15.05.2018 Автор: Владимир Терехов

Корейский пример для Индии и Пакистана

8900

“С целью разрешения противоречий Индии и Пакистану следует изучить опыт корейского примирения”. Под таким заголовком (со ссылкой на пакистанские издания) популярная газета Indian Express прокомментировала последние события на Корейском полуострове. Что лишний раз подчёркивает масштаб и далеко не локальную значимость происходящего сейчас в одной из самых опасных зон Северо-Восточной Азии.

Ибо ситуация по обе стороны 700-километровой “Линии контроля” (являющейся частью общей 3000-километровой границы), по которой Индия и Пакистан разделили бывшее княжество Кашмир, ничуть не лучше, чем в районе 38 параллели, разрезавшей Корейский полуостров на два независимых государства свыше 70-и лет назад.

Возможно, даже хуже, ибо ежегодное число различного рода нарушений режима прекращения огня через ЛК (чего давно не происходит в районе 38 параллели) исчисляется тысячами. Добавим к этому, что на полуострове Индостан тоже противостоят друг другу государства, обладающие ядерным оружием.

Неудивительно, что в факте возобновления межкорейского диалога с подключением одного из главных участников конфликта в лице США участники почти безнадёжного пакистано-индийского “клинча” усмотрели пример решения собственных проблем.

Ещё раз, однако, отметим, что на Корейском полуострове всё ещё очень неопределённо и пока неясно, удастся ли хоть как-то совместить цели Вашингтона и Пхеньяна при очевидном присутствии в корейских событиях второго по значимости глобального игрока Пекина.

Не завершён даже дебют абсолютно новой игры, началом которой послужило выступление 7 января с. г. Ким Чен Ына, предложившего возобновить межкорейский диалог. Окончанием вступительной части новой шахматной партии станут (вроде бы окончательно намеченные) переговоры лидеров КНДР и США.

Именно их итоги позволят говорить о продолжении (и переходе в миттельшпиль) или завершении едва начавшейся игры. Во втором случае всё вернётся “на круги своя” с возобновлением прошлогодней угрожающей взаимной риторики, сопровождавшейся вполне конкретными действиями.

Но даже намёк на некий прогресс в почти безнадёжной ситуации на Корейском полуострове породил надежду на полуострове Индостан. Где, как и на Корейском полуострове, за спинами непосредственных участников конфликта очевидным образом наблюдается присутствие тех же ведущих мировых игроков, то есть Китая и США.

В общем, можно говорить об определённых аналогиях в том, что происходит в обеих горячих зонах современной глобальной политики. А следовательно, небезосновательны и отсылки к обозначившемуся позитиву на Корейском полуострове.

Крайне важным положительным моментом для дальнейшего развития ситуации на Индостанском полуострове явилась приостановка, казалось бы, неумолимой тенденции к обострению китайско-индийских отношений и неизбежному в этом случае скатыванию Нью-Дели в “дружеские объятия” Вашингтона. Который уже приготовил для неё “тёплое местечко” в проекте антикитайской “Четвёрки” с участием Японии и Австралии.

Принятие Индией указанного проекта означало бы переход “красной черты” в отношениях не только с КНР, но и с Пакистаном. Ибо в ответ на попытки США превратить Индию в региональный “контрбаланс” Китаю, а также усилить американо-индийское сближение (совершенно определённо подтверждённое летом 2017 г. Д. Трампом) только укреплялись связи между КНР и Пакистаном при одновременном ухудшении отношений Пакистана с Индией и США.

Видимо, на рубеже 2017-2018 гг. в Нью-Дели решили поломать этот крайне опасный для страны и региона сценарий, попытавшись улучшить политический климат в отношениях с КНР. Первым позитивным сигналом в адрес Пекина стало назначение в начале февраля с. г. на высокий пост госсекретаря по иностранным делам бывшего посла в Китае В.К. Гокхале. Именно он и подготовил “неформальную” встречу лидеров обеих стран, состоявшуюся в китайском городе Ухань 27-28 апреля.

Подчеркнём ещё раз, что блокирование негативного тренда в китайско-индийских отношениях является абсолютно необходимым условием, выполнение которого должно предшествовать попыткам налаживания и пакистано-индийских отношений.

Отметим, что из Пекина давно исходят призывы к Нью-Дели присоединиться к реализации проекта “Китайско-Пакистанского экономического коридора”, как части более общего проекта НШП. Но Индия холодно реагировала на эти призывы по причинам в целом плохих отношений с Китаем и Пакистаном, а также потому, что КПЭК проходит по пакистанской части бывшего Кашмира.

Имея в виду эти обстоятельства, китайская сторона не настаивала на принятии указанного предложения в ходе успешных в целом переговоров между Си Цзиньпином и Нарендрой Моди. Вообще, слова “терпение” и “искренность” являются едва ли не основными, которыми китайские эксперты характеризуют поведение Си Цзиньпина на встрече в Ухане, а также в целом новую стратегию КНР в отношении Индии.

Не менее позитивно прошедшие переговоры оценили в Нью-Дели. Уже упоминавшийся В.К. Гокхале, в частности, сказал, что оба лидера обсуждали широкий круг тем и сфер взаимодействия, в том числе “духовность, торговлю, технологии и массовую культуру, включая кинофильмы”.

В связи с “духовностью” и “культурой” автору настоящей статьи вспоминается, что в прошлые годы в прессе нередко попадались сообщения о встречах видных представителей обеих стран, которые подвизаются в указанных сферах. При этом в адрес друг друга произносились разного рода комплиментарные слова с подчёркиванием “взаимопроникновения и взаимодополнения двух наших древних культур”.

Однако ближе к концу нулевых такие сообщения как-то перестали попадаться на глаза. Что, в общем, неудивительно, ибо музы чувствуют себя комфортно только в достаточно тепличных условиях. Поэтому возобновление подобных интеллигентских посиделок станет верным признаком прогресса в политических отношениях между двумя азиатскими гигантами.

Вполне возможно, его началу послужит встреча в Ухане лидеров обеих стран. В общем, теперь можно было бы приступить к налаживанию и пакистано-индийских отношений. Не очень, правда, ясно, как.

Возвращаясь к теме исторических и текущих аналогий, позволим себе пофантазировать. Обратим внимание на то, что, как и в случае с двумя Кореями, на полуострове Индостан (тоже относительно недавно) было более или менее единое (квази)государство, которое на заключительном этапе существования называлось “Британской Индией”. Причём, кроме периода двух-трёх последних десятилетий, в его составе достаточно мирно жили бок о бок индуисты и мусульмане.

Почему бы не представить себе появление в перспективе нечто похожего на (кон)федерацию нынешних Индии и Пакистана? Тем более что определённая часть индийской элиты во всё большей мере воспринимает свою страну в качестве наследницы “Британской Индии”. Впрочем, как отмечает известный индийский эксперт С. Раджа Мохан, “тема объединения на субконтиненте [Индостана] является табу для Пакистана”. Добавим, — пока.

Необходимо также затронуть фактор весомого присутствия в регионе мирового лидера, то есть США. В частности, тот же С. Раджа Мохан полагает, что одной из главных целей китайского лидера в ходе прошедших переговоров с Н. Моди было преодоление негатива от предвоенного состояния в торгово-экономических отношениях с Вашингтоном.

Поэтому, продолжает индийский эксперт, следует ожидать переноса стратегии Пекина по восстановлению нормальных отношений на других “трудных [но важных, добавим] соседей” КНР. К ним в первую очередь относятся Япония и Вьетнам.

Наконец, ещё раз отметим, что положительное влияние начала разрядки на Корейском полуострове далеко выходит за пределы Северо-Восточной Азии. Вдруг нечто похожее произойдёт и на Индостанском полуострове?!

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×