19.06.2018 Автор: Петр Львов

Новая фаза войны в Йемене

1176126-2110731312

Вот уже более недели войска аравийской коалиции во главе с Саудовской Аравией ведут наступление на йеменский порт и крупный город Ходейда (в нем проживает свыше 600 тыс. чел) на побережье Красного моря, пытаясь выбить из него шиитских повстанцев — хуситов движения «Ансар Алла». Через него осуществляется большая часть снабжения продовольствием, топливом, медикаментами населения всей северной части страны, включая столицу – Сану. Аравийская коалиция решилась на штурм Ходейды, несмотря на отсутствие ясной реакции Вашингтона на обращение Эр-Рияда и Абу-Даби оказать им военную помощь в случае наступления. Хотя некоторые источники утверждают, что США все-таки решились на разведывательную и техническую поддержку, поскольку активизировались действия американских военных кораблей рядом с Ходейдой и вдоль йеменского побережья Красного моря в целом. Речь идет и о том, что американские разведывательные беспилотники с баз вблизи Адена и в саудовской провинции Наджран осуществляют наводку на цели самолетов аравийской коалиции.

Видимо, хуситы понимают, что, возможно, на этот раз дело может дойти до боев в черте города. Не случайно глава движения «Ансар Алла» Абдельмалик аль-Хуси направил на днях генеральному секретарю ливанской шиитской «Хизбаллы» Хасану Насралле послание с просьбой об оказании срочной помощи, в котором речь идет о направлении в Йемен военных экспертов «Хизбаллы» по организации и ведению городских боев для поддержки дислоцированных в Ходейде отрядов хуситов. Кроме того, в случае падения этого города, данный опыт пригодится и в Сане, которая неминуемо станет следующей целью войск коалиции. По данным ряда источников в Бейруте, эта просьба уже была рассмотрена положительно при активном участии командования иранского КСИР, а первая группа «советников» из «Хизбаллы» численностью до 80 человек уже прибыла в Сану. Они приступили к строительству подземных укреплений, системы тоннелей в Сане и Ходейде, а также обучению полевых командиров хуситов, которые уже прошли специальный курс на базах «Хизбаллы» в южных пригородах Бейрута.

Пока что у членов коалиции и США нет общей договоренности о конечных политических форматах в Йемене с точки зрения того, какие силы должны будут возглавить страну в случае ухода хуситов из Саны. Сын экс-президента А.А. Салеха и бывший посол Йемена в ОАЭ Ахмед Салех планирует посетить  Эр-Рияд для встречи с наследным принцем КСА Мухаммедом бен Сальманом, чтобы сделать еще один шаг в сторону ухода с политической арены «законного президента» страны Мансура Хади. Его судьба в принципе уже решена, и в будущем политическом устройстве Йемена для него явно нет места. Уже два месяца он находится под фактическим домашним арестом в Эр-Рияде и каких-то ключевых решений не принимает. Кроме того, он отстранен от внутрийеменских переговоров о поствоенном устройстве страны. Линия Абу-Даби в отношении будущего Йемена явно начинает брать верх в нынешней повестке дня. Ахмед Салех и его двоюродный брат, бывший командующий Республиканской гвардией Тарик Салех (а именно он сейчас возглавляет наступление проэмиратовских сил на Ходейду) пользуется поддержкой наследного принца Абу-Даби Мухаммеда бен Зайеда аль-Нахайяна, который хотел бы, чтобы именно он стал будущим президентом страны. В этом ОАЭ поддерживают США, которые имеют плотные рабочие контакты с Тариком Салехом еще со времен их финансирования подготовки отрядов Республиканской гвардии.

На этом фоне идет активизация дипломатии на йеменском направлении со стороны одного из главных региональных союзников ОАЭ в лице Египта. Руководитель СОР (Служба общей разведки) АРЕ Аббас Камель провел несколько важных встреч в Каире с представителями различных политических сил Йемена. 5 июня он  встретился с шейхом крупнейшего племени бакиль в Йемене Наджи бен Абдель Азизом аль-Шайефом. А уже 7 июня состоялась его встреча с делегацией сторонников покойного экс-президента Али Абдаллы Салеха и четырьмя эмиссарами хуситов. В Каире явно готовят базу для внутрийеменского перемирия и начала нового раунда переговоров между хуситами и представителями клана экс-президента, которые могут начаться в случае взятия силами аравийской коалиции Ходейды.

Нынешнее наступление на Ходейду проходит для сил коалиции не без проблем. Командование эмиратских вооруженных сил сообщило о гибели нескольких военнослужащих ОАЭ в результате боестолкновений в Йемене. Они были убиты во время неудачной попытки высадки морского десанта, которая была отвлекающим маневром от операции по захвату аэропорта, в ходе которой хуситы уничтожили 11 бронемашин. Сразу же вслед за началом наступления хуситы заявляли, что ими у побережья был потоплен корабль коалиции. Таким образом, сообщениям о том, что формирования йеменского движения «Ансар Аллах» сорвали 14 июня попытку аравийской коалиции высадить морской десант в районе порта Ходейда, в общем соответствуют действительности. Морская гавань и аэропорт по-прежнему находятся под контролем хуситского правительства Йемена.

