22.04.2018 Автор: Константин Асмолов

Навстречу межкорейскому саммиту

KI46553423

Олимпийское потепление между Севером и Югом, межкорейские переговоры на высоком уровне и недавний визит Ким Чен Ына в Пекин, повлекли в регионе ситуацию, которую можно емко охарактеризовать театральной репликой «оживление в зале». Традиционная картина, которую многие считали закосневшей, пришла в движение, и хотя шанс, что все вернется на круги своя, никуда не делся, в региональном ажиотаже можно выделить четыре основных тренда:

  • Первое – развитие межкорейских контактов на правительственном уровне и подготовка межкорейского саммита.
  • Второе – активное развитие межкорейских контактов по культурной и спортивной линии.
  • Третье – ситуация вокруг возможности саммита Трампа и Кима, сопровождаемая достаточно острыми дискуссиями в политической элите США о том, надо ли это делать.
  • Четвертое – разговоры о перспективах северокорейско-японского саммита, а также иных встречах на высшем уровне с участием Ким Чен Ына.

Начнем с подготовки саммита Ким Чен Ына и Мун Чжэ Ина. Еще 22 февраля 2018 г. информагентство «Енхап» сообщило, что военные уменьшили объём пропаганды через громкоговорители в приграничной зоне и исключили из пропагандистского вещания на КНДР прямую критику Ким Чен Ына, поскольку прямая критика в отношении Кима имеет обратный эффект, настраивая северян против Южной Кореи. Вместо этого в пропагандистских передачах стал делаться упор на то, что северокорейцы страдают из-за больших затрат на ракетные и ядерные программы.

9 марта президент РК Мун Чжэ Ин дал указание сформировать комитет по подготовке к межкорейскому саммиту, который возглавит глава администрации президента РК Им Чжон Сок. Члены комитета будут принимать участие в рабочих переговорах высокопоставленных представителей Юга и Севера по вопросу предстоящего саммита.

29 марта 2018 г. в павильоне «Тхонильгак» в северной части Пханмунчжома (пограничный пункт в демилитаризованной зоне, разделяющей КНДР и РК) в рамках подготовки к межкорейскому саммиту состоялся уже очередной раунд переговоров на высоком уровне. Главный итог переговоров – определение даты межкорейского саммита. Президент РК Мун Чжэ Ин и лидер СК Ким Чен Ын встретятся в Доме мира в южной части пограничного пункта Пханмунчжом 27 апреля. Что же до повестки, то, по словам главы южнокорейской делегации, РК представила северокорейской стороне три пункта (о денуклеаризации Корейского полуострова, установлении мира в регионе, обеспечении развития межкорейских отношений), в том числе по денуклеаризации, на что не было никаких возражений.

По словам иных анонимных источников, идёт обсуждение включения в повестку вопроса о заключении соглашения о прекращении Корейской войны. Таковое заменит соглашение о прекращении огня 1953 г., которое РК не подписывала, а КНДР формально разорвала в 2016 г., отчего две Кореи технически остаются в состоянии войны. Однако 18 апреля начальник управления национальной безопасности администрации президента РК Чон Ый Ён заявил, что РК и США начнут рассмотрение вопроса о подписании мирного договора с Пхеньяном лишь при условии его отказа от ядерных амбиций.

17 апреля начал работу специальный сайт www.koreasummit.kr. Данная онлайн-платформа будет оперативно знакомить всех интересующихся с ходом мероприятия. Во время саммита 2007 года правительство создавало сайт для предоставления новостей от СМИ, но платформа для прямого контакта с населением по вопросу саммита создаётся впервые.

20 апреля впервые после раскола Кореи открылась «горячая линия» между администрацией президента РК и Государственным советом КНДР. Ранее контакты осуществлялись по каналам спецслужб без непосредственного общения.

19 апреля на встрече с представителями СМИ Мун Чжэ Ин заявил, Юг и Север должны объявить о завершении Корейской войны и заключить мирный договор, при этом Север проявляет готовность к денуклеаризации, и не предъявляет США неприемлемых условий наподобие вывода американских войск с Корейского полуострова. Он лишь требует прекратить враждебную политику в отношении Пхеньяна, а также дать гарантии безопасности.

А завершить хронику событий хочется новостью от 21 апреля: северокорейский лидер сделал важный ответный шаг, объявив мораторий на ракетные пуски и ядерные испытания.

Обратим внимание и на попытки Сеула «принимать деятельное участие» в подготовке саммита лидеров США и КНДР. Насколько оно реально, понятно не всегда, но МИД РК старается развивать дипломатическую активность, выставляя себя в качестве ведущего посредника.

11 апреля стало известно, что РК и США договорились проводить регулярные встречи для обсуждения вопросов, связанных с предстоящими переговорами своих президентов с северокорейским лидером. Участниками встреч станут высокопоставленные сотрудники посольства РК в Вашингтоне и госдепартамента США.

13 апреля в Вашингтоне состоялась встреча начальника управления национальной безопасности администрации президента РК Чон Ый Ёна с новым советником президента США по национальной безопасности Джоном Болтоном. Встреча длилась около часа и, по словам Чона, была очень продуктивной, поскольку сторонам удалось обