03.06.2018 Автор: Петр Львов

Газовые войны против России набирают обороты

GA42342342

Совершенно очевидно, что Вашингтон всячески пытается ослабить экономику России, в том числе путем раскручивания открытых газовых войн против РФ. Задача – сорвать реализацию проектов строительства новых газовых транспортных путей для экспорта российского газа в ЕС в обход ГТС Украины. Речь идет как о «Северном потоке – 2», так и «турецком потоке».

Так, 29 мая в Баку прошло официальное открытие «Южного газового коридора», по которому газ с азербайджанского месторождения Шах-Дениз пойдет в Европу. США поддержали «Южный газовый коридор», — заявил президент Азербайджана на этом мероприятии, на котором присутствовали сам президент Ильхам Алиев, представители Великобритании, США и западных нефтегазовых компаний. Хотя не совсем понятно, причем здесь поддержка США, которые не имеют никакого отношения к TANAP и «Южному газовому коридору» в целом. Этот проект предусматривает транспортировку десяти миллиардов кубометров азербайджанского газа через трансанатолийский трубопровод (TANAP) из Каспийского региона через Грузию и Турцию в Европу. Он имеет и чисто политическое значение – уменьшить экспорт российского газа через строящийся «турецкий поток», что призвано вынудить Москву продолжить прокачку своего газа через Украину.

По данным Natural Gas Europe, стоимость «Южного газового коридора» составляет около 40 миллиардов долларов. Ожидается, что трансанатолийский газопровод (TANAP) откроют 12 июня. Видимо, это демонстративно приурочено к Национальному дню России. И как бы Анкара не пыталась демонстрировать свое негативное отношение к политике США в регионе и делать громкие заявления о сотрудничестве с РФ, на деле все обстоит по другому. Пока что азербайджанский газ будет проходить исключительно в виде поставок на внутренний турецкий рынок. Транзит в Европу связан со строительством газопроводов Набукко и Трансанатолийского проекта. Тем не менее, Европа получает свой «Южный газовый коридор». Естественно, что в «коридоре» проект ТАНАП имеет ключевое значение. Вопрос даже не в азербайджанском газе как таковом: 10 миллиардов кубометров транзитного газа и 6 миллиардов — для турецкого рынка — это не критически много. Однако ТАНАП позволяет постепенно подключить к себе потенциальных транзитеров из других стран: Ирана, Ирака, среднеазиатских стран (поставщиков в лице Турменистана и Казахстана).

И вот этот момент является ключевым для стратегии Газпрома. Если поставки газа из Ирана и Ирака в ЕС пока невозможны вследствие американских антииранских санкций и военно-политической ситуации в Сирии и Ираке, то с Центральной Азией дела обстоят проще.

Дело в том, что газ, идущий транзитом через Украину в Южную Европу и частично в Центральную — это, по сути, и есть среднеазиатский газ, который покупается Газпромом и перепродается европейцам. Монопольное положение Газпрома, владеющего единственной транзитной трубой, делает его фактическим хозяином среднеазиатского газа. Что, конечно, не устраивает Казахстан и Туркменистан , которые вынуждены сдавать свою продукцию перекупщику в лице Газпрома, устанавливающего свою монопольную и предельно низкую цену. И до 29 мая с.г. никаких альтернатив просто не было. Теперь она появилась – поставлять газ через Азербайджан и Турцию, а не Россию и Украину.

Не зря США в последнее время активизировали свою политику в Центральной Азии, поощряя ее страны к большей самостоятельности от России, в том числе и в газовой сфере. И Казахстан, и Туркмения ищут варианты ухода от зависимости Газпрома, и Южный газовый коридор ЕС такую альтернативу им дает. Возникает проблема: в случае, если газ из Средней Азии начнет уходить в Европу мимо Газпрома, то вопрос с украинским транзитом и долей Газпрома на европейском рынке сам собой будет закрыт. Банально не будет того газа, который можно будет прокачивать. Такая топология поставок была создана еще в советские времена и ориентировалась на мощную развитую советскую промышленность в первую очередь, и уж только потом — на экспорт в Европу. Но сейчас основная часть газа уходит на экспорт вследствие падения производства в РФ и бывших среднеазиатских республиках СССР. Естественно, что возникающие противоречия создают конфликтные ситуации. Южный газовый коридор ЕС может стать катастрофой для Газпрома, который теперь лишается своего монопольного положения единственного транзитера из Центральной Азии.

