22.06.2018 Автор: Александр Орлов

Нервозность Ирана в Сирии

SYIR465245234

В последнее время со стороны иранцев заметны признаки нервозности в связи с готовящимися США, их арабскими союзниками из числа аравийских монархий и Израиля мерами по переходу к активной фазе вытеснения иранских военных, проиранских прокси-сил и шиитских наемников из Ирака, Афганистана и Пакистана с сирийской территории.

При этом из и без того чрезмерно испытывающего подозрения Тегерана стали доноситься и «обвинения» в адрес России в готовности пойти на «сговор» с Западом и Израилем в Сирии ценой выдавливания оттуда иранского военного присутствия, вплоть до озвучивания плохо скрытых угроз в адрес «союзника». Поводом послужило заявление главы МИД РФ С.В.Лаврова, сделанное в конце мая, о том, что все иностранные войска должны покинуть территорию Сирии. В Тегеране сочли, что российский министр имел в виду иранские формирования, Хизболлу и шиитских наемников, финансируемых Ираном, хотя, по версии Москвы, речь шла о всех, кто присутствует в САР на незаконных основаниях, прежде всего о военных США и ряда арабских стран Персидского залива. Тем не менее замминистра иностранных дел Ирана Хусейн Шейх аль-Ислам заявил: «Россия не должна вмешиваться во внутренние дела сирийцев. Сирийское правительство — единственная сторона, которая вправе решать, кто останется на территории Сирии, а кто ее покинет». Он напомнил о заявлении замминистра иностранных дел Сирии Фейсала аль-Микдада, в котором было сказано о том, что иранские силы и Хизболла находятся в Сирии по официальной просьбе сирийского правительства. Также он подчеркнул, что эти силы продолжат свое присутствие в Сирии.

Между тем, само по себе понятие «внутренние дела Сирии» уже давно утратило свое первоначальное значение после того, как в сирийский конфликт сначала вмешались западные страны, Турция и государства ССАГПЗ с целью свергнуть законное правительство Б.Асада, а затем на помощь Дамаску пришли иранцы, Хизболла и шиитские вооруженные формирования из Ирака, Афганистана и даже Пакистана, к которым присоединились и ВКС РФ. При этом сам Тегеран стал во многом определять действия сирийской правительственной армии и спецслужб, в том числе путем давления на Б.Асада, который вынужден был неоднократно отстранять генералов из «иранской партии». Мероприятия Б.Асада по «зачистке» своего проиранского окружения в пользу офицеров, которые ориентированы на Россию, вызывают жесткую реакцию в Тегеране. Поэтому вполне ясно, что под «внутренними делами» Тегеран явно понимает свои собственные интересы в Сирии.

Напряжение усиливается еще и тем, что 19 июня началась давно готовившаяся операция в Дераа против боевиков вооруженной оппозиции, которая протекает довольно неорганизованно и спонтанно — в основном идут артиллерийские дуэли между обеими сторонами: Б.Асад собрал на юге все наиболее боеспособные части, но там до сих пор присутствуют и иранские формирования вместе с отрядами Хизболлы, которые не желают уходить и тем самым выполнить соответствующее соглашение между Израилем и Россией при молчаливом согласии Дамаска. При такой концентрации сил, которые между собой не только не координируют, но даже враждебны друг другу, стихийное начало боестолкновений стало неизбежным. Пока в этих событиях российская авиация участия не принимает, поскольку начало и характер этого наступления ни с кем не согласованы. Кроме того, неизвестна реакция Израиля и коалиции, которые могут счесть присутствие иранских советников и боевиков проиранских формирований недопустимым и начать бомбардировки сконцентрированных в Дераа сил. Тем не менее несмотря на то, что наземное наступление сил еще не началось, пошли первые и довольно многочисленные потери – только за 19–20 июня в ходе артиллерийских ударов противника погибли десятки военнослужащих сирийской армии. Сообщения, которые приходят с юга Сирии, не оставляют сомнений, что Иран не намерен уходить с территории провинции Дераа. И уже просочилась информация о том, что по распоряжению командира одной из крупных группировок Хизболлы в этом районе Васима Хаддура публично расстреляны 23 солдата девятого дивизиона за их отказ выдвинуться на передовую в район города Харб Газаль.

