25.06.2018 Автор: Константин Асмолов

Третий визит Ким Чен Ына в КНР

KIMC34234534

Менее чем за 4 месяца Ким Чен Ын в третий раз приезжает в Китай. 19 июня 2018 г. Председатель Госсовета КНДР прибыл в Пекин на своём личном самолёте ИЛ-62. Кроме того, по данным ряда СМИ, в аэропорт Пекина прилетели АН-148 с членами официальной делегации и грузовой самолёт ИЛ-76, который использовался для доставки в Сингапур личных автомобилей Ким Чен Ына, на которых он передвигался во время визита.

Из аэропорта лидер КНДР направился в правительственную резиденцию «Дяоюйтай», и в тот же день в 5 часов вечера в Доме народных собраний состоялась  встреча Кима и председателя КНР Си Цзиньпина.

О сути переговоров известно немного, но предполагается, что Ким, по инициативе которого прошел визит, проинформировал Си о ходе переговоров с Трампом, а затем стороны обсудили дальнейшую стратегию перед переговорами с США о сроках денуклеаризации и двусторонние отношения. Как было написано в сообщении ЦТАК, «состоялся полезный обмен мнениями по ряду вопросов, представляющих взаимный интерес, включая перспективу решения денуклеаризации Корейского полуострова, и достигнуто общее понимание обсужденных вопросов».

Си Цзиньпин заявил о неизменной поддержке Пхеньяна. Также Си «отметил, что он активно поддерживает позицию и решимость корейской стороны осуществить денуклеаризацию Корейского полуострова, а Китай будет и впредь исполнять свою конструктивную роль».

Ким был не менее пафосен: «Китай — наш дружественный великий сосед. Председатель Си Цзиньпин — крайне уважаемый нами великий руководитель. Я благодарю генерального секретаря, товарища Си Цзиньпина, а также партию, правительство и народ Китая за искреннее дружественное отношение и оказанную на протяжении длительного времени ценную поддержку лично мне, Трудовой партии Кореи и народу КНДР».

Впрочем, внимание автора более привлекли иные пассажи:

  • Китайский лидер поприветствовал решение Кима сосредоточиться на экономическом развитии КНДР. Добавим к этому сообщения о том, что на последнем пленуме ЦК ТПК курс на «параллельное развитие» фактически объявили завершенным – ядерный щит скован и теперь все силы брошены на экономику. Пхеньяну надо искать пути перестройки экономики в условиях санкций, хотя западные авторы углядели в этой похвале желание подстегнуть сворачивание роли военных и отход от силовой политики.
  • Ким Чен Ын «выразил искреннюю благодарность за то, что товарищ Си Цзиньпин, несмотря на столь большую занятость, оказал такое дружелюбное гостеприимство». Это указывает на то, что визит состоялся по инициативе Кима, который выдерживает определенный уровень протокольного пиетета по отношению к лидеру КНР.
  • Также Ким «выразил признательность за то, что партия и правительство Китая оказали активную и искреннюю поддержку и замечательную помощь для успешного проведения саммита глав КНДР и США и переговоров». Интересно, что включает такое признание, кроме благодарности за арендованный самолет.
  • Стороны отметили «стратегическое сотрудничество и взаимопонимание между двумя партиями». Таким образом, помечается, что сотрудничество базируется не только на экономической, но и на политической/идеологической базе. Одновременно Ким указал, что «сегодня КНДР и КНР разделяют горе и радость друг с другом, как члены одной семьи, и искренне помогают и содействуют». Эта фраза явно указывает на наличие экономических контактов.
  • Си отметил, что после «мартовского визита председателя Ким Чен Ына в Китай китайско-корейские отношения вошли в стадию нового развития, важные совместные соглашения, достигнутые двумя сторонами (не упоминая, какие именно), выполняются одно за другим». Ким же сказал, что «в историческом маршруте для отстаивания социализма и открытия нового будущего Корейского полуострова и региона будет тесно содействовать и сотрудничать с китайскими товарищами в одном штабе (неясно, что за структура имелась в виду) и выполнять всю ответственность и роль для защиты подлинного мира». Из этого можно сделать вывод о наличии ряда джентльменских соглашений между Си и Кимом, которые реально регламентируют двусторонние отношения.
  • Перед приемом участники посмотрели «видеоматериал, показывающий трехразовые исторические встречи высших руководителей обеих партий и обеих стран». Так китайская сторона активно напоминает о традиционных отношениях двух стран, косвенно предостерегая от излишнего сближения с «нетрадиционными» союзниками.

