24.05.2018 Автор: Константин Асмолов

Китай и КНДР в конце 2017 — начале 2018 гг.

3356

Напомним, что после шестого ядерного испытания КНДР 3 сентября отношения двух стран охладились – ядерный салют был устроен как раз под съезд партии и, по сообщениям японских СМИ, власти Китая даже издали приказ, запрещающий СМИ КНР публиковать точную информацию о ядерных и ракетных вопросах Северной Кореи. Приказ был направлен на предотвращение напряженности в отношениях с Северной Кореей и удержание ситуации от эскалации до и во время съезда.

С 6 января 2018 г. Китай объявил о полном прекращении экспорта в КНДР железа, стали и ограничении поставок сырой нефти и нефтепродуктов, промышленного оборудования и других наименований товаров. Прекратился и ввоз ряда зерновых, сельскохозяйственной продукции, глинозема, строительного камня, древесины, электротехнического оборудования, судов.

10 января 2018 г. в Шэньяне прекратил работу отель “Чхильбосан”, который был единственным в Китае отелем, принадлежавшим Северной Корее. Как утверждает “Чосон Ильбо”, в гостинице базировались северокорейские шпионы и хакеры. К февралю 2018 г. были, как говорят, закрыты почти все северокорейские рестораны, а приграничное сотрудничество практически сведено к нулю.

Оттого, по информации российских специалистов, в разговорах с ними рядовые северокорейцы регулярно подчеркивали, что дружба между КНР и КНДР крепка, но затем сами же корейцы намекали: «сами-то вы знаете, какие у нас отношения», отмечая недовольство тем, что Китай поддержал международные санкции и сильно ограничил торговлю с КНДР.

13 января главное таможенное управление КНР сообщило, что товарооборот между Китаем и КНДР в декабре 2017 года сократился на 50,6% по сравнению с тем же месяцем предыдущего года.

С другой стороны, 26 декабря 2018 г. СМИ КНР опровергли информацию японской газеты Асахи симбун о том, что военные и разведывательные органы КНР и США интенсивно делятся информацией о КНДР, а китайские торговые, таможенные и финансовые инстанции будут уведомлять американских коллег о выполнении санкций в отношении Пхеньяна. Это соглашение будто бы было заключено на ноябрьском саммите 2017 г., но «подобные ложные сообщения ставят своей целью внести раскол между Китаем и Северной Кореей, а также отвлечь внимание Южной Кореи».

Также стало известно, что в 2017 году КНДР ввезла из Китая зерновые, в объёме более чем в три раза превышающем показатель 2016 года. Об этом сообщила радиостанция «Голос Америки» со ссылкой на директора Института по вопросам КНДР и Северо-Восточной Азии Квон Тхэ Чжина. Указывается, что показатель составил 176.195 тонн на сумму 67 млн 330 тыс. долларов. 46% ввезённых зерновых пришлись на пшеничную муку. Далее следуют кукуруза — 50.878 тонн, рис 36.408 тонн, крахмал. Импорт кукурузы вырос в 16 раз, а муки примерно в 12 раз. Такой рост объясняется ужесточением контроля на границе КНДР и Китая, что привело к ограничению неофициального ввоза зерновых.

Добавим к этому американские обвинения в том, что минимум шесть принадлежащих Китаю, либо же эксплуатируемых им грузовых судов нарушают санкции Организации Объединенных Наций в отношении Северной Кореи. Об этом со ссылкой на спутниковые фотографии и «другие сведения» писал, в частности, The Wall Street Journal, и 25 февраля 2018 г. МИД Китая был вынужден выступить со специальным заявлением: «Китайское правительство всесторонне и строго выполняет резолюции Совета Безопасности по КНДР, а также свои международные обязательства, и никогда не позволяет любому китайскому гражданину или компании участвовать в деятельности, в нарушение резолюций СБ ООН».

