14.06.2018 Автор: Константин Асмолов

К саммиту Ким Чен Ына и Дональда Трампа

Историческая встреча руководителей КНДР и США, которой мы посвятили целый ряд материалов, закончилась неожиданно как для тех, кто ждал подписания мирного договора по итогам Корейской войны, так и для ожидавших немедленного разоружения Севера и вывоза его бомб и ракет на американские хранилища.

Не будем подробно описывать хронику мероприятия, обратив внимание только на некоторые важные для автора детали:

  • Ким демонстративно (это было отражено даже на официальных фото ЦТАК) прилетел на арендованном китайском правительственном VIP-самолете, который используется для транспортировки первых лиц. Северокорейский борт №1 также долетел до Пхеньяна, и есть мнение, что таким образом Ким как продемонстрировал поддержку Пекина, так и страховался от возможных инцидентов: не только антиамерикански настроенные конспирологи, но и некоторые ультрапатриоты США всерьез обсуждали вариант, при котором цель саммита состояла в том, чтобы выманить Кима, а затем или уничтожить его в воздухе, или арестовать и отправить на суд.

  • Трамп и Ким общались тет-а-тет необычно большое количество времени – сначала в начале саммита, потом неформально после обеда.

  • Во время встречи в расширенном формате среди членов делегации КНДР не было лиц, ответственных за развитие ракетно-ядерной программы.

  • Послеобеденная встреча показала, что лидерам интересно общаться друг с другом «в личное время», а Ким владеет английским на приемлемом уровне.

Теперь поговорим об итоговом коммюнике: саммит был охарактеризован как «углубленный и искренний обмен мнениями по вопросам, связанным с установлением новых отношений США и КНДР и построением прочного и крепкого режима мира на Корейском полуострове». При этом «президент Трамп обязался предоставить гарантии безопасности КНДР, а председатель Ким Чен Ын подтвердил свою твердую и непоколебимую приверженность полной денуклеаризации Корейского полуострова».

Уже здесь полагающие, что «Кима прижали к ногтю» могут замереть в удивлении. Во-первых, Пхеньяну обещаются гарантии безопасности (мысль в консервативных кругах недопустимая), во-вторых, формулировка денуклеаризации скорее северокорейская – упоминается не КНДР, а весь полуостров; а сама денуклеаризация полная, но не «проверяемая и необратимая». Кроме того, в следующем абзаце стороны признали важность укрепления взаимного доверия.

В самом заявлении всего 4 пункта. В первых двух стороны «обязуются установить новые отношения» и «присоединятся к усилиям по построению прочного и стабильного мирного режима на Корейском полуострове». В третьем КНДР подтверждает дух Пханмунчжомской декларации от 27 апреля 2018 года и обязуется «работать в направлении полной денуклеаризации Корейского полуострова» — без каких-либо сроков, уточнений и разъяснений. Наконец, «Соединенные Штаты и КНДР обязуются вернуть останки военнопленных/пропавших без вести, включая немедленное возвращение уже идентифицированных лиц». Можно сказать, что это – жест в сторону общественного мнения США, для которого это вопрос очень важен.

И да, нас ждет продолжение банкета на уровне рабочих встреч: стороны «обязуются провести последующие переговоры во главе с госсекретарем США Майком Помпео и соответствующим высокопоставленным должностным лицом КНДР в кратчайшие возможные сроки в целях осуществления решений саммита».

На самом деле рабочие встречи уже идут, но пока безрезультатно. Американская делегация, которую возглавляет Сон Ким, пытается «сократить существующий разрыв» между двумя сторонами в понимании процесса денуклеаризации и достичь договоренности по конкретным обязательствам со стороны Пхеньяна в деле ликвидации ядерного арсенала. Однако на данный момент прийти к этому не удалось.

Тем не менее на встрече с прессой Трамп заявил, что «достигнут большой прогресс», «переговоры прошли лучше, чем ожидалось» и были «фантастическими». Что же до Кима, то времена «рокетмена» канули в Лету: «Он достойный переговорщик. Он говорит от лица своего народа. Я узнал, что он очень одаренный человек. Я также выяснил, что он очень любит свою страну».

Более того, на пресс-конференции Трамп сделал еще ряд заявлений, по поводу которых эксперты гадают, был ли это экспромт или что-то большее. Президент США заявил о приостановлении 300 новых санкций в отношении КНДР, чтобы не выказывать «неуважение», а также отметил, что надеется сэкономить на сокращении «неподходящих» военных учений с Южной Кореей. По его мнению, когда самолеты с Гуама летают на Корейский полуостров и бомбят там горы, это невыгодно и провокационно. «Вашингтон  не будет участвовать в «военных играх», пока Пхеньян ведёт переговоры в обстановке доверия». При этом президент США отметил, что антисеверокорейские санкции останутся в силе до тех пор, пока Пхеньян не завершит денуклеаризацию.

Не исключил Трамп и прекращения состояния войны с Северной Кореей, и вероятного вывода войск США с территории РК (хотя тотчас отметил, что эта задача не является самой актуальной в повестке дня). В интервью телеканалу FoxNews он повторил эту мысль: мне бы хотелось вывести войска как можно скорее, потому что нам это стоит больших денег. «Я хотел бы вернуть их домой. Но сейчас [на саммите США-КНДР в Сингапуре] этот вопрос не обсуждался. В подходящее время мы его обсудим».

А когда Трампу напомнили, что еще совсем недавно американский президент называл Ким Чен Ына «жестоким диктатором, который довел собственных жителей до голода», он ответил так: «Я говорю то, что я говорю. Мы сейчас здесь и имеем то, что имеем. … Может быть, я через год приду и пойму, что ошибся. Это возможно. В мире постоянно все меняется. Но он мне доверяет и понимает, что не каждый президент пойдет на такие переговоры».

Саммит встретили благожелательно все страны-соседи, кроме Японии, которая выразила обеспокоенность заявлением о намерении приостановить совместные южнокорейско-американские манёвры. «Учения США и РК, а также американский воинский контингент на Корейском полуострове играют важную роль в обеспечении безопасности в Северо-Восточной Азии», — заявил министр обороны страны Ицунори Онодэра. В самой РК реакция свелась к тому, что «необходимо выяснить точный смысл и намерения президента США, но пока между США и КНДР идёт серьёзный диалог, необходимо рассмотреть различные варианты содействия таковому».

Подводя итог мероприятию, можно отметить следующее:

  • Стороны не сломали стол для переговоров и не стали меряться красными кнопками. Трамп не ушел посреди процесса, как обещал сделать, если ему что-то не понравится. Исторический саммит состоялся и, похоже, сторонам понравилось: судя по фото, у обоих лидеров в глазах были азарт и довольство как после хорошего спарринга.

  • С точки зрения письменных обязательств никто ничего не подписал, ничем не пожертвовал и формально никому ничего не должен. Коммюнике полно расплывчатых деклараций о благородных намерениях, но, судя по репликам Трампа в общении с прессой, ряд джентльменских соглашений налицо. Впрочем, даже заявления о возможном сворачивании учений некоторые аналитики посчитали экспромтом с непонятными последствиями.

  • От концепции «мата в один ход» Трамп отказался еще после встречи с Ким Ен Чхолем, и хотя от некоторых принципов наподобие «полной денуклеаризации» отказаться нельзя, а санкции не ослабли, налицо очевидный сдвиг к прагматизму и поэтапному процессу, а не ливийской модели. Подчеркивалось, что это лишь первый шаг, так что можно сказать, что саммит был притиркой позиций и очерчиванием рамок, внутри которых затем будут составлять дорожную карту.

  • Ким, на взгляд автора, меньше рисковал и больше получил. Если для общественного мнения США саммит с лидером демонизированной страны-изгоя, который не закончился ее капитуляцией, — малоприемлемая уступка тирану, то для КНДР — это знак вынужденного признания и надежды на развитие отношений. И, как и в Сеуле, Ким показал себя не как зловещий темный властелин, а как живой человек и перспективный политик.

  • «Когда говорят дипломаты, пушки молчат»: олимпийское потепление продолжается еще какое-то время.

  • Однако посмотрим, как встретит итоги саммита общественное мнение США. Конгресс или недовольные во власти могут обнулить или торпедировать их. А разругать президента за уступки и отсутствие конкретики могут как недовольные «некапитуляцией» консерваторы, так и противники Трампа. Потому интересно, как Трамп продаст его итоги внутри страны: например, он имеет право заявить, что угроза ракетного удара КНДР по континентальной части США миновала, а Ким демонтировал ряд важных объектов, объявил мораторий на пуски и взрывы и освободил трех граждан США, сделав все это еще до саммита! США же при этом ничем не поскупились и санкции остаются в силе. Чем не победа?

  • Наконец, можно обратить внимание на неудачу поползновений Сеула превратить саммит в трехстороннюю встречу, которая продемонстрировала роль Мун Чжэ Ина как главного посредника и организатора. Президента РК лишь поблагодарили за помощь в организации встречи. Похоже, впредь Вашингтон и Пхеньян не будут играть в испорченный телефон.

Что ж, историческое событие и хорошая новость, дающая призрачную надежду на то, что олимпийское потепление 2018 года может стать началом региональной разрядки. Конечно, путь к консенсусу будет долгим и ухабистым, но худой мир лучше доброй ссоры.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×