13.05.2018 Автор: Константин Асмолов

Мун против Муна

7811

Президент РК Мун Чжэ Ин объявил публичный выговор одному из своих доверенных лиц. Это Мун Чжон Ин, профессор университета Ёнсе, являющийся советником президента по вопросам национальной безопасности и международных отношений. Он часто представляет страну на международных конференциях за рубежом и не мудрено, что его высказывания часто воспринимаются как неформальная часть политики Голубого дома.

Поводом к выговору стала статья Муна, появившаяся 30 апреля 2018 г. в известном американском журнале Foreign Affairs, а точнее, цитата оттуда: «Что случится с американскими войсками в Южной Корее, если мирный договор будет подписан? После его принятия будет трудно оправдать их постоянное присутствие».

Заявление Мун Чжон Ина вызвало гнев южнокорейских консерваторов, которые восприняли его фразу следующим образом: «после мирного договора американским войскам придется уйти». Консервативная оппозиция потребовала лишить его должности советника президента, после чего 2 мая целый ряд представителей Голубого дома заявили, что Мун Чжон Ин высказывает свое личное мнение, и хотя Мун Чжон Ин является советником, это не означает, что его мнение или советы всегда принимаются президентом. В стране свобода слова, и мнение людей с «широким политическим воображением» очень важно для нас.

Вмешался и сам президент. Непосредственно после выхода статьи Мун Чжэ Ин заявил, что пребывание американского контингента на юге Корейского полуострова не имеет никакого отношения к подписанию мирного договора и отношениям с Севером, а глава администрации президента Им Чжон Сок позвонил советнику Муну и довёл до него позицию главы государства и просьбу не вносить путаницу. В результате уже 5 мая Мун Чжон Ин заявил, что вовсе не настаивал на выводе американских войск с юга Корейского полуострова. Нет, американский контингент должен оставаться на Юге даже после подписания мирного договора, чтобы обеспечить стратегическую стабильность в Северо-Восточной Азии. По словам советника, произошло недоразумение, и он всего лишь имел в виду необходимость подготовки к тому, что после нормализации американо-северокорейских отношений Сеул и Вашингтон могут обсудить вывод американских войск.

На самом деле «Мун, который не Мун» не первый раз выступает с заявлениями такого рода. Так, 1 марта 2018 г. в интервью службе телевизионного вещания PBS он заявил, что если американо-северокорейский диалог состоится, появятся основания говорить о пересмотре графика южнокорейско-американских военных учений. Одно из заявлений на внутреннюю аудиторию было еще жестче: «Если надо, воинский контингент США уйдет по распоряжению корейского президента».

В июне 2017 г. Мун уже получал выговор почти в аналогичной ситуации и почти за то же самое. Находясь с визитом в США и выступая 16 июня на семинаре «Новые правительства РК и США и двусторонний союз», организованном в Вашингтоне Корейским фондом Восточной Азии и Международным научным центром имени Вудро Вильсона, он сделал заявление, которое потом сочли скандальным. Дескать, если КНДР прекратит свою ядерную и ракетную активность, РК и США могут снизить масштабы совместных военных учений и уменьшить количество стратегических вооружений США на Корейском полуострове.

Речь, по мнению Муна, шла бы о возвращении к масштабам, имевшим место до затопления южнокорейского сторожевого корабля «Чхонан» и артобстрела Севером острова Ёнпхёндо в Жёлтом море в 2010 г. Также Мун Чжон Ин заявил, что союз РК и США не является таковым, если есть вероятность его развала из-за споров вокруг THAAD.

19 июня Мун выступил на другом семинаре на тему: «Угрозы на Корейском полуострове – смысл союза между РК и США». Там он заявил, что диалог подразумевает обоюдные уступки, в том числе и относительно КНДР, и таковой можно организовать, если РК и США пойдут на уступки при условии отказа КНДР от ядерного оружия.

Поначалу СМИ РК подали эти высказывания как развитие позиции президента, но в госдепартаменте США отреагировали жестко. Представитель госдепартамента США по вопросам Восточной Азии и Тихого океана Алишия Эдвардс сообщила в интервью «Голосу Америки», что позиция, озвученная Мун Чжон Ином, может отражать его личное мнение, а не официальную политику правительства РК, после чего в администрации президента РК также сообщили, что Мун Чжон Ин не согласовывал содержание своего заявления с правительством.

В итоге Мун Чжон Ину сделали выговор и дали понять, что «подобные высказывания не оказывают помощи южнокорейско-американским отношениям». Во-первых, он в одностороннем порядке озвучил позицию по вопросам, требующим согласования РК и США. Во-вторых, принимая во внимание обстоятельства заявления, его личное мнение могло быть воспринято как отражение позиции президента и правительства.

Впрочем, Мун Чжон Ин отметил, что сохраняет свою позицию по северокорейской проблеме, и 28 сентября 2017 г., аккурат после заявления президента США Дональда Трампа о готовности Вашингтона к военному варианту решения северокорейской проблемы, указал на очередном научном семинаре, что войну на Корейском полуострове допустить нельзя, даже если допустить возможность распада южнокорейско-американского альянса.

В день межкорейского саммита Мун Чжон Ин тоже немедленно высказался: встречи на высшем уровне надо сделать регулярными, сделав упор на создании атмосферы доверия между двумя Кореями, подготовив план обеспечения стабильности и мира в регионе Жёлтого моря и создав из демилитаризованной зоны пояс мира. Сам же Мун Чжэ Ин должен сыграть роль посредника перед встречей Дональда Трампа и Ким Чен Ына, так как, по мнению Мун Чжон Ина, все заинтересованные страны сходятся во мнении о полной, необратимой и подконтрольной денуклеаризации. Правда, всё зависит от того, какими будут процедура и сроки данного процесса.

О чем на самом деле говорит эта история и почему она так привлекла внимание автора?

  • Во-первых, она показывает, какие настроения существуют в окружении Мун Чжэ Ина. Если в отношении самого президента РК есть вопросы — считать его искренним левым националистом или адептом популизма, то позиция «Муна, который не Мун», существенно левее.
  • Во-вторых, видно, насколько эти настроения сильны – человек уже не первый раз получает выговор за то, что «вносит путаницу», но остается во власти. Видимо, увольнение советника означает больше проблем, чем необходимость повторять, что он не говорит от лица администрации.
  • В-третьих, видно, насколько президент Мун оперативно реагирует на окрики из Вашингтона.

Все это весьма важно для понимания того, как делается что внешняя, что внутренняя политика при нынешнем руководстве РК.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×