, России и Франции как основным конкурентам Англии, при этом оставаясь над схваткой. Это давало возможность всегда быть на стороне победителя. В этом нет ничего особенного для тех, кто хорошо знает историю – англо-саксонская схема «разделяй и властвуй» управления международными отношениями, которая хорошо прослеживается и в политике Трампа.

Отсюда становится понятным, что Трамп на встрече с В.Путиным будет обещать ему частичное восстановление отношений в некоторых сферах, включая Сирию, в обмен на то, что еще больше обострит противоречия между ЕС и Россией. Особенно, если учесть, что за Трампа уже играют англичане, которые активно подталкивают Европу к конфликту с Москвой везде, где это возможно (прим. — как дело Скрипалей). Газовые войны, которые ведет Белый дом против Кремля, навязывая ЕС более дорогой американский СПГ вместо российского трубного газа, объективно делает Вашингтон противником как Брюсселя, так и Москвы. Трамп прилагает максимум усилий, чтобы не допустить создания южного коридора поставок российского газа через «турецкий поток» и сорвать сооружение «Северного потока-2». Для России это стало бы мощным ударом по экономике. Поэтому задача Трампа — не пережать в газовом вопросе, что может сплотить ЕС с РФ. По сути, Вашингтон оставляет перед Москвой сейчас два негативных сценария: либо утрата европейского газового рынка с последующим крахом Газпрома, а далее по цепочке и всех остальных системообразующих отраслей, либо продолжение ужесточения американских санкций. Задача Трампа и заключается в том, чтобы поддерживать баланс угроз, постепенно смещая их в нужном ему направлении.

Однако главная цель Трампа – вовсе не Россия, а разрушение Евросоюза как регионального проекта, ставшего частью глобального, который экономически превзошел США по основным показателям. Что стало угрожать и политическому господству Америки. Построить американскую неоимперию он может только на обломках нынешнего глобального мира. Поэтому сначала ему необходимо произвести его демонтаж, а уже затем заняться возведением новых несущих конструкций. А РФ для Трампа — это не слишком важный игрок, которого американцы хотят задействовать за небольшую цену в виде мелких уступок в обмен на помощь в реализации целей Вашингтона в отношении ЕС. Вот Трамп и едет в Хельсинки, чтобы попытаться ввести В. Путина в заблуждение разговорами о Сирии, Украине и важности улучшения российско-американских отношений, причем без субстантивного снятия санкций. Хотя, в отличие от Трампа, который решает в своих интересах вопросы глобального плана, для Москвы важнее более конкретные вопросы: улучшение отношений с Вашингтоном, включая их санкционный аспект, гонка вооружений (ядерное оружие, РСМД, приближение военного присутствия НАТО вплотную к границам РФ и т.д.), конфликт на Украине, война в Сирии.

Возвращаясь опять к сирийскому вопросу. Что касается декларируемой CNN «сделки» по Сирии, то вариантов действий у Москвы в САР ограничено, а пространство решений сужено, так что тут сложно придумать нечто «особенное». По существу, на сегодня есть два варианта сделки, если учесть, что Трамп по ее результатам якобы намерен «вывести американские войска» из Сирии (прим. — естественно, такой «вывод» не коснется советников, технических специалистов и «кураторов» оккупированной части сирийской территории. Речь идет лишь о том, на кого Вашингтон переложит бремя расходов по поддержанию созданного ими статус-кво).

Первый вариант — ограниченный, при котором США отдадут территорию зоны деэскалации вокруг Ат-Танфа и закроют глаза на военную операцию Дамаска при участии ВКС РФ в зоне деэскалации в Дераа. В принципе, это уже де-факто осуществляется. Территорию восточнее русла Евфрата в таком случае займут военные контингенты арабских стран (КСА, ОАЭ, Египет и т.д. под эгидой ЛАГ и европейских стран НАТО, скорее всего, из числа лояльных США членов Альянса, имеющих интерес к региону, типа Франции). В общем-то, левый берег Евфрата во многих местах уже под контролем военных советников и подразделений из Франции. Со стороны РФ в таком случае должны будут даны гарантии создания зоны, свободной от иранских ксировцев, ливанской «Хизбаллы» и проиранских шиитских формирований вблизи границы с Израилем. Как именно Москва будет вытеснять иранские прокси-силы – это, по замыслам Вашингтона, уже ее забота.

Второй вариант — существенно менее вероятный: передача Дамаску при жестком контроле со стороны России территорий восточнее Евфрата. Возможно, не сразу, а постепенно, причем США вполне устроит, если передача произойдет силовым путем. Данный сценарий весьма удобен Вашингтону тем, что в этом случае США повесят на Москву содержание дополнительных территорий. И хотя они менее разрушены по сравнению с западными, южными и северо-западными районами страны, но гораздо более сложны в плане обороны от боевиков запрещенного террористического формирования ДАИШ. Кроме того, Дамаск и Москва станут противниками для курдов РПК. Сирийская война будет продолжаться еще годы, истощая всех ее участников. Естественно, что в этом случае Вашингтон и Тель-Авив попытаются повесить на Москву обязанности по выдавливанию Ирана с переданных ему зон. Недопонимание между РФ и ИРИ уже имеет место после того, как Израиль определил свои условия для операции в Дераа, связанные с уходом из этого района иранцев и «Хизбаллы». Этот сценарий маловероятен, но всякое бывает.

Суть любых американских вариантов «сделки» — навесить на Россию ответственность и расходы по содержанию Сирии, а также создать ситуацию, при которой будет разрушен его ситуативный военно-политический альянс с Ираном. Особенно если понимать, что этот союз временный и не во всем устраивает обоих «союзников». Трамп же ничем не рискует вообще, если предложит такую сделку, тем более что цель РФ в САР, связанная с «Турецким потоком», осталась нереализованной после турецкой оккупации северных районов Сирии в приграничной зоне с Турцией.

Судя по всему, в Москве все это понимают. Как по ЕС, так и по Сирии. Слишком уж часто Вашингтон, в том числе при Трампе, обманывал Россию. Иллюзии относительно тесных и равноправных отношений РФ с США в Кремле нет. И что такое схема «США + РФ» (прим. - РФ как младший партнер) понимают. Она направлена против ЕС и в последующем против Китая.

Поэтому есть 3 варианта:

  1. Россия остается сама по себе;
  2. Россия в равных отношениях с ЕС;
  3. РФ в равном партнерстве с КНР. Третий вариант мало вероятен, учитывая возрастающую и во многом самостоятельную роль Пекина, быстро растущую в объеме и технологическом уровне экономику КНР и возрастающие китайские глобальные и региональные амбиции.

Встречаться с Трампом нужно. Хотя бы для того, чтобы послушать, чего он хочет от В. Путина. Как продолжать курс на преодоление расхождений с ЕС. Россия всегда была частью Европы и важнейшим игроком европейской политики. И если таковой останется сейчас, то точно не проиграет.

Петр Львов, доктор политических наук, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×