27.04.2018 Автор: Владимир Терехов

О чём говорили С. Абэ и Д. Трамп на ранчо во Флориде

6932

Встреча премьер-министра Японии С. Абэ с Д. Трампом, состоявшаяся 18 апреля с. г. на территории поместья президента США в штате Флорида, следует рассматривать в качестве важного этапа разворачивающейся в АТР сложной игры, в которой тесно переплетены факторы как военно-политического, так и торгово-экономического планов.

Естественно, что за столом переговоров в поместье Д. Трампа Мар о-Лаго незримо присутствовал третий ведущий региональный игрок, то есть Китай. Ибо на всех процессах, протекающих в каждой стороне регионального стратегического треугольника “США-Китай-Япония”, отражается сам факт присутствия третьего угла.

Накануне встречи комментаторы выделяли две первоочередные темы для обсуждения лидерами США и Японии: военно-политическая ситуация на Корейском полуострове и перспективы развития двусторонних торгово-экономических отношений.

Актуальность первой темы обусловлена принципиально новой игрой, разворачивающейся вокруг обобщённой “Корейской проблемы”. Её началу послужило выступление 7 января лидера КНДР, в котором прозвучало предложение возобновить межкорейский диалог по всему комплексу проблем, свыше 70 лет разделяющих некогда единый народ. На этот призыв последовала позитивная реакция со стороны президента РК.

Как будто кто-то невидимый смахнул все фигуры с корейской шахматной доски (неким образом расположившиеся на ней в результате предыдущей многолетней игры), расставив “белых” и “чёрных” в исходное положение и сделав первые ходы “пешками” в новой игре.

Такими (“пешечного” уровня) ходами стали переговоры между высокого уровня делегациями, представлявшими КНДР и РК. Сначала в Сеуле, затем в Пхеньяне. В обеих столицах переговорный процесс продолжился в кабинетах лидеров РК и КНДР.

Затем в игру были введены две тяжёлые фигуры, то есть США и Китай. Что стало следствием положительного ответа президента Д. Трампа на предложение руководителя КНДР Ким Чен Ына провести двусторонние переговоры, а также “секретной” поездки второго в Пекин. В китайской столице Ким Чен Ын получил недвусмысленную поддержку со стороны председателя КНР Си Цзиньпина.

Пока “вне игры” на Корейском полуострове остаётся Япония, которая напоминает о своём существовании почти непрерывными призывами к Сеулу и Вашингтону “усилить совместное давление на Пхеньян с целью принуждения руководства КНДР к отказу от ракетно-ядерной программы (РЯП)”.

Это дискомфортное для Токио состояние только усилилось в результате очевидного ляпа допущенного японским премьером во время посещения в начале февраля Сеула (по формальному поводу присутствия на открытии зимней Олимпиады). Обратившись с упомянутым призывом непосредственно к президенту РК Мун Чже Ину, С. Абэ. получил ожидаемый ответ, который в переводе с дипломатического звучал, как: “Не суйте нос не в своё дело”.

Явный промах японского премьера наложился на очередное обострение японо-южнокорейских отношений в связи пресловутой проблемой “женщин комфорта” и споров вокруг принадлежности островов Токто/Такэсима. В Японии не могли не почувствовать, что роль страны в делах крайне важного для неё Корейского полуострова “маргинализуется”.

Встречу с Д. Трампом С. Абэ хотел использовать в целях подключения к разворачивающимся играм вокруг “Корейской проблемы”, которая явно начинает выходить за рамки, публично обозначаемой Вашингтоном, “проблемы РЯП КНДР”.

Однако “секретная” поездка в Пхеньян директора ЦРУ и претендента на пост руководителя Госдепартамента Майка Помпео, состоявшаяся как раз во время пребывания С. Абэ в США, ясно показала намерение Д. Трампа действовать на Корейском полуострове без особой оглядки на ключевого регионального союзника.

Не исключено, что нынешний президент США будет руководствоваться почти исключительно собственными политическими интересами. Как ближайшими, так и среднесрочными. К первым следует отнести предстоящие осенью с. г. выборы в Конгресс, вторые – планами вторично избраться в 2020 г. на пост президента США. Такой вывод можно сделать по утечкам из неких “дипломатических кругов” о том, что якобы существует договорённость между США, Японией и РК добиться “полного и верифицируемого” ядерного разоружения КНДР к “лету 2020 г.”.

Однако о чём реально будут говорить лидеры США и КНДР (“в конце мая-начале июня”), вряд ли будет полностью известно даже ближайшим американским союзникам.

Пожалуй, единственное, что С. Абэ реально удалось “выторговать” у Д, Трампа, сводится к обещаниям второго поднять перед северокорейским собеседником вопрос о судьбе “похищенных” в 70-е годы спецслужбами КНДР 10-20 японцев. Прямо скажем, “не густо”.

Что касается торгово-экономической сферы двусторонних отношений, то итоги последних переговоров С. Абэ с Д. Трампом также никак не свидетельствуют о сокращении дистанции расхождений в исходных позициях по решению давних и новых проблем. К последним относится, например, намерение американской администрации ввести дополнительные тарифы на импортируемые сталь и алюминий. Япония будет одним из главных пострадавших от подобных мер.

Основной же проблемой остаётся постоянный дефицит американской торговли с Японией, который в 2016 г. равнялся 55 млрд долл. при общем объёме в 270 млрд долл. Собственно, к “несправедливой торговле” и сводятся претензии Д. Трампа к союзникам, друзьям и оппонентам. Этим же Вашингтон объясняет последние протекционистские меры.

По мнению Д. Трампа, лучше всего решать проблемы в отношениях с Японией в рамках формирования двустороннего соглашения о свободной торговле. Правительство же Японии отдаёт предпочтение (подтверждённое на переговорах в Мар о-Лаго) многостороннему “Всеобъемлющему и прогрессивному транстихоокеанскому партнёрству” (The Comprehensive and Progressive for the Trans-Pacific Partnership, CPTPP), подписанному 8 марта с. г. в Чили 11-ю участниками. Из которого, напомним, в начале 2017 г. Д. Трамп вывел США.

Недавно американский президент высказал (впрочем, не очень внятно) возможность возвращения в CPTPP “на приемлемых для США условиях”. Все 11 участников CPTPP выступают только “за”, принимая во внимание гигантский американский рынок (потенциального) сбыта своей продукции. Но в чём будут заключаться американские “условия”? Обсуждать эту тему легче было бы вести на этапе до подписания итогового документа CPTPP. Теперь же, как дал понять С. Абэ, всё будет гораздо сложнее.

Собственно, переговоры в Мар о-Лаго подтвердили принципиальное различие в стратегиях первой и третьей экономик мира. Если Д.Трамп (с упомянутыми невнятными оговорками) продолжает придерживаться курса на “экономический эгоизм”, то правительство С. Абэ твёрдо настроено на использование многосторонних форматов экономических отношений с внешним миром.

И на этом пути Япония может найти точки соприкосновения с основным политическим оппонентом Китаем, который не только способствует развитию глобализационного тренда в современной мировой экономике, но и заявил о намерении занять в нём лидирующие позиции.

Важным свидетельством начавшегося двустороннего движения в направлении разрешения проблем в японо-китайских отношениях, стал состоявшийся 16 апреля с. г. (после восьмилетнего перерыва) 4-ый “Экономический диалог” между представительными делегациями, которые возглавлялись министрами иностранных дел Японии и КНР.

В ходе переговоров особо подчёркивалось, что в год 40-летия установления японо-китайских дипломатических отношений складывается “исторически благоприятная обстановка”. Судя по сообщению агентства Синьхуа, в процессе дискуссий стороны далеко вышли за рамки чисто экономических проблем, затронув весь комплекс двусторонних отношений, а также политическую ситуацию в регионе.

Представляется, что проведение (скорее, восстановление) указанного “Диалога” между Японией и Китаем за два дня до встречи С. Абэ с Д. Трампом стало прозрачным посланием обеих стран в адрес Вашингтона. Которому даётся понять, что в АТР существует весомая альтернатива попыткам ведущей мировой державы диктовать правила игры не только основному геополитическому оппоненту, но и ключевому союзнику.

Что же касается итогов очередного (шестого по счёту) американо-японского саммита, то едва премьер-министру Японии стала яснее позиция президента США по обозначенным выше ключевым проблемам.

Впрочем, сомнительно, что такая ясность сегодня присутствует и в самом Вашингтоне. Так что остаётся наблюдать за дальнейшими ходами основных участников игры, разворачивающейся в АТР в целом и на Корейском полуострове, в частности.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×