Теперь возникает новая ситуация: помимо ощутимого политического давления со стороны США, пытающихся силой получить долю в европейском рынке, Газпром потенциально начинает терять и объемы, и положение как главного поставщика газа в ЕС. Возникает конкурентная среда. Естественно, все это произойдет не завтра. Примерный срок начала трансформации всей системы поставок — 2020-22 г.г.. Однако уже сейчас понятно, что сохранить нынешние объемы и доходы Газпрому не удастся. Поэтому он и бросает огромные ресурсы в строительство дорогостоящих газотранспортных проектов из госбюджета в условиях финансово-экономического кризиса и западных антироссийских санкций.

Кстати, для Украины ТАНАП — это тоже плохо. «Южный газовый коридор» — это точно такой же обходной путь вокруг Украины, как и газпромовские проекты. Если казахи и туркмены в итоге уйдут в ТАНАП — то трудности будут не только у Газпрома, но и может полностью накрыться вся украинская ГТС. Просто нечего будет через нее качать. Хотя пока Украина с энтузиазмом воспринимает очередной газовый выпад против Москвы.

А тут еще у Газпрома, а точнее у проекта «Северный поток-2», начинаются проблемы. Во исполнение решения Стокгольмского арбитража судебные приставы наложили обеспечительный арест на активы дочерней компании Nord Stream AG в Швейцарии. А эта компания является оператором «Северного потока-2». Неделю назад госсекретарь США Помпео заявил на слушаниях, что необходимо «свернуть» проект «Северного потока-2». Не случайно президент В.Путин заявил в этой ситуации, что украинский транзит останется: «…Сейчас активно обсуждается строительство «Северного потока – 2». Вопрос в том, сколько газа он будет поставлять, какой объем газа будет поставляться через Украину. Мы готовы сохранить украинский транзит, — вопрос в том, в каких объемах наши клиенты будут нуждаться сейчас и в ближайшем будущем», — сообщил он на пресс-конференции по итогам переговоров с премьер-министром Болгарии Бойко Борисовым.

Говоря иначе, ходы в этой партии делают уже все заинтересованные стороны, причем США и Украина ведут будущие переговоры с предельно агрессивной позиции, а из Москвы более не раздаются заявления о прекращении транзита, поскольку идет торг уже за объемы. Переговорные позиции России в газовой сфере в последнее время ослаблены целым рядом объективно сложившихся факторов. Первый фактор – развитие военно-политической ситуации в Сирии. Военные задачи по взятию сирийско-турецкой границы под контроль и создание из курдов Африна противовеса Турции так и не достигнуты без возможности их реализации в будущем. Соответственно, Анкара отказалась обсуждать проект «Турецкого потока» из расчета трех транзитных труб, причем на сегодня даже единственная транзитная труба до сих пор не согласована. Кроме того, в Сирии ИГИЛ, как оказалось, вовсе не разгромлен, а перешел на партизанский формат борьбы.

Второй фактор — позиция США и их принуждение Европы, которое в конечном итоге вылилось в совершенно непреклонный ультиматум Меркель — согласие на «Северный поток-2» только через сохранение украинского транзита, о чем она и заявила В. Путину в Сочи. Третий фактор — пуск ТАНАП и начало работы «Южного газового коридора ЕС», который пока, естественно, еще мало похож именно на коридор, это скорее пока труба на внутренний турецкий рынок, но в целом сам проект находится в стадии реализации более продвинутой, чем российские обходные маршруты. Четвертый фактор — начавшиеся юридические процедуры по аресту активов Газпрома, причем в самом болезненном месте — операторе «Северного потока-2». Скорее всего, арест будет оспорен, но на это будет нужно время, а реакция акционеров может прогнозироваться как крайне отрицательная вплоть до решения о выходе из проекта.

Ожидаются и другие проблемы, хотя пока нельзя с уверенностью прогнозировать время их возникновения. Среднеазиатские страны — Казахстан и Туркмения — могут объявить о присоединении к «Южному газовому коридору ЕС», равно как потом и Ирак, Иран, Катар, что существенно укрепит позиции «коридора», а главное — лишит Газпром среднеазиатского газа, которым он и наполняет все свои южные маршруты поставок.
На таком фоне Москва подходит к переговорам по заключению нового транзитного договора с Украиной, причем условие Германии непреклонно: согласие на «Северный поток» только через наличие транзитного контракта с Украиной. Понятно, что в таких условиях исходные предложения Киева, за которым стоят США, будут не просто жесткими, а максимально жесткими. Даже в обычных условиях ситуация выглядит крайне тяжелой, а если учесть, что между Москвой и Киевом имеется еще и вопрос Крыма и Донбасса, то этому положению никак нельзя позавидовать.

Петр Львов, доктор политических наук, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×