15.06.2018 Автор: Константин Асмолов

История «сбежавших официанток» — так вот, они не сбежали!

NKK4535423423

Южнокорейский телеканал JTBC, похоже, становится главным «разгребателем грязи» и поставщиком скандалов, способных серьезно влиять на внутреннюю политику РК. В свое время именно они нашли планшет с доказательствами вмешательства конфидантки экс-президента Пак Кын Хе Чхве Сун Силь в государственные дела. Затем именно они внесли серьезный вклад в шоу вокруг скандала с комментариями. И вот с их подачи в РК разыгрывается новый скандал, который, на самом деле, оказывается продолжением старого.

Возможно, аудитория помнит громкое «дело сбежавших официанток», — 12 сотрудниц северокорейского ресторана «Рюгён» в китайском городе Нинбо, провинция Чжэцзян и один менеджер-мужчина выехали из КНР в Малайзию, где обратились в посольство РК с просьбой об убежище и прибыли в Сеул в апреле 2016 года за шесть дней до парламентских выборов. С одной стороны, побег очень широко освещался и позиционировался как знак массового недовольства в КНДР (всем рестораном сбежали!), с другой — девушек держали под усиленной охраной и не пускали к ним никого кроме прикормленных спецслужбами адвокатов и правозащитников, после чего выпустили под программой защиты свидетелей, максимально затруднив возможность их найти. Публичных заявлений тоже никто из них не делал, зато и власти КНДР, и те официантки, которые остались в Китае, сразу же заговорили о похищении.

Эти странности сразу привлекли внимание, и вскоре ведущая оппозиционная газета «Хангёре синмун» опубликовала результаты своего расследования, согласно которому побег был не стихийным, а организованным южнокорейской разведкой.

21 июля 2017 г. специальный докладчик ООН по правам человека в КНДР Томас Охеа Кинтана специально посещал Сеул для того, чтобы разобраться с этим делом, после чего в ходе пресс-конференции Кинтана, с одной стороны, «указал на несоответствие ряда пунктов в разъяснениях по этому делу», с другой — потребовал от РК и КНДР не использовать этот случай в политических целях.

Шуму о том, что же случилось, было много, и на основании открытых источников автор тогда сделал предположение о том, как все было на самом деле: пойманный за неприглядными делами и не желавший возвращаться домой на ковер менеджер ресторана, обратился к спецслужбам РК, которые решили сделать из этого громкую историю про побег, приуроченную к парламентским выборам. В назначенное время менеджер, у которого были паспорта всех девушек, объявил им, что по новому приказу они меняют место дислокации, после чего весь персонал ресторана переезжает в Малайзию, полагая, что там их ждет новое место службы. Однако по прибытии девушкам объявляется, что они «выбрали свободу», а деваться им уже некуда. Кто-то, возможно, свыкся с такой ситуацией, кто-то – нет, но именно поэтому официанток никому не показывали, после чего немедленно отправили на программу защиты свидетелей.

По той же причине, когда в начале 2018 года автор задавался вопросом о том, какие шаги мог бы предпринять Сеул в доказательство искренности желания диалога, он отметил, что новый президент РК мог бы придать большую прозрачность «делу о тринадцати сбежавших официантках», организовав внутреннее расследование. И если те девушки, которые оказались на Юге против своей воли, будут возвращены, Север поймет этот жест, а Мун Чжэ Ин попутно сможет нанести дополнительный удар по своим недругам в спецслужбах, решив ряд внутриполитических проблем.

И вот предсказания и надежды автора сбылись. Г-н Хо Ган Иль, менеджер ресторана, подробно рассказал по ТВ, что же произошло. Хотя его лицо было замазано, он предъявил достаточно свидетельств, подтверждающих его личность, включая отсканированные копии паспортов КНДР всех участников побега или документы, имеющие отношение к ресторану. «Это было заманивание и похищение, и я точно знаю, потому что я был закоперщиком этого», — сказал Хо во время интервью.

Конечно, к показаниям Хо Ган Иля тоже не стоит относиться с полным доверием, но его версия событий выглядит так. Хо добровольно решил начать работать на Юг в 2014 г. после казни Чан Сон Тхэка и того, как пять его бывших одноклассников были репрессированы как лица, близкие к Чану.