Вместе с Ким Чен Ыном и первой леди Ли Соль Чжу в Китай прибыли премьер-министр Пак Бон Чжу, заместители председателя ТПК Чхве Рён Хэ (отвечает за партийные вопросы) и Ли Су Ён (отвечает за международные отношения), министр иностранных дел Ли Ён Хо, министр Народных Вооруженных Сил Но Гван Чхоль, а также заведующий отделом единого фронта ТПК Ким Ён Чхоль, на плечах которого – проведение саммитов Кима с Муном и Трампом. Также в состав северокорейской делегации вошёл заместитель председателя ТПК Пак Тхэ Сон, который в прошлом месяце ездил в Китай с 11-дневным визитом для осмотра промышленных объектов. Таким образом, одной из целей визита была активизация экономического сотрудничества, и эксперты РК полагают, что теперь Китай направит ещё больше усилий на смягчение, а затем и отмену антисеверокорейских санкций.

Агентство ЦТАК сообщило о визите уже 20 июня, что также является достаточно быстрой реакцией для северокорейских СМИ. Ранее информация о визитах Кима в КНР публиковалась только после его возвращения домой.

Международное сообщество приняло визит на ура. Представитель МИД КНР Гэн Шуан сказал, что двухдневный визит призван укрепить «стратегическое общение» между двумя странами. Представитель администрации президента РК Ким Ый Гём подчеркнул, что «саммит стал очередным шагом на пути денуклеаризации Корейского полуострова» и выразил надежду на то, что Китай будет продолжать играть позитивную роль в этом процессе.  Представитель МИД РК Но Гю Док тоже выразил надежду на то, что китайские власти внесут конструктивный вклад в решение проблем Корейского полуострова, в том числе в рамках нынешнего визита.

Разве что официальный представитель госдепартамента США Хезер Науэрт, отвечая на вопрос об отношении СЩА к визиту, избежала прямого ответа, сделав очень сдержанное заявление. Вашингтон продолжает тесный диалог с Пхеньяном, тщательно следя за развитием ситуации. Американские эксперты считают, что нынешний визит северокорейского лидера в Китай направлен на укрепление своих позиций в последующих контактах с США, а также на попытку добиться от Пекина ослабления санкционного давления.

В этом контексте любопытно то, как в то же время кое-кто из китайских экспертов выказывал беспокойство относительно того, что саммит 12 июня может иметь последствия, направленные против КНР. Опирались они, в основном, на собственные ощущения и то, что Ким и Трамп в течение долгого времени общались тет-а-тет: наверняка замышляли что-нибудь не то. Например, Ким мог предложить Трампу северокорейский нейтралитет в ситуации, когда отношения США и КНР и далее будут обостряться.

Неизвестное каждый заполняет в меру собственных страхов, и у автора есть ощущение, что Ким Чен Ын частично занимается челночной дипломатией и продажей воздуха. В общении с американцами он преувеличивает свою близость к Китаю, в общении с китайцами – преувеличивает возможность ухода к Америке. При этом делает он это на уровне действий, которые конспирологическое сознание что одних, что других заставляет додумывать самостоятельно. Делается это для того, чтобы обеспечить себе пространство для маневра и лавирование между Пекином и Вашингтоном: каждая из сторон будет готова предложить нечто полезное в обмен на то, чтобы Пхеньян не «ушел к другому».

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×