30.06.2018 Автор: Петр Львов

Западные фантазии о российско-саудовском нефтяном «сговоре»

5850f17

На днях страны «ОПЕК плюс Россия» (прим. ОПЕК+) договорились поднять добычу на миллион баррелей в сутки.

В реальности подъем будет порядка 600 тысяч, так как «некоторые страны» испытывают проблемы с добычей вообще. Так дипломатично была озвучена ситуация вокруг Венесуэлы, в которой быстро нарастают острые проблемы — социальные, политические, технологические. Страны ОПЕК в принципе готовы поделить между собой недостающее количество из квоты Венесуэлы, для чего требуется ее формальное согласие. Это означает лишь то, что положение дел там близко к кризису. И ОПЕК понимает, что в обозримом будущем эта страна не сможет восстановить свои возможности.

Следующим в этой очереди, похоже, становится Иран. Как только под нарастающим давлением США против него будут введены санкции, а, по сути, речь идет о возврате к тем ограничительным мерам, которые действовали в период до заключения «ядерной сделки» по ИЯП между Тегераном и «шестеркой» международных посредников, речь может пойти о более 2 миллионов баррелей, которые нужно будет поделить между странами-членами ОПЕК.

Россия не входит в эту организацию, но, принимая во внимание, что она и США — крупнейшие производители нефти, не входящие в картель, их тоже нужно учитывать. Американцы традиционно ведут сепаратную политику в вопросе экспорта нефти, и когда-то Россия ранее тоже действовала аналогично, выстраивая независимую от ОПЕК политику. Но в результате резкого падения нефтяных цен в 2014 году, что вызвало серьезные финансовые и экономические проблемы в РФ, КСА и многих других странах, доходы которых зависят от «нефтяной иглы», Москва предпочитает сейчас согласовывать квоты и объемы добычи с картелем. И прежде всего с Саудовской Аравией, иначе цены на нефть будут слишком непредсказуемыми для российского бюджета. Вполне очевидно, что именно по этому вопросу, а не только ради футбола, в Москву прилетал на открытие чемпионата мира наследный принц КСА Мухаммед бин Салман.

Иран отреагировал на это несколько нервозно, намекнув на неприемлемость любых «сговоров» по нефтяному экспорту за его спиной. В ИРИ явно поддались распространяемым на Западе слухам о якобы готовящемся «сговоре» между РФ и КСА по замене ОПЕК на новый нефтяной картель, где решающие слова будут именно за этими двумя странами. Кроме того, на восприятие Тегераном любых контактов по этому вопросу влияет и то, что в ИРИ наблюдается ухудшение социальной ситуации на фоне возрастающей агрессивности Вашингтона в отношении Тегерана, когда президент Трамп уже довольно близок к тому, чтобы начать более активные действия против Ирана, прежде всего в Сирии. Американцам необходимо максимально плотно изолировать Тегеран от любых внешних связей, и не исключено, что во время встречи Трампа с президентом В. Путиным, намеченной на середину июля, американский лидер попытается внести трения в отношения Москвы с Тегераном.

Что касается КСА, то там всегда готовы подставить подножку ИРИ, которая рассматривается Эр-Риядом в качестве основного соперника, если не врага, в регионе.

Уже сейчас понятно, что ситуативный союз России с Ираном в Сирии снова подвергается давлению. Так, 21 июня госдепартамент США выпустил довольно жесткое предупреждение о немедленном прекращении боевых действий в районе южной зоны деэскалации в Сирии, и почти сразу после предупреждения был нанесен авиационный удар по сирийским частям и шиитским вооруженным формированиям вблизи Ат-Танфа.