Любопытно, что в процессе вербовки Хо подписал клятву верности южнокорейским властям и сфотографировался на фоне южнокорейского флага. Из других источников автор слышал, что Национальная Разведслужба Южной Кореи действительно практикует нечто подобное, причем делает это в отношении тех людей, в верности которых у них есть сомнения. В случае чего такая фотография может оказаться в руках северян и тогда участь фигуранта бывает незавидной.

Но в 2016 году его разоблачили, и когда он попросил свой контакт в разведке помочь ему сбежать, тот приказал ему привести женщин с ним, обещая медаль и работу на правительство. Спецслужбист заявил ему, что президент Пак Кын Хе чуть ли не лично одобрила операцию, и что побег будет иметь важное политическое значение: «Демократическая партия является просеверокорейской силой, а потому ее надо победить любой ценой». Пряник немедленно подкрепили кнутом, заявив, что если менеджер не сможет привести девушек, в северокорейском посольстве всё узнают.

Хо намеревался вывезти из КНДР и свою семью, и побег был назначен на 30 мая 2016 г. Однако внезапно пришло указание все ускорить, и персонал ресторана выехал из Китая 3 апреля. А когда уже в Малайзии часть девушек отказалась войти в посольство, Хо припугнул их – они-де смотрели южнокорейские фильмы и он сообщит об этому куда следует. Хотите выжить – следуйте за мной.

Репортерам удалось пообщаться и с несколькими бывшими официантками, которые подтвердили показания Хо. Они рассказали, что работать в Китае было их мечтой, потому что они могли заработать в месяц столько, сколько дома за год. Что теперь им приходится скрывать свою личность, чтобы не навредить своим родителям на севере, где семьи перебежчиков часто рассматриваются как предатели.

Заговорил Хо только после импичмента Пак Кын Хе, а точнее, потому, что, по его словам, он так и не получил награду от спецслужб. Дескать, ему сказали, что из-за победы демократов трудно сейчас выплатить обещанную награду и попросили подождать до тех пор, когда консерваторы снова придут к власти. Тут-то он и понял, что все было сделано для того, чтобы помочь сплотить консервативные голоса на парламентских выборах, раскаялся и решил излить душу. Хотя автору кажется более вероятной версия о том, что на фоне импичмента менеджер и разведчики не сошлись относительно размера платы за молчание, либо новое руководство разведки решило разыграть эту карту в ином раскладе.

Ведь с точки зрения политической конъюнктуры эта медийная бомба тоже взорвалась «вовремя». За несколько дней до того блогер Druking, главное действующее лицо «скандала с комментариями в интернете», наконец-то был арестован и отправился за решетку. Как говорят, он начал давать весьма подробные показания, на основании которых оппозиционные партии стали жестко требовать от властей назначения спецпрокурора с широкими полномочиями и независимым расследованием. И если слухи верны, южнокорейское общество может ожидать очень неприятный шок, связанный с тем, что весь энтузиазм участников «революции свечей», выходивших на многосоттысячные митинги в поддержку импичмента Пак Кын Хе, был вызван фейковыми новостями, которые вбрасывались в интернет по прямому указанию людей из ближнего круга Муна, если не самого Муна.

Как бы то ни было, министерство объединения Южной Кореи проверяет «новые обвинения» и считает, что нарушений закона о защите северокорейских беженцев допущено не было, однако его представитель признал, что в 2016 году, когда официантки прибыли в Южную Корею, оно просто транслировало информацию, полученную от разведки. В результате общество адвокатов РК и гражданские организации обратились в полицию с петицией о расследовании подозрений, выдвинув обвинения в отношении тогдашних главы разведки Ли Бён Хо и министра объединения Хон Ён Пхё.

Так что посмотрим, как будет развиваться скандал и смогут ли жертвы провокации вернуться домой. Это особенно важно на фоне тех трудностей, с которыми начинает сталкиваться процесс межкорейского диалога, в котором не хватает жестов доброй воли именно с южной стороны.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×