Формальная риторика КНР также продолжала песню «мы за все хорошее против всего плохого», осторожно приветствуя олимпийское потепление. 16 января в телефонном разговоре с президентом США Дональдом Трампом председатель КНР Си Цзиньпин заявил, что заинтересованным сторонам следует приложить совместные усилия, чтобы создать условия для возобновления переговоров.

А 18 января пресс-секретарь МИД Китая Лу Кан говорил: «Мы надеемся, что КНДР и Республика Корея смогут сохранить позитивный момент их отношений и прийти к общему знаменателю в целях реализации денуклеаризации и мира на Корейском полуострове».

Нельзя сказать, что за темпами сближения Севера и Юга в Пекине наблюдали с удивлением, но от некоторых экспертов автор слышал точку зрения о том, что «переусердствовав с санкционным давлением по просьбе США, китайцы сами себя перехитрили». Однако после того, как президент Трамп подписал Taiwan Travel Act, среди ответных мер со стороны китайских ястребов предлагалось уменьшить сотрудничество с США по корейской и иранской проблемам.

Ким Чен Ын не упустил шанс улучшить отношения на новом фоне и 17 марта направил Си Цзиньпину поздравительную телеграмму в связи с переизбранием на пост председателя КНР. А затем по инициативе Ким Чен Ына и по приглашению Си Цзиньпина с 25 по 28 марта 2018 г. руководитель КНДР совершил неофициальный визит в Китай. Это ознаменовало разворот в отношениях двух стран, хотя по понятным причинам соблюдение санкционного режима ООН никуда не делось.

Так, 9 апреля в рамках резолюции Совета Безопасности ООН 2375 от сентября 2017 г. Китай ввёл запрет на экспорт в СК 32-х наименований товаров двойного назначения, которые могут использоваться для создания оружия массового уничтожения: промышленное оборудование, программное обеспечение и технологии, включая ускорители заряженных частиц и центрифуги.

Сейчас отношения КНР и КНДР находятся на подъеме, причем Ким демонстрирует должный уровень пиетета. Когда 13 апреля для участия в фестивале искусств «Апрельская весна», приуроченном к годовщине со дня рождения Ким Ир Сена, Пхеньян посетила китайская делегация во главе с Сун Тао, Ким Чен Ын тепло принял Суна и пообещал «активно продвигать и развивать отношения [двух стран] на новый этап развития» (тут стоит вспомнить, что, когда Сун приезжал в 2017 г. и Ким его не принял, эксперты, опрошенные изданием South China Morning Post, тогда писали, что отказ от встречи является серьезным нарушением дипломатического протокола и отношениям между КПК и ТПК нанесён непоправимый ущерб).

23 апреля Ким Чен Ын посетил посольство Китая в Пхеньяне, чтобы выразить соболезнования по поводу гибели китайских туристов в результате ДТП в провинции Хванхэ-Пукто. Как сообщило агентство ЦТАК, Ким сказал, что все северокорейцы воспринимают трагедию как собственное несчастье, но возможно, дело было в неподтвердившемся впоследствии слухе в том, что среди жертв оказался единственный внук Мао Цзэдуна Мао Синъюй.

2 мая Пхеньян посещает глава МИД КНР Ван И, и предполагается, что стороны обсуждали активизацию экономического сотрудничества и затронут вопрос возможного визита председателя КНР Си Цзиньпина в Пхеньян, который может состояться до или после саммита КНДР и США.

Ван встречался и с Ким Чен Ыном. И хотя официального заявления по итогам встречи не принималось, СМИ РК утверждают, что Ким « выразил готовность объединить усилия с Китаем ради того, чтобы северокорейско-китайские отношения вышли на новый этап», а Ван напомнил о поддержке Пекином стремления к тому, чтобы состояние войны, в котором находится Корейский полуостров, было прекращено.