Многие западные аналитики после приезда саудовского принца в Москву заговорили о якобы намерении России совместно с КСА создать подконтрольную им альтернативу ОПЕК, поскольку обе страны как крупнейшие экспортеры нефти не могут проводить через существующий нефтяной картель нужные решения по квотированию добычи черного золота. В качестве аргумента утверждается, что от встречи стран-членов «ОПЕК+» в Вене еще до ее проведения ждали серьезных шагов, в первую очередь потому, что Россия на этой встрече с самого начала будто бы собиралась «продавить» решение относительно существенного — на полтора миллиона баррелей в сутки — увеличения добычи нефти. При этом ссылки делались на заявление главы Минэнерго России Александра Новака о том, что Саудовская Аравия согласна с третьего квартала нарастить общий объем добычи участников «ОПЕК+» именно на такую величину. Однако хорошо известно, что в Эр-Рияде согласны нарастить добычу, но лишь на 500 тысяч баррелей в сутки. На фоне этого Иран вообще заявил о готовности выйти из любых сделок в случае, если Москва и Эр-Рияд пойдут на увеличение добычи. Поскольку, по мнению тегеранских чиновников, увеличение добычи и вероятное снижение цены на нефть именно в тот момент, когда Иран находится под американскими санкциями, наращивать свою добычу и продажу не может, поскольку это стало бы поддержкой Саудовской Аравией попыток Вашингтона ухудшить экономическую ситуацию в ИРИ (прим. – последние социальные протесты в Иране это подтвердили). По крайней мере, с таким заявлением выступил иранский министр нефти Бижан Намдар Зангане. О том, что инициатором увеличения добычи является Москва, он промолчал, но всем было и без того понятно, что этот камень был брошен не только в саудовский, но и в российский огород.

На встрече 22-23 июня мониторинговый комитет «ОПЕК+» пришел к компромиссу и рекомендовал участникам альянса смягчить ограничительные меры и увеличить добычу нефти с 1 июля — правда, не на полтора, а на 1 миллион баррелей в сутки. Однако будет ли подтверждено такое решение на встрече министров в большом составе, пока неясно. И ответ скорее отрицательный — поскольку тот же Бижан Намдар Зангане покинул заседание комитета еще до завершения, заявив, что «встреча не является конструктивной». Возможно, сумели бы договориться и без Ирана — но в списке недовольных увеличением добычи появилась Венесуэла, Ирак и множество меньших экспортеров, которые физически не могут быстро нарастить добычу, а поэтому пострадают от возможного падения цены.

После этого на Западе еще более активно пошли слухи о том, что Россия и Саудовская Аравия якобы собираются пригласить экспортеров нефти, участвующих в соглашении об ограничении нефтедобычи «ОПЕК+», в некий новый нефтяной картель. Единственным отличием новой организации якобы будет то, что крупные производители нефти, к которым, разумеется, относятся Россия и Саудовская Аравия, получат в ней больше голосов, в отличие от ОПЕК, где действует принцип «одна страна — один голос». Агентство «Блумберг» даже утверждает, что России такая организация необходима, чтобы манипулировать добычей и ценами на нефть в соответствии с потребностями собственного бюджета. Саудовской Аравии — для того, чтобы обеспечить изоляцию и снижение влияния Ирана в регионе. И делается вывод о том, что сотрудничать в этом деле Москва готова именно с проамериканским Эр-Риядом, а не со своим традиционным партнером в лице Тегерана.

То, что это не так, а лишь очередная «утка» западных нефтяных аналитиков, является тот факт, что последствия от такого «сговора» слишком очевидны для остальных участников ОПЕК. Поэтому надеяться на массовое вхождение экспортеров в новую организацию пока не приходится. Тем более что противодействовать такому «внутреннему картелю» в уже существующем картеле стали бы не только в Иране, Ираке и Венесуэле, но и в Катаре, Эквадоре и других странах-экспортерах. Которые, конечно, добывают заметно меньше Саудовской Аравии и России — но взяв курс на долгосрочное увеличение добычи, могут привести рынок к ценовой катастрофе.

Поэтому «супер-ОПЕК», скорее всего, так и останется пока искусственно созданным плодом фантазии Запада. Хотя бы потому, что полуживая структура по регулированию нефтяных цен, наподобие созданного в 2008 году Форума стран-экспортеров газа в Дохе, который должен был стать «газовым аналогом» ОПЕК, но так и не получил никакого реального влияния на глобальный рынок, просто не нужна основным производителям нефти. Не говоря уже о том, что Россия выступает против любых «сговоров» за спиной партнеров, особенно политически важных для Москвы в лице Ирана и Венесуэлы. РФ меньше всех заинтересована в том, чтобы там произошел экономический обвал с последующей внутриполитической турбулентностью. Но и Тегерану не следует поддаваться такого рода слухам, которые преднамеренно распространяются Западом, чтобы вбить клин между Россией и Ираном.

Петр Львов, доктор политических наук, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×