13.05.2018 Автор: Петр Львов

США и Израиль против Ирана

IR563423123

Как только президент Трамп аннулировал 8 мая международное соглашение по ядерной программе Ирана, а израильские ВВС тут же нанесли удары по иранским позициям в Сирии, стало ясно, что США и Израиль форсируют свои планы по ликвидации иранского присутствия в регионе, прежде всего в Сирии, Ираке и Йемене с последующим выходом на решение стратегической цели – подрыв мощи ИРИ с возможной ликвидацией нынешнего исламского режима в Тегеране.

Пока Вашингтон и Тель-Авив действуют осторожно, понимая, что война американскими и израильскими войсками при участи арабских сателлитов Америки на территории самой ИРИ просто невозможна – слишком крупная страна с большим населением и достаточно мощными вооруженными силами. Да и вторжение в Иран может привести к целому ряду локальных войн: Ливан, где может выступить шиитская Хезболла, в том числе путем вторжения в Северный Израиль; новая гражданская война в Ираке; внутренний конфликт в Саудовской Аравии, где шииты Восточной провинции и Наджрана в состоянии развернуть восстание против правящей суннитской династии Аль Сауд; смещение королевской семьи Аль Халифа шиитским большинством на Бахрейне; новый виток конфликта в Йемене с его переносом на территорию КСА и т.д.

США и их вооруженные силы этого не потянут. Израиль тем более. А слабые армии арабских монархий Персидского залива будут разгромлены в первых же боях с иранскими регулярными войсками, тем более если на их стороне выступят шиитские формирования из других стран. Хотя Трамп не слишком умен, а Нетаньяху не столь силен в стратегии как его предшественники. И оба вполне могут совершить глупость, развязав большую войну в регионе даже в ущерб собственным интересам.

Поэтому 10 мая американский президент заявил о том, что готов предложить Ирану новую сделку. Косвенно неоднократно Трамп в последние дни приводил пример Северной Кореи, которая, по его мнению, поступила правильно, пойдя на переговоры. Правда, Северная Корея в данном случае — совершенно некорректный пример, так как именно Ким Чен Ын, скорее, был инициатором кризиса, и именно Ким стремился к переговорам, к которым в конце концов вынудил США под угрозой потери лица. Ирану же как раз не нужно менять ничего в заключенном в 2016 году договоре. Это нужно лишь одному Трампу, Израилю и Саудовской Аравии. Поэтому инициировал кризис он, подстрекаемый Тель-Авивом и Эр-Риядом, которые предложили себя в качестве передовой линии конфликта.

Интересы Израиля затронуты происходящим в Сирии слишком серьезно, поэтому сейчас солирует именно Нетаньяху. Иран же совершенно не готов на изменение условий ядерной сделки, так как и она потребовала от него слишком серьезных уступок и согласований внутри правящей элиты. Хотя ситуация сейчас и несколько лет назад для Ирана, конечно, сильно отличается, поэтому появился новый предел прочности, который дает возможность пойти на некоторые уступки. В 2010 году, когда Израиль готов был нанести удары по ядерным объектам ИРИ, причем КСА открывало свое воздушное пространство для ВВС и беспилотников ЦАХАЛа, ситуация была явно не в пользу Тегерана. Но Обама смог осадить воинственный пыл Тель-Авива. Сейчас, конечно, тоже не все гладко для ИРИ, но это не столь критично.

Главная проблема Ирана — это, конечно, две войны, которые он ведет, пусть и гибридно: в Йемене и особенно Сирии. Эти войны уже неподъемны для него, ему уже дважды пришлось брать кредит у России на ведение этих войн, и, по всей видимости, придется брать еще. При этом перспективы войн крайне туманны. Война в Йемене для Ирана бесперспективна по определению. Здесь, скорее, идет соревнование в количестве проблем, которые он может создать Саудовской Аравии в крайне чувствительном для нее регионе Асира. Королевство, собранное из лоскутов исторических областей Аравии, в этом смысле весьма уязвимо и удерживается в относительном равновесии через допуск племенных элит к государственной власти и/или к распределению ресурсов. Асир здесь стоит особняком, так как во многом он был взят в Королевство через грубую силу и фактическую аннексию у того же Йемена. При этом значение области для Саудовской Аравии крайне велико: фактически Асир (так называется историческая область, включающая в себя три южные провинции Королевства — Наджран, Джизан и собственно Асир) прикрывает от воинственных йеменских племен исключительно важную область Хиджаз, обладание которой благодаря наличию в нем двух основных святынь ислама в Мекке и Медине и сделало правителей Эр-Рияда (область Неджд) хозяевами всего Аравийского полуострова. При этом Хиджаз всегда был (и остается) весьма нелояльным правящей династии, хотя и не готов в силу многих причин сам инициировать свой уход.

