02.06.2018 Автор: Константин Асмолов

Чехарда с саммитами продолжается

8110

Не успела экспертная аудитория перевести дух от новости, связанной с отказом Дональда Трампа провести саммит с Ким Чен Ыном 12 июня в Сингапуре, как на нее обрушился новый вал новостей – и вот уже никто ничего не отменяет?

Возможно, в ответ на открытое письмо Киму Трамп ожидал типичный северокорейский набор обвинений и продолжение «президентского рэп-бэттла» (после которого стало бы понятно, что с такими и вправду саммит проводить неуместно), но ответ Пхеньяна был довольно спокойным. Замглавы МИД Ким Ге Гван отметил, что решение Трампа отменить саммит демонстрирует, насколько серьёзной остаётся враждебность между США и СК, и это подтверждает необходимость встречи лидеров двух стран; заявил, что КНДР сожалеет о подобном шаге, но надеется, что встреча состоится в любое время и в любом формате. Впрочем, еще раз напоминаем о том, что одностороннее давление ни к чему не приведет, а денуклеаризация должна быть поэтапной.

Если заявление об отказе от саммита было «проверкой на слабо», то КНДР ее выдержала.

И вот уже 25 мая Трамп пишет в твиттере: «Мы ведем очень продуктивные переговоры с Северной Кореей о повторном назначении саммита, который, если он состоится, скорее всего, пройдет в Сингапуре в тот же день, 12 июня, и при необходимости будет продолжен после этой даты». Заявление КНДР назвали дружественным и перспективным, а тон выступления – снова полным надежды и азарта: «Скоро увидим, к чему это приведет. Надеемся, что к долгому и устойчивому процветанию и миру. Покажет только время (и талант)!»

Одновременно бешеную активность развил президент РК Мун Чжэ Ин, для которого успех саммита Трампа и Кима, по сути, критичен для политической карьеры. Мы уже не раз отмечали специфическую роль, которую Сеул играет в переговорах Пхеньяна и Вашингтона, и разоблачение таких хитрых планов было бы крайне нежелательно. Поэтому, как только Трамп отменил саммит, Мун, как мы уже знаем по информации южнокорейской левой газеты «Хангере синмун», бросился звонить Киму по прямой линии связи, после чего Ким (если верить СМИ РК) предложил обсудить все «не по телефону». Так в авральном порядке (чтобы обеспечить максимальную секретность, в ситуацию был посвящен очень узкий круг лиц, включая главу администрации президента, директора разведки и еще нескольких человек) состоялся четвертый межкорейский саммит.

Из распространенной администрацией президента РК видеозаписи видно, как кортеж с лидером Южной Кореи подъезжает к месту встречи, где Мун Чжэ Ина приветствует младшая сестра Ким Чен Ына Ким Ё Чжон, с которой, по слухам, у Муна сложились хорошие личные отношения с момента ее приезда на открытие Олимпиады в Пхенчхане. Ким Ё Чжон провела Мун Чжэ Ина в здание, где Муна ожидал Ким Чен Ын, а далее идут кадры протокольного рукопожатия и собственно переговоров Муна и Кима, но без звукового сопровождения. В конце показано, как Ким Чен Ын и Мун Чжэ Ин тепло прощаются, троекратно обнявшись.

Встреча длилась два часа, проходила в павильоне Тхонъильгак в северной части пограничного пункта Пханмунчжом и с минимумом свидетелей. Непосредственно на переговорах кроме Муна и Кима присутствовали директор Национальной службы разведки РК Со Хун и заместитель председателя ТПК, начальник отдела Единого фронта Ким Ён Чхоль.

О чем говорили, по понятным причинам, известно мало. Официально – «стороны обменялись мнениями о реализации Пханмунчжомской декларации от 27 апреля и успешном проведении американо-северокорейского саммита». По сообщению ЦТАК, лидеры государств пришли к «удовлетворительному консенсусу» относительно проблем региона, выразили готовность «совместно работать над осуществлением денуклеаризации Корейского полуострова», а также договорились встретиться снова. Целью этих переговоров стороны назвали ускорение «реализации денуклеаризации полуострова и достижения в регионе мира, стабильности и процветания». Также достигнута договорённость провести 1 июня межкорейские переговоры на высоком уровне, а в дальнейшем проводить переговоры между военными и по линии Красного Креста.

Утверждается, что Ким Чен Ын подтвердил свою «твердую приверженность» идее провести саммит с президентом США и выразил Мун Чжэ Ину благодарность за усилия, которые он приложил для того, чтобы эта встреча состоялась.​

Кроме того, по словам президента Южной Кореи, в Пхеньяне сомневаются в обещаниях США по обеспечению безопасности КНДР. «У Ким Чен Ына есть сомнения относительно того, может ли его страна полностью доверять обещаниям США завершить враждебные отношения и предоставить гарантии безопасности в случае реализации полной денуклеаризации». Мун Чжэ Ин будто бы попытался развеять эти сомнения и, сообщая северокорейскому лидеру о результатах своих переговоров с президентом США, подчеркнул, что глава Белого дома твёрдо намерен покончить с враждебностью своей страны по отношению к Северу и активизировать с ней экономическое сотрудничество, если Пхеньян примет решение о полной денуклеаризации. Какова была реакция Кима, остается неизвестным, но, видимо, ироническую улыбку удалось спрятать.

Ведь не случайно в тот же день, 26 мая центральная газета КНДР «Нодон синмун» в редакционной статье подчеркнула, что «уступать империалистам и идти на компромисс с ними – это приведет к самоуничтожению… История оставляет кровавый урок: в отношении империалистов нельзя предаваться хоть малейшим иллюзиям, а нужно упорно бороться с ними».

Но видимо, президент РК снова сообщил «наверх» то, что там хотели бы услышать, и не случайно консервативные СМИ РК начали анализировать новые фотографии Ким Чен Ына, придя к диагнозу о том, что Ким Чен Ын устал, не досыпает и чего-то боится («Наверняка испугался США и готов сдаться»). А обрадованный Мун доложил, что, несмотря на упрощённый формат, стороны провели полноценный саммит, и теперь такие встречи для ведения «челночной дипломатии» могут носить периодический характер.

Инициатива встретила некоторое неприятие консерваторов и центристов. Во-первых, внезапный саммит создает некоторый вакуум в руководстве. Во-вторых, саммит без долгой подготовки повышает вероятность принятия волюнтаристских решений, — а не за это ли Мун и его партия так активно критиковали Пак Кын Хе?

Неслучайно, когда 28 мая Национальное собрание РК провело последнее майское пленарное заседание, парламентарии так и не приняли проект резолюции в поддержку Пханмунчжомской декларации. Причина была в том, что оппозиционная партия Свободная Корея заявила, что в тексте должно быть указано о необходимости «полной, подконтрольной и необратимой» денуклеаризации КНДР, а правящая партия Тобуро и другие оппозиционные партии были готовы принять проект резолюции в её первоначальном виде. Но без консерваторов не набрался кворум.

Но вернемся к Трампу; глава Белого дома приветствовал заявление северокорейской стороны, сообщив журналистам, что и он готов встретиться с Ким Чен Ыном 12 июня. 26 мая на пресс-конференции в Белом доме Дональд Трамп отметил, что межкорейские переговоры прошли «очень хорошо», и КНДР проявляет «много доброй воли».

27 мая в северной части пограничного пункта Пханмунчжом прошли рабочие переговоры представителей США и КНДР. Американскую делегацию возглавил нынешний посол США на Филиппинах Сон Ким, который ранее был послом США в РК, а ещё раньше – спецпредставителем США по северокорейским вопросам. Его сопровождают член Совета национальной безопасности США по делам Корейского полуострова Элисон Хукер и помощник министра обороны по вопросам Восточной Азии Рэндалл Шрайвер. Делегацию КНДР возглавляет заместитель министра иностранных дел КНДР Чхве Сон Хи, которая помнит Кима еще по шестисторонним переговорам в 2005 г.

Премьер-министр РК Ли Нак Ён назвал рабочие переговоры в Пханмунчжоме «удивительным прогрессом», а также признанием роли РК в переговорном процессе, а глава Белого дома в своём Twitter, что Север ждут процветание и хорошие экономические перспективы. «Однажды она будет прекрасным государством в финансовом и экономическом отношении». «Ким Чен Ын согласен со мной в этом. Это случится!». Правда, в тот же день 27 мая «Нодон синмун» осудила «околесицу», связанную с представлением о том, что КНДР ведет переговоры ради экономической поддержки США.

28 мая со ссылкой на администрацию президента Республики Корея южнокорейское агентство Yonhap сообщило, что к саммиту Дональда Трампа и Ким Чен Ына может присоединиться и Мун. Оказывается, президент РК выражает надежду на проведение трехстороннего саммита после того, как состоятся переговоры Трампа и Ким Чен Ына. А в дальнейшем – и на подписание мирного договора, для чего необходимо устранение недопонимания между Вашингтоном и Пхеньяном в рамках прямого общения лидеров.

29 мая США и КНДР провели переговоры в Сингапуре, которые касались протокола саммита и вопросов обеспечения безопасности лидеров двух стран. А 30 мая стало известно, что заместитель председателя ЦК ТПК Ким Ён Чхоль вылетел в Нью-Йорк, где, как полагают, встретится с госсекретарём США Майклом Помпео, с которым обсудит детали предстоящего саммита. Заметим, что формально Киму запрещен въезд в США, так как он находится под персональными санкциями – в том числе как «главный виновник» потопления корвета «Чхонан».

Таким образом, подготовка к встрече лидеров КНДР и США ведется так, словно саммит никто и не отменял. Однако перспективы нормализации военно-политической ситуации на Корейском полуострове остаются неопределёнными, и это связано с малоустраняемыми разногласиями между Вашингтоном и Пхеньяном в подходах к денуклеаризации. Американская сторона требует сначала необратимо свернуть ядерную программу (а в идеале ликвидировать все типы северокорейского ОМП), после чего будут экономические выгоды. Пхеньян же настаивает на поэтапной денуклеаризации.

Насколько в США возобладает прагматичный подход, непонятно, а «отмена саммита» тем более вызывает вопросы о том, какая из сторон на самом деле непредсказуема и готова пересматривать свои обещания. Потому завершить этот текст автор хотел бы репликой президента РФ Владимира Путина: «Я глубоко уверен, что если [США] ничего не [будут] навязывать, не [будут] вести себя агрессивно и не ставить в тупик Северную Корею, то результат, который нам нужен, будет достигнут быстрее, чем многие будут думать, и меньшей ценой».

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×