10.05.2018 Автор: Владимир Терехов

Индия разворачивается в сторону Китая?

IN4534123123

«Новое Восточное Обозрение» стремится не выпускать из поля зрения сколько-нибудь значимые события в системе китайско-индийских отношений. Вместе с США, Японией и Россией оба азиатских гиганта оказывают определяющее влияние на развитие ситуации в регионе Индийского и Тихого океанов (РИТО), от которой существенным образом зависит формирование и мирового политического климата.

Между тем в последние годы состояние китайско-индийских отношений не только не внушало оптимизма, но и демонстрировало устойчивую тенденцию к ухудшению. И хотя указанный негатив заметным образом зависит от периодической актуализации проблем “исторического” плана (например, пересекающихся претензий на те или иные приграничные территории), главным фактором становился феномен превращения КНР во вторую глобальную державу. Что всё более настороженно воспринимается Индией.

Несопоставимость располагаемых потенциалов (ВВП Индии в пять раз меньше китайского), казалось бы, естественным образом толкает Нью-Дели “под зонтик” Вашингтона. Вообще говоря, с начала нулевых годов так всё и шло, но пресловутые “американские происки” здесь в основном ни при чём. Вашингтон просто подставил ладони, в которые “вот-вот и сама собой” должна была упасть одна из двух крупнейших держав Азии.

В расчёте на эту перспективу два года назад из пыльного сундука был извлечён проект формирования военно-политической “Четвёрки” в составе США, Японии, Индии и Австралии, то есть своего рода “азиатского НАТО” совершенно определённой антикитайской направленности. Вхождение в подобную конфигурацию означало бы для Индии пересечение “красной черты” в её позиционировании на международной арене в целом, а также в отношениях с КНР и США, в частности.

В этом случае Индия окончательно освобождалась бы от всяких следов нейтрализма периода её неформального главенства в “Движении неприсоединения” (о котором сегодня вспомнит не каждый) и необратимым образом оказывалась бы по отношению к КНР по другую сторону глобальной баррикады. Где она неизбежно попадёт в “дружеские объятия” главного оппонента Китая, то есть США.

Сценарий типа “русской рулетки”, связанный с крайне серьёзными рисками. Высокой реальностью его реализации объясняется высказанный недавно авторский скепсис относительно перспектив как китайско-индийских отношений, так и формирования треугольника “Россия-Индия-Китай”.

Однако на рубеже 2017-2018 гг. руководством Индии (видимо, под впечатлением почти трёхмесячного конфликта на плато Доклам) было решено попытаться сломать кем-то навязываемый сценарий и наладить диалог с КНР.

С этой целью в начале уже текущего года на высокий пост в МИД был назначен бывший посол в Пекине, а мероприятия “правительства Тибета в изгнании” по случаю 60-летия пребывания на территории Индии Далай-Ламы XIV руководство страны фактически проигнорировало. И то и другое с удовлетворением было встречено в Пекине, откуда уже давно раздаются призывы развивать взаимовыгодное сотрудничество, в частности, на базе проекта НШП.

По мнению экспертов, судить о том, в каком состоянии находятся нынешние китайско-индийские отношения и как они будут развиваться далее, можно будет по итогам встреч лидеров двух стран на полях саммита стран-членов ШОС, который на этот раз пройдёт в китайском городе Циндао в июне с. г.

Однако Си Цзиньпин и Нарендра Моди решили не ждать “подходящего случая” и уже 27-28 апреля провели “неформальную” встречу в Ухане – одном из важных культурно-исторических и промышленных центров современного Китая.

Как всегда в таких случаях (особенно на встречах азиатских лидеров), было произнесено немало ярких слов, из которых обратила на себя внимание фраза Н. Моди о “1600 из 2000 последних лет, когда Индия и Китай были двигателями глобального экономического роста”.

Помимо почти обязательных словесных “красивостей” прозвучали и заслуживающие повышенного внимания месседжи в современное политическое пространство. Речь идёт прежде всего об упоминании в негативном контексте “торгового протекционизма и обращённого внутрь национализма”. Эти мемы были использованы обоими лидерами в привязке к слову “Запад”.

Здесь важно уточнить, что большинство стран пресловутого “Запада” тоже плохо относятся к “протекционизму-национализму”, показывая в связи с этим пальцем на собственного лидера, то есть США.

Имея это ввиду, поставим ключевой вопрос: не собрался ли Н. Моди круто развернуть свою страну в сторону главного ныне “глобализатора” и противника “протекционизма”, то есть Китая? И вопрос-следствие: можно ли ожидать положительной реакции руководства Индии на неоднократные призывы Пекина присоединиться к проекту НШП?

Авторский обобщённый ответ на оба эти вопроса выглядит так: “Если и “да”, то не сию минуту. Слишком резкие манёвры – не для такого тяжёлого геополитического корабля, как Индия”. И подтверждением данной точки зрения является неподписание руководителем МИД страны Сушмой Сварадж того пункта итогового документа министерской встречи ШОС, которым предусматривалось участие членов Организации в проекте НШП. Указанная встреча состоялась в Циндао за три дня до переговоров Си Цзиньпин — Н. Моди.

Определённая настороженность Индии к этому проекту понятна, ибо едва ли не основной его практически реализуемый элемент (“Китайско-Пакистанский экономический коридор”) проходит по территории той части бывшего княжества Кашмир, которая контролируется Пакистаном. Между тем, из-за споров на тему владения бывшим княжеством, обе (ядерные) страны либо воюют, либо находятся в предвоенном состоянии.

Что же касается “неожиданной и неформальной” встречи Си Цзиньпин — Н. Моди, то главным позитивным её итогом следует считать намерение лидеров КНР и Индии резко повысить частоту двусторонних контактов. Без этого, видимо, не обойтись в процессе расчистки завалов в двусторонних отношениях.

Сложность предстоящей работы обусловлена и тем, что оба азиатских гиганта вовлечены в различного рода отношения с третьими странами. Ранее мы отмечали, что Индия находится в состоянии поиска своего места и роли в разворачивающейся глобальной игре. В этом плане представляет интерес прошедшее 16-20 апреля европейское турне Н. Моди по маршруту Швеция-Великобритания-Германия.

Во время посещения Лондона индийский премьер стал одной из центральных фигур на саммите членов “Содружества наций”, включающем 54 страны. Эту относительно малозначимую с позиций “Большой мировой политики” организацию (сфера интересов и деятельности которой ограничивается гуманитарными вопросами) Индия игнорировала практически весь период своего независимого существования.

Сам факт присутствия премьер-министра страны на последнем саммите “Содружества” объясняется резким усилением позиций Индии на мировой арене и поиском Нью-Дели международных институциональных ресурсов, которые можно было задействовать в целях удовлетворения возросших амбиций.

Комментируя присутствие Н. Моди на этом мероприятии, индийские эксперты указывают на то, что по объёму ВВП Индия почти сравнялась с негласным лидером “Содружества” Великобританией (2,43 и 2,56 млрд долл., соответственно) и превзойдёт её по этому показателю уже в текущем году. Далее отрыв Индии будет быстро увеличиваться и ясно, кто может возглавить попытки (весьма, впрочем, гипотетические) возрождения “Империи-2”.

Наконец, к месту представляется затронуть вопрос о позиционировании РФ в современной глобальной игре. Несмотря на совершенно очевидный сдвиг центра мировых процессов из Евро-Атлантики в РИТО (где располагаются две трети и российской территории), судя по тематическому заполнению отечественного медийного. пространства, в России продолжает господствовать нелепый “европоцентризм” перестроечно-реформаторских времён.

Между тем обсуждавшиеся выше последние события в РИТО могут вдохнуть новую жизнь в давнюю идею Е.М. Примакова о построении стратегического треугольника “Россия-Индия-Китай”. Но с включением в эту конфигурацию других значимых региональных игроков, прежде всего, Японии и Пакистана.

Не такая уж сумасшедшая идея, принимая во внимание, например, возрастающие проблемы в американо-японских отношениях. Работать надо.

Что же касается игрового стола, за которым России приходится иметь дело с “Европой-Западом”, то наиболее целесообразным для нас представляется взятие “стратегической паузы”. Следует повернутся спиной к этому столу и возвращаться в игру с западными “партнёрами” только в том случае, если от них последует заслуживающие внимания ходы.

Но в любом случае, нельзя упускать из виду главное – на другой стороне стола сидят не носители “европейских ценностей-инвестиций-технологий”, а примитивные прохиндеи. На поведении которых самым скверным образом отразилось общение с патронируемой ими “Юкрэйн”.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×