07.05.2018 Автор: Владимир Терехов

Тайвань становится новой «Кореей»?

5534 Journal NEO Collage

Увы, но нехорошие авторские предчувствия относительно ситуации вокруг Тайваня, кажется, сбываются. Очень похоже на то, что в цепи “подводных вулканов”, протянувшихся от Корейского полуострова до восточного входа в Малаккский пролив, периодически подрывающих всю систему отношений между двумя ведущими мировыми державами (США и Китаем), просыпается как раз тайваньский политический “вулкан”.

Он-то, видимо, и станет самым опасным в указанной цепи, а его активизация особенно заметна на фоне стабилизации и даже определённого падения напряжённости на Корейском полуострове. Где весь прошлый год маячила перспектива возникновения войны с использованием ядерного оружия.

Впрочем, период “разрядки” и здесь может оказаться кратковременным. Обобщённая “корейская проблема” включает в себя слишком много факторов неопределённости, лишь один из которых связан с ракетно-ядерной программой КНДР. Главный же из них обусловлен эволюцией системы отношений между основными игроками на Корейском полуострове (и в мире в целом), то есть теми же США и Китаем.

С сожалением констатируем, что в последние месяцы наблюдается деградация практически всех составляющих системы американо-китайских отношений. В медийном пространстве особое внимание уделяется резкому ухудшению торгово-экономической компоненты. Но на грани перехода в пике находится также военно-политическая компонента и, повторим, главным образом в связи с ситуацией, складывающейся вокруг Тайваня.

Уверенно можно утверждать, что толчком для этого послужило утверждение 16 марта президентом Д. Трампом закона H.R.535-Taiwan Travel Act (TTA), ранее единогласно принятого обеими палатами Конгресса США. С принятием TTA процедура разнообразных контактов между чиновниками администраций США и Тайваня любого ранга (которые “не публично” осуществлялись и ранее) примет легально-официальный характер.

Таким образом, утверждение данного закона оказывается важным промежуточным шагом на пути придания американо-тайваньским связям формата межгосударственных отношений. Вашингтон может попытаться использовать новое качество американо-тайваньских отношений в качестве ресурса воздействия на Пекин.

В частности, появлялись утечки в прессу о том, что первым из высоких американских персон, кто может воспользоваться TTA (якобы, уже в июне с. г.), станет новый Советник по национальной безопасности при президенте США Джон Болтон. Отметим, что один из самых важных постов в американской администрации занял политик, зарекомендовавший себя в качестве “ястреба из ястребов” и, прежде всего, в отношении КНР.

Однако перечень “протайваньских” назначенцев последних месяцев в американские правительственные ведомства не ограничивается Дж. Болтоном. Важные посты в министерстве обороны и государственном департаменте заняли, соответственно, Рэндал Шривер и Алекс Вонг.

Вся эта троица упоминается в статье, появившейся 5 апреля в журнале The Economist под примечательным заголовком “Тайвань снова становится горячей точкой в отношениях между Китаем и Америкой”. Её автор напоминает, что в прошлом каждый из них в той или иной мере ставил под сомнение необходимость даже формального уважения Вашингтоном принципа “одного Китая”, который Пекином рассматривается в качестве критически важного условия поддержания официальных отношений с США.

Следует оговориться, что накануне вступления в должность Дж. Болтон обязался не выходить за рамки внешней политики нынешнего американского президента. Но каким образом эта политика будет изменяться? Пока к югу от Тайваня в Южно-Китайском море всё чаще отмечается появление американских авианосных ударных групп. Из них последняя во главе с авианосцем Theodore Roosevelt провела 10 апреля в ЮКМ учения (явно антикитайской направленности) совместно с кораблями ВМС Филиппин.

Судя по всему, в Пекине не собираются ждать от главного геополитического оппонента чёткого ответа на поставленный выше вопрос. Сразу после принятия TTA с жёсткими протестами выступили МИД и МО КНР. В частности официальный представитель МО заявил, что “Тайвань является частью Китая и всё, что связано с Тайванем полностью входит в компетенцию Китая”.

Протестами, однако, дело не ограничилось и с середины апреля начались недвусмысленные военные демонстрации. Среди них выделяется грандиозный военно-морской парад, состоявшийся 12 апреля в северной части акватории ЮКМ, которая примыкает к Тайваню. В нём приняли участие 48 новейших кораблей (включая десантные суда-амфибии) во главе с авианосцем “Ляонин”, 76 самолётов и 10 тыс. матросов.

Второй раз с момента прихода к власти в начале 2013 г. лидер страны Си Цзиньпин появился на мероприятии в военном камуфляже. С борта авианосца он заявил, что вопрос о строительстве сильнейшего в мире флота “никогда не был более актуальным, чем сегодня”. В комментариях китайских экспертов подчёркивается, что масштабы парада ВМС КНР заставят “врагов дважды подумать, прежде чем угрожать ключевым интересам Китая”.

16 апреля состоялись военные учения со стрельбами в Тайванском проливе “в условиях, приближённых к боевым”. 19 сентября смешанная группа ВВС КНР, включавшая в себя бомбардировщики, а также истребители сопровождения, провела операцию под названием “Патрулирование островов”.

В официальных китайских комментариях подчёркивается умеренный масштаб подобных учений. Они, скорее, демонстрируют сохраняющуюся приверженность Пекина мирным способам решения проблемы присоединения “мятежного острова”, но содержат в себе и предупреждение “группам сторонников независимости” на Тайване.

В качестве последних подразумевается даже не столько правящая Демократическая прогрессивная партия во главе с нынешним президентом Цай Инвэнь, тоже выступающая (не так открыто, как ранее) за независимость Тайваня, сколько так называемый “Альянс Формоза”, образованный в начале апреля с. г. рядом видных политиков.

Из них наиболее заметен Чэнь Шуйбянь, бывший руководитель ДПП, в период 2000-2008 гг. занимавший пост президента Тайваня, осуждённый (вместе с супругой) в 2008 г. на пожизненное заключение по обвинению в коррупции и выпущенный на свободу в 2015 г. по соображениям “проблем со здоровьем”. Напомним, что становление госпожи Цай-политика состоялось в рядах ДПП и как раз в период, когда партией руководил Чэнь Шуйбянь.

“Альянс Формоза” выступает за проведение на Тайване референдума, в ходе которого граждане должны будут высказаться “за” или “против” государственной независимости острова.

У автора настоящей статьи не вызывают сомнения два момента в случае проведения такого референдума: положительная реакция на поставленный вопрос и развёртывание затем (а возможно, и до) региональной катастрофы.

Тем временем последние демонстрации Пекина служат островитянам поводом, чтобы снова поговорить об “окружении Тайваня с помощью секретных миссий” бомбардировщиков ВВС и кораблей ВМС КНР, а также поиграть собственными военными мускулами. В частности, сообщается, что Цай Инвэнь в июне с. г. посетит “с инспекцией” батареи систем ПВО Patriot, которые будут задействованы в ходе очередных ежегодных военных учений тайваньских вооружённых сил.

В заключение ещё раз обратим внимание на принципиальные различия в подходах Пекина к ситуациям, складывающимся вокруг “мятежного острова” и Корейского полуострова. Несмотря на важность проблемы контроля над вторым, в КНР относятся к обеим Кореям как к самостоятельным государствам и не претендуют на владение их территориями.

Указанными различиями обусловлена крайняя опасность в играх с Китаем попыток вбрасывания тайваньской карты. Напомним, кстати, что вооружённые силы КНР продолжают называться “Народно-освободительная армия Китая”. Ибо начавшееся 70 лет назад “освобождение” китайской территории не считается завершённым, поскольку не установлен (в том или ином виде) контроль над Тайванем.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×