09.06.2018 Автор: Константин Асмолов

К итогам встречи Дональда Трампа и Ким Ён Чхоля

9771

1 июня 2018 г. президент США Дональд Трамп провёл встречу с зампредседателя ЦК и заведующим отделом единого фронта ТПК Ким Ён Чхолем, ранее занимавшим пост руководителя военной разведки. Переговоры продлились 80 минут, в ходе которых Ким Ён Чхоль передал Дональду Трампу письмо Ким Чен Ына. До этого времени Ким встречался с госсекретарем США Майклом Помпео.

С точки зрения статуса собеседников это не менее историческое событие, чем ситуация, когда в 1972 г. в Пхеньян прибыл глава южнокорейского ЦРУ. Однако тот визит был тайным, а этот – широко освещался.

При этом до недавнего времени Ким Ён Чхоль считался в США одним из самых нерукопожатных представителей режима. Южнокорейская разведка обвиняла его как минимум в организации атаки на корвет «Чхонан», потопленный, по официальной версии РК, северокорейской подводной лодкой-невидимкой.

Содержание письма пока не известно. The Wall Street Journal со ссылкой на чиновника, знакомого с содержанием письма, охарактеризовал его как «достаточно базовое» — в нем нет ни угроз, ни заявлений о готовности пойти на уступки. Что же до разговоров, то, по словам Трампа, разговор был «практически обо всем», включая санкции. Не обсуждали разве что ситуацию с правами человека в Северной Корее, но в целом встреча прошла «очень хорошо».

Тем не менее, похоже, что прямой контакт с представителем руководства КНДР что-то прояснил в голове президента США, который ранее находился под влиянием южнокорейской информации о том, что Ким готов сдаться. Сразу же после завершения встречи Дональд Трамп заявил о том, что США и КНДР утвердили проведение двустороннего саммита 12 июня в Сингапуре, и высоко оценил стремление северокорейского лидера Ким Чен Ына к денуклеаризации.

Более того, Трамп сказал, что на фоне перспектив нормализации диалога он более не желает использовать в отношении КНДР выражение «максимальное давление». Хотя это не означает, что политика США изменилась. Как сказал представитель Белого дома, «у нас есть санкции, они очень мощные, и мы не будем их отменять, пока Северная Корея не откажется от ядерного оружия».

Впрочем, американский президент указал, что не будет инициировать новых антисеверокорейских санкций. Да, у США были готовы «сотни санкций» для применения против КНДР. «Но я сказал, почему я должен это делать, если наши переговоры проходят так хорошо», — подчеркнул Трамп.

И самое важное, — в интервью Reuters Трамп отметил, что «никогда не говорил», что соглашение по вопросу денуклеаризации КНДР будет достигнуто за одну встречу. «Я думаю, что это будет процесс, — отношения выстраиваются и это очень позитивно». Вместе с тем, Дональд Трамп указал на то, что денуклеаризация затрагивает и ракетный потенциал Севера.

Наконец, президент США отметил, что пока не планирует подписывать во время саммита какие-либо документы.

Таким образом, президент США признает, что сингапурский саммит — это только начало переговорного процесса и за один раз данный вопрос не разрешится. Автор согласен с этим мнением – если речь не идет о капитуляции, однодневный саммит много не даст. Максимум, что можно сделать за встречу, – наметить контуры будущего взаимодействия (дорожную карту) и зафиксировать определенный уровень примирения. Это довольно важная реплика, отражающая некоторое движение Трампа в сторону более прагматичного взгляда на вещи. Похоже, президент США осознает, что «мат в один ход» не получится» и заранее «стелит себе солому». Если первый саммит будет не совсем удачен, можно смело сказать, что это был лишь первый шаг (при этом, для того чтобы он состоялся, Ким уже сделал ряд уступок) и успех можно будет наверстать на следующих.

Заметим, что в тот же день, встречаясь с главой МИД России Сергеем Лавровым, Ким Чен Ын подтвердил приверженность денуклеаризации Корейского полуострова, а также выразил надежду на поэтапный процесс решения этой проблемы. Лидер КНДР подчеркнул, что вопросы улучшения северокорейско-американских отношений и денуклеаризации Корейского полуострова необходимо решать поэтапно и искать методы, которые соответствуют интересам сторон в условиях нового времени.

Одновременно в Сингапуре и Пханмунчжоме продолжаются рабочие контакты представителей США и КНДР. В Сингапуре стороны обсуждали вопросы протокола и охраны, а в Пханмунчжоме — основные вопросы на повестке встречи, и уже известно, что встреча лидеров начнётся в 9 часов утра в сингапурском острове Сентоса в отеле Capella. Первоначально, многие считали наиболее вероятным проведение саммита в отеле Shangri-La, где в 2015 году состоялась первая с 1949 года встреча между лидерами Китая и Тайваня Си Цзиньпином и Ма Инцзю. Но в процессе обсуждения предпочтение было отдано Capella. Это связано с тем, что здание можно эффективно блокировать, закрыв мост и другие пути к острову Сентоса, где находится отель.

Одновременно американские разведчики составляют досье на лидера КНДР, опрашивая всех, кто когда-либо с ним встречался, и сетуют на нехватку источников информации. Сбор информации осложняют нехватка агентов на местах и сложности ведения кибершпионажа, так как на Севере почти не пользуются интернетом. Ким Чен Ына считают «рациональным деятелем, целью которого называют сохранение режима и династии. Он достаточно безжалостен, чтобы убивать родственников, но теперь чувствует себя уверенно и ставит на встречу».

