10.06.2018 Автор: Александр Орлов

«Арабская весна» пришла и в Иорданию?

7650

Уже целую неделю Иорданию сотрясают безостановочные волны протестов против законопроекта о реформе налоговой реформы, принятие которого пролоббировал МВФ. Данная реформа предусматривает существенный рост подоходного налога. В результате уже с 1 июня в Иордании подорожали на 5,5% газ, 16,4% бензин, 19% электричество. По данным иорданского Минфина, на конец 2017 года государственный долг страны составил 38,5 млрд долларов или 95,3% ВВП. К 2021 году предложенные МВФ меры должны привести к сокращению государственного долга Иордании до 77% валового внутреннего продукта.

Очевидно, что в очередной раз дала о себе знать знакомая схема «честного» отъёма денег у государств, придуманная ещё в 1982 году профессором Джоном Уильямсоном в Институте Мировой Экономики. В правительстве и среди финансовой элиты США эта схема, по которой сегодня МВФ грабит целые страны, получила название «Вашингтонский консенсус». Только за последние годы результатом вмешательства МВФ в международную экономическую политику стало разорение таких стран, как Аргентина, Ирландия, Испания, Греция, Югославия и Сомали. Ведь МВФ преследует лишь одну цель — разорение более слабых государств с последующим присвоением их собственности. Причем в пользу Соединенных Штатов Америки, лидирующая роль которых в МВФ приносит Вашингтону колоссальные выгоды. При этом МВФ денег на коммерческие проекты не дает, а предоставляет средства исключительно под структурную модернизацию экономики и государственного механизма в целом.

Отставка премьер-министра Иордании Хани аль-Мульки и назначение Омара ар-Раззаза, который должен сформировать новое правительство, не помогли остановить нарастающую волну протестов. Иорданцы считают, что остро нуждаются в современном избирательном законодательстве. Он должен быть сформулирован при участии всех политических сил страны.

Иорданцы понимают, что большинство их проблем из-за политиков. Острое внимание уделяется реформированию системы, в то время когда Иордания, как и другие арабские королевства, является абсолютной монархией: король держит бразды правления и пользуется властью, которая распространяется на все институты государства, а также он имеет возможность распускать избранную законодательную власть. Таких авторитарных правителей, которые не решали социально-экономических проблем своего народа, уже смели «цветные революции» в Тунисе и Египте. Не пришел ли час Иордании? Ведь возможный вариант развития событий — к власти придут палестинцы, которые составляют до 70% его населения, и это будет выгодно для Сирии, для России и для Ирана. Американцы не хотят этого, но дополнительных денег для Иордании у них нет. У Саудовской Аравии тоже.

Сегодня в казне хашимитского королевства банально нет денег. При бюджете примерно 9,2 миллиардов долларов, из которых прямая финансовая помощь Саудовской Аравии составляет 1,2 миллиарда долларов, годовой дефицит составляет свыше 2 миллиардов долларов. Население Иордании – 8 с половиной миллионов человек. После оккупации Ирака США сюда прибыло более полумиллиона граждан Ирака. А после 2011 года — около полутора миллионов беженцев из Сирии, которые создают огромную дополнительную нагрузку на социально-экономическую инфраструктуру страны. На всех международных форумах король Иордании Абдалла поднимает вопрос о беженцах из Сирии и просит денег и других видов помощи.

Но ведь страна пожинает плоды своей неразумной и недружественной политики, направленной против Сирии. Инспирировав гражданскую войну в Сирии совместно с монархиями Аравии, Иордания получила поток беженцев оттуда, то есть произошел эффект бумеранга. Страна добровольно стала тылом для сирийских бандитов и террористов. На территории Иордании создано несколько учебных лагерей, в которых американцы, англичане и французы тренируют боевиков, а через территорию происходит снабжение боевиков оружием, боеприпасами, деньгами и людьми. Иордания превратилась в большую американскую военную базу и во многом политически и финансово зависит от США, от Англии и от Саудовской Аравии.

Почему же именно сейчас Иордания получила эту «чёрную метку» в виде рекомендаций МВФ? Ведь у всех в памяти «арабская весна» в других странах, которая тогда обошла Иорданию стороной.

В условиях своего географического положения политика Иордании получила особую специфику: играя на амбициях США и региональных стран, которым необходима собственная стабильность и понимание ситуации с локальными конфликтами, королевство уже долгие годы получало гуманитарную помощь, оружие и поддержку для экономики (в том числе кредиты МВФ), армии и функционирования государственных институтов. Следуя этой же логике Иордании удалось в течение 2011−2017 годов получить порядка 1,2 млрд долларов финансовой и военной помощи за «роль» одного из плацдармов для международной коалиции по борьбе с ДАИШ. Однако реалии 2018 года выстроили новую картину жесткого доминирования американо-израильско-саудовской «оси» на Ближнем Востоке. И если ранее Иордания по сути была краеугольным камнем стабильности палестинско-израильской ситуации, голосом суннитско-арабской коалиции и ключевым партнером США, то сегодня ситуация с признанием Иерусалима столицей Израиля показала, что еврейское государство способно самостоятельно диктовать условия палестинцам. Да и в целом, новый союз США-Саудовская Аравия-Израиль способен решать свои задачи самостоятельно, без участия Иордании.

Ирония заключается в том, что стране приходится искать новые пути выживания и искать новые союзы в стане бывших противников. Тут показательны, как недавняя встреча короля Иордании Абдаллы II ибн Хусейна аль-Хашими с иранским лидером Хасаном Рухани, так и участившиеся контакты с Россией. И долго тянуть с этим Иордания не намерена, ведь Хашимитская монархия не желает оказаться в роли безголосого «младшего партнера». Напряженность отношений со старыми союзниками хорошо характеризует случай произошедший в ходе апрельского саммита Лиги арабских государств, когда Абдалла отказался пожать руку кронпринцу Саудовской Аравии Мохаммеду бин Салману. Так что теперь, король Абдалла вполне может нормализовать отношения с асадовской Сирией, Ираном, найти нового покровителя, такого, например, как Турция.

Собственно, именно за подобную самостоятельность МВФ и напомнил, кто контролирует экономическую систему государства, предполагающую иностранную финансовую помощь. В тоже время, следует отметить, что необходимость резкого разворота во внешнеполитической ориентации Иордании также диктует национальный вопрос. Примерно две трети граждан Иордании — палестинцы, для которых дискуссии о своем происхождении и национальности не особо приветствуются, поскольку свежи в памяти события «Черного сентября», когда в 1970 году иорданский король Хусейн жестко подавил восстание палестинских боевых организаций.

Не секрет, что Иордания является одной из арабских стран, которая опирается на иностранную помощь. Она пользуется щедрыми грантами от стран Персидского залива. В кулуарах Аммана говорят о том, что союзнические страны отказались спасать правительство Иордании из-за отказа иорданцев следовать американо-израильско-саудовскому пути по палестинскому вопросу. А теперь еще и перенос посольства США в Иерусалим обострил ситуацию, поставив Иорданию в сложное положение: становится понятно, что в новой ситуации действующее правительство не может следовать старому курсу, сохраняя внутреннюю безопасность. Страна оказалась в одиночестве перед региональным и международным давлением и своей улицей. Это уже не просто протесты против закона о повышении подоходного налога, который правительство направило в парламент и отказалось отозвать. Они превратились в суд над экономическим и политическим подходами правительства страны, в которых протестующие увидели очень серьезные проблемы. Король Иордании распустил нижнюю палату парламента под давлением народа и сменил премьер-министра, но ясно, что это не последнее требование. Протестное движение расширилось и переместилось из столицы Амман в провинции. Наблюдатели считают, что акции протеста напоминают протесты 1989 года и протестное иорданское движение в рамках «арабской весны» в 2011 году. Несмотря на то, что эти протесты носят экономический характер, многие эксперты считают, что смена иорданского режима — это необходимая политическая реформа. Предлагаемые решения не должны быть конкретными с экономической точки зрения, а должны двигаться в направлении политических реформ, чтобы население могло принимать участие в политике страны и принятии решений.

Вопрос остается пока открытым: все-таки это «арабская весна» или еще нет?

Александр Орлов, политолог, эксперт-востоковед, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×