4 мая «Голос Америки» сообщил, что в марте 2018 г. северокорейский экспорт в Китай составил 11 млн 800 тыс. долларов, что примерно на 3 млн долларов больше, чем в феврале. Импорт также вырос на 40 млн долларов, составив 142 млн 900 тыс. долларов, и видимо, дело в том, что Китай возобновил поставки в КНДР нефтепродуктов, включая топливо для автомобилей и самолетов.

7-8 мая северокорейский лидер Ким Чен Ын посетил китайский город Далянь, где встретился с председателем КНР Си Цзиньпином. Как сообщает агентство Синьхуа, «лидеры двух стран обменялись мнениями по текущим проблемам», что с дипломатического языка переводится как «о чем говорили, не расскажем». Однако кроме этого Си Цзиньпин заявил о поддержке курса Пхеньяна на денуклеаризацию на Корейском полуострове и решение региональных проблем путём диалога. Также выразил надежду на то, что Пекин будет играть активную роль в процессе установления мира на Корейском полуострове.

Но куда важнее была реплика Ким Чен Ына, которая, видимо, и вызвала поддержку Си: у Севера не будет потребности в наличии ядерного оружия, а денуклеаризация станет достижима, ЕСЛИ другие стороны откажутся от враждебной политики и угроз в отношении КНДР.

Заметим также, что Председатель Си разменял встречу с Кимом на присутствие на тройственном саммите с главами Японии и РК, куда вместо него отправился премьер Ли Кэцян.

Не менее интересно и то, что ужесточение позиции КНДР в ответ на давление США в Вашингтоне связали с последствиями этого визита. Сюда же – и вброс от японской «Майнити симбун» о том, что председатель КНР может оказаться в Сингапуре на предмет пообщаться в кулуарах намеченного на 12 июня американо-северокорейского саммита. Лидеры стран, подписавших в 1953 году соглашение о перемирии, положившее конец Корейской войне, смогут обсудить замену соглашения о перемирии мирным договором. Между тем, представитель МИД КНР Гэн Шуан лишь отметил, что предстоящий американо-северокорейский саммит станет важным шагом на пути к достижению долговременной стабильности в регионе.

Появляются и данные об оживлении экономических связей. Сообщается, что на границе Китая и КНДР резко увеличился поток грузового транспорта, а по железной дороге пошли составы с цистернами. А 10 мая источники в РК сообщили, что в связи с активизацией двусторонних отношений КНДР и Китай планируют ввести дополнительные воздушные маршруты между Пхеньяном и крупными китайскими городами, в частности, Чэнду. Первый чартерный рейс по этому маршруту северокорейский перевозчик Air Koryo совершит 28 июня. Пассажиропоток вряд ли будет большим, поэтому увеличение числа маршрутов носит скорее символический характер, благо сотрудничество в гражданской авиации не нарушает международные санкции.

Отдельно отметим визит в середине мая представительной делегации КНДР. Формально он прошел по линии межпартийных контактов, но состоял из группы партийно-хозяйственных руководителей. Делегация посетила Научный парк Чжунгуаньцунь, называемый Силиконовой долиной Китая, Институт сельскохозяйственных наук и инвестиционные компании в области инфраструктуры. 16 мая делегацию принял Си Цзиньпин, который назвал визит важным шагом в реализации договорённостей между Пхеньяном и Пекином, достигнутых в ходе двух встреч с северокорейским лидером.  Си Цзиньпин выразил надежду на то, что две страны будут продолжать укреплять сотрудничество и обмены, развивать дружеские отношения. Китай поддерживает усилия Севера по развитию своей экономики, улучшение межкорейских отношений, диалог между Пхеньяном и Вашингтоном, а также  денуклеаризацию на Корейском полуострове.

С учетом того, что 12 июня США фактически открывают на Тайване свое посольство, высока вероятность того, что Пекин, с одной стороны, будет стремиться включить КНДР в свою зону контроля, с другой – не идти на уступки США в корейском вопросе.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×