Остается нерешенным разве что вопрос о том, кто будет платить за пребывание в сингапурском отеле северокорейского лидера, рассказали газете The Washington Post (WP) знакомые с ситуацией источники. США, как пишут, хотят, чтобы расходы были оплачены из бюджета Сингапура.

И еще 21 мая стало известно, что Белый дом отчеканил памятные металлические жетоны в честь американо-северокорейских переговоров, на которых выбиты профили Дональда Трампа и Ким Чен Ына на фоне их государственных флагов.

Что всё это значит? Как кажется автору, склонный к жесткому стилю переговоров и азартному ведению бизнеса Трамп воспринимает саммит как своего рода личный вызов своим способностям и ему интересно, сумеет ли он в поединке один на один продавить Кима. Проблема в том, что если он будет разговаривать с ним «как бизнесмен с бизнесменом», эта стратегия может не дать плоды. Ким видит себя сакральным лидером и не отделяет личного благополучия от процветания страны.

Похоже, Трамп с одной стороны верит в то, что пытаться нормализовать отношения с Пхеньяном следовало еще 5-10-20 лет назад, с другой, что если ранее «КНДР 25 лет водила Америку за нос (спорности этого тезиса автор посвятил целый ряд материалов в НВО)», уж он-то не даст себя обмануть.

Кроме того, возможно, он держит в голове итог визита Никсона в Китай, когда на фоне противостояния Москвы и Пекина ему удалось «перетащить Мао на свою сторону». Однако, по мнению автора, уровень напряженности в отношениях КНР и КНДР не так велик, а установить с КНДР дипломатические отношения и выйти из формата «временного непризнанного государства» (как в свое время КНР в эру потепления с США при Мао), ему скорее всего не дадут.

Трамп настроен скорее оптимистически. На вопрос о том, действительно ли КНДР привержена идее денуклеаризации, он в свое время ответил: «Я думаю, что они хотят это сделать. Я знаю, что они хотят это сделать». Они также хотели бы «развиваться как страна», и, говоря о Ким Чен Ыне в ходе состоявшейся 24 апреля совместной пресс-конференции с его французским коллегой Эмманюэлем Макроном, Дональд Трамп отметил, что «северокорейский лидер очень открыт и порядочен, исходя из всего, что мы увидели».

Впрочем, 19 апреля на пресс-конференции после встречи с японским премьером Синдзо Абэ Трамп заявил, что «если встреча, на которой я присутствую, оказывается неплодотворной, то я с нее ухожу», а кульбит с «отменой саммита» и последующим возвращением к повестке вызвал у автора некоторое удивление.

Надо, однако, учитывать, что пространство для маневра у Трампа сужено, а недостаточным результатом саммита воспользуются его многочисленные недруги, как среди республиканцев, так и среди демократов. Судите сами – стоило Трампу заикнуться о более прагматичном подходе, как оппозиционная Демократическая партия США направила ему письмо, в котором указывается, что ни в коем случае нельзя снимать антисеверокорейские санкции до тех пор, пока ракетная и ядерная программы Севера не будут полностью закрыты. Представители партии считают, что до снятия санкций Север должен также остановить производство урана и плутония, предназначенных для военных целей, полностью закрыть площадки для ядерных испытаний и соответствующую инфраструктуру, а также прекратить испытания баллистических ракет.

Вспомним и то, как приходилось пояснять, что решение о проведении саммита с северокорейским лидером было не актом волюнтаризма, а принималось в соответствии с установленной процедурой.

То есть, Трампу постоянно приходится доказывать, что он не поддается Киму. Так, 22 апреля в своём Twitter ему пришлось комментировать сообщения некоторых СМИ о том, что Вашингтон пошёл на большие уступки Пхеньяну, который, в свою очередь, ни от чего не отказывался. Указав на объявленный Севером мораторий, освобождение трех шпионов-граждан США или разрушенный ядерный полигон, он обращает внимание на то, что все это принималось как должное и Америка не сделала никаких равноценных уступок.

Не является сторонником саммита и советник президента США по национальной безопасности Джон Болтон, который, по сведениям CNN, не присутствовал на встрече Трампа и Кима, потому что госсекретарь Помпео заявил Трампу, что участие Болтона будет «контрпродуктивным». В результате можно ожидать попыток торпедировать мероприятие или дезавуировать его итог опрометчивыми репликами или действиями.

Может случиться, что саммит подведет нетерпеливость Трампа на длительных брифингах, в связи с чем его свита часто думает, какую именно информацию предоставить президенту и как убедить его не основываться только на инстинктах.

И все же, автор с нетерпением ждет первой встречи лидеров. 5 июня, говоря о предстоящем в Сингапуре саммите, Дональд Трамп заявил, что это будут очень важные дни, отчего эксперты РК сделали вывод о возможности продления срока саммита или о времени после саммита. Были даже предположения о том, что Дональд Трамп допускает возможность проведения трёхстороннего саммита РК, КНДР и США, а также объявления об окончании Корейской войны. Но о том, что предполагалось в повестке дня саммита и чем он закончился, автор, видимо, напишет уже после ожидаемой встречи.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×