В любом случае осада Ходейды не будет легкой для аравийской коалиции. И в этой связи определяющую роль играет фактор времени, который работает на хуситов с учетом международной тревоги из-за гуманитарного кризиса. И этот момент будет вынуждать ОАЭ и КСА торопиться со своим наступлением, а значит, и совершать ошибки. Тем более что для обеих стран Йемен – это еще один фронт борьбы с Ираном в регионе Ближнего Востока. Как и Сирия (главный фронт борьбы против Тегерана для Эр-Рияда) и Ирак. А воевать сразу на трех направлениях слишком накладно.

Война в Йемене имеет свою уникальную специфику. Если отрешиться от пропагандистских клише, то йеменский конфликт, который начался в 2011 году на фоне «арабской весны» как выступление против диктатуры бессменного президента Али Абдаллы Салеха, быстро перешел в специфический, чисто йеменский конфликт Юга и Севера, отягощенный новыми факторами — вводом в число участников Ирана, местной Аль-Каиды, а также переформатирования племенных интересов. Ведь Йемен — это, пожалуй, единственная на сегодня арабская страна, в которой фактор трайбализма остается одним из ведущих во внутренней политике. Салех с относительным успехом боролся с этим явлением, но до сих пор йеменская армия – это, по сути, обученное племенное ополчение, выполняющее распоряжения племенных шейхов, а уж затем подчиняющееся воле командиров и главнокомандующего. В этом смысле вести речь об йеменской армии, как об участнике войны, весьма сложно — она не едина и подчиняется соображениям тактических и ситуативных союзов различных племен, делегировавших своих представителей в вооруженные силы.

Тем не менее основа конфликта — это противостояние Юга и Севера страны. Верные Мансуру Хади войска в военном отношении слабы, а он вынужден маневрировать между интересами различных кланов и групп Юга Йемена и интересами внешних спонсоров, в первую очередь ОАЭ и Саудовской Аравии. Вопреки сложившемуся мнению, КСА в этой войне принимает очень ограниченное участие, ведя в основном авиационную поддержку корпуса интервентов и защищая свои территории в провинциях Джезьян, Наджран и частично Аль-Асир на юге страны от ответных действий шиитских повстанцев. При этом саудиты крайне ревностно относятся к действиям ОАЭ, которые и несут основную тяжесть наземной войны. Эмираты нуждаются в контроле над каким-нибудь крупным портом Йемена для укрепления своих позиций на очень важном морском маршруте поставки нефти из Персидского залива через Аравийское и Красные моря в Европу. Саудиты сумели предотвратить захват Эмиратами Адена и теперь военные ОАЭ рвутся к Ходейде. С одной стороны, захват Ходейды — важнейшего порта Йемена на Красном море — будет означать практически конец войны, так как через этот порт после падения порта Моха Иран снабжает хуситов. И тогда «Ансар Алла» будет вынуждена уходить в горы Севера, после чего вопрос о ее локализации станет вопросом времени, так как ресурсные возможности коалиции и хуситов несопоставимы. Положение «Ансар Алла» усугубляется тем, что после убийства Салеха значительная часть армии, которая поддерживала бывшего президента, отказалась от союза с хуситами.

С другой стороны, саудиты категорически не желают, чтобы Ходейда досталась ОАЭ или ее прокси-группировке «Южное сопротивление», что, в сущности, одно и то же. Соответственно, Саудовская Аравия создает существенные проблемы, выстраивая противодействующие Эмиратам и их прокси-союзы среди местных йеменских племенных объединений. В результате война идет крайне странная, где за хуситов воюет не только их доблесть, но и противоречия между их противниками.

Чисто в военном отношении операция по захвату Ходейды идет «кишкой» вдоль моря, продвигаясь к порту, до которого остается совсем немного. Конфигурация «кишки» и определяет действия хуситов, которые совершают постоянные налеты на коммуникации противника. Потери суданских наемников, которые в изобилии участвуют в наступлении, мало кого беспокоят — это тоже в каком-то смысле аналог иранских прокси-сил в САР. Но, в отличие от Сирии, в Йемене перспектив у Ирана немного. Хуситы имеют серьезную поддержку, но крайне локальную: в основном в ареале проживания радикальной шиитской общины на севере страны. С остальными им приходится договариваться, что означает лишь то, что в случае крупного или серии локальных поражений союзники переметнутся на сторону победителя, что, в общем, уже постепенно и происходит. И падение Ходейды, а затем и Саны – это лишь вопрос времени. Правда, скорее всего, не недель, а месяцев, если не года-полутора.

Петр Львов, доктор политических наук, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×