Конфликтные ситуации между проиранскими шиитскими подразделениями, с одной стороны, и российской военной полицией и лояльными Асаду подразделениями армии — с другой, стали возникать еще в начале июня. Шииты и Хизболла крайне нервозно восприняли появление российской полиции в восточном Каламуне, когда командование Хизболлы в ультимативной форме потребовало ставить его в известность и согласовывать перемещения российской военной полиции. А в ночь на 10 июня произошли столкновения между военными и Хизболлой в местечке Растания. На этом фоне российские военные взяли под контроль ряд объектов в Дамаске, международный аэропорт Дамаска и дорогу к нему. В Дамаске силами безопасности проведены аресты среди проиранской номенклатуры и военных, в частности задержаны советник Б.Асада Бейтина Шаабан и руководитель разведки ВВС Джамиль Хассан. Взяты под контроль важные правительственные и стратегические объекты: здание центрального банка, правительственные и министерские здания. Установлены блокпосты вокруг комплекса государственного телевидения. Взяты под контроль авиабазы аль-Дабаа, Кусейр, объекты вокруг озера Катания.

Понятно, что сохраняя партнерство с Тегераном, Асад все-таки ориентирован на Россию, военный контингент которой в САР является единственным легитимным иностранным присутствием в стране. Охлаждение «союзничества» с Ираном сулит Дамаску серьезные сложности в военном отношении, однако Б.Асад прекрасно понимает, что без поддержки России, а также без ее политического взаимодействия с Турцией и координации с американской коалицией, его режим просто обречен на быстрый уход. Иран в условиях начавшихся действий по его выдавливанию из Сирии не может гарантировать длительного существования нынешнего правительства САР и участия самого Б.Асада, алавитского правящего клана и его сторонников в поствоенном переформатировании страны. Москве же нет смысла держаться за Тегеран в Сирии до конца, который, в общем-то, вполне понятен, тем более на фоне таких выпадов. США их арабские союзники, прежде всего Саудовская Аравия, а возможно, или, скорее всего, Израиль планируют начать переход к фазе активного вытеснения Ирана из Сирии. Поэтому к началу этих событий России придется определиться окончательно. Если все сделать правильно, то РФ сможет сохранить свое присутствие в САР минимум на год-полтора. Потом все равно нужно будет восстанавливать разрушенную экономику САР, что самим Б.Асадом уже публично оценено в конкретную цифру 400 млрд долл. Ясно, что у Москвы таких средств просто нет по известным причинам, тогда как богатые страны ССАГПЗ и ЕС смогут изыскать искомую сумму. Но тратить ее они не будут, пока из Сирии не уйдет ИРИ – сама или ее просто вытолкнут оттуда силой.

В общем-то, расхождения между Ираном и Россией в Сирии были всегда, однако между обеими странами сложился ситуативный союз в острой фазе сирийского военного конфликта, без которого обе стороны не имели шансов на достижение результата. Однако сейчас, когда зафиксированы зоны деэскалации между американской коалицией, Турцией и российско–иранским альянсом военные действия как таковые перешли в локальные операции по уничтожению остатков вооруженной оппозиции на «своей» территории. Видимо, в этих условиях Тегеран решил делить уже совместную российско-иранскую зону деэскалации, что и спровоцировало словесные выпады против Москвы.

Естественно, между Россией и Ираном открытого противостояния в САР, тем более силового, не будет. Но его политический формат постепенно прорисовывается:

  1. иранцы будут создавать проблемы в Латакии и Тартусе (именно там идут массовые аресты людей по обвинению в подготовке к вооруженному мятежу), там же начинают проходить демонстрации протеста алавитского населения;
  2. иранцы удерживают за собой контроль над большинством подразделений Республиканской гвардии (которая по сути является их прокси). Учитывая, что у Б.Асада просто нет других сколь-либо боеспособных сил, кроме гвардии, в случае дальнейшего размежевания Тегерана и Москвы он в прямом смысле этого слова станет править, опираясь исключительно на российское военное присутствие.

В этой ситуации, по всей видимости, в ближайшее время иранцев будут вытеснять из центральных административных районов Сирии, оставив за ними Алеппо и восточную часть совместной зоны деэскалации до Евфрата.

Расхождения между Ираном и Россией в сирийской войне совершенно объективны и вполне понятны, но до сих пор они были «под водой», не всплывая на поверхность. Сейчас у иранцев явно сдают нервы, раз они начали ссориться с РФ в САР. Но от этого Тегеран не выиграет, поскольку без Москвы ему никак не обойтись, когда коалиция начнет свою операцию против иранских прокси в Сирии. В нынешних обстоятельствах иранцам лучше проявлять сдержанность и не давать почву западным и арабским экспертам для рассуждений о трещине в российско-иранском альянсе в САР. Тем более что вместе с Турцией обе страны в Женеве 18-19 июня продолжили контакты по внутрисирийскому примирению на основе «астанинской» платформы, в ходе которых три государства-гаранта обсудили формирование сирийской конституционной комиссии со спецпредставителем генсекретаря ООН по Сирии С.де Мистурой.

Александр Орлов, политолог, эксперт-востоковед, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×