Расчет Ирана на войну в Йемене, как угрозу для Саудовской Аравии, в этом плане весьма рационален, если бы не одно но — сам Йемен. Йемен — трясина, в которой утонул уже много кто. Кроме самих йеменцев, там никто толком управиться не может, конфликт между Югом и Севером традиционен и почти вечен. Войти туда можно, но выйти оттуда почти невозможно. СССР в свое время поступил крайне мудро, просто уйдя оттуда, несмотря на критическую значимость страны в вопросе контроля одного из важнейших мировых морских путей через Баб эль-Мандебский пролив. Саудиты тоже крайне осмотрительны в йеменском конфликте. Формально коалиция ЛАГ в Йемене находится под командованием ОАЭ, саудовская армия лишь помогает Эмиратам. Так или иначе, но война в Йемене — дело бесконечное. А участие в ней — это финансовое и ресурсное соревнование. В котором возможности арабских стран выглядят по сравнению с иранскими существенно большими. Участие в йеменской войне для Ирана в текущих условиях — скорее, огромный минус, так как пожирает ресурс, не давая отдачу. А главное — этот ресурс тратится совершенно бесперспективно, так как даже в случае победы шиитского движения хуситов «Ансар Алла» они попросят иранцев уйти и пойдут налаживать отношения с той же самой Саудовской Аравией. Иранцы это понимают, но текущая необходимость вынуждает их заниматься этим крайне бесперспективным для себя мероприятием.

Война в Сирии для Ирана более перспективна, но так же безнадежна. Проблема ровно та же, что и у т.н. ДАИШ (террористическая организация, запрещенная в России). Как ни странно: в качестве прокси-сил иранцы способны на контроль территории, но не способны на победу в этой войне. Создать же иерархические структуры им никто не даст, так как они немедленно становятся уязвимыми для системных противников. Именно поэтому генерал КСИР Касем Сулеймани и сумел в 2015 году, умело расстелив перед Москвой блестящие перспективы, включая прокладку газопровода через САР в обход Турции, заманить Россию в Сирию, чтобы обеспечить иранским прокси пусть и внешнее, но именно регулярное прикрытие, прежде всего с воздуха. Теперь же иранцам нужно делать все, чтобы удержать РФ в Сирии по возможности бесконечно.

Проблема в том, что прикрыв себя Россией, Иран добился гарантии непоражения своих наемников со стороны «чужих» прокси-сил. Но против системных врагов в Сирии он всё равно беззащитен. Что и демонстрирует Израиль, беспощадно бомбящий военную инфраструктуру Ирана в САР, не давая тому создать в Сирии сколь-либо регулярное присутствие. Армию ввести в Сирию Иран не может. Даже если бы и хотел. Но снабжать армию по хрупкому евфратскому коридору невозможно в принципе, а любые ее базы будут мгновенно уничтожены тем же Израилем или американцами, а не хватит — то и саудитами. Иранские прокси имеют ограниченный предел возможностей — они не могут победить. Воевать бесконечно — могут, победить — нет. Но бесконечная война истощает, и Иран не в том состоянии, чтобы вести такую войну.

Трамп увидел уязвимую точку в стратегии Ирана: введение санкций обрушит возможности Ирана поддерживать идущие войны в Йемене и Сирии на прежнем уровне. А Россия не может бесконечно выделять кредиты Тегерану на эту войну. Расчет Трампа — выход из договора с Ираном — позволит ему даже при противодействии европейцев снова задавить Иран санкциями до состояния невозможности продолжения двух войн, после чего регион можно будет отдавать под управление Саудовской Аравии и Израиля, ситуативно находящимся в союзе против Ирана. Тогда идея Трампа о создании в регионе оси подчиненных ему союзников будет воплощена и реализована. Это позволит США заняться не менее важными проблемами – Россией, Китаем, глобальной экономикой. Трамп же пока предлагает альтернативу: разрыв договора вообще или изменение его условий. В выгодную для Трампа сторону. Он не теряет ничего в таком варианте, но выбор пока остается за Ираном.

Если Тегеран уступит или если ИРИ попытается стоять насмерть даже перед угрозой войны против него, России ничего хорошего не светит при обоих раскладах. На данном этапе без опоры на ИРИ РФ мало что светит на Ближнем Востоке, особенно в Сирии, Ираке и на Аравийском полуострове.

Петр Львов, доктор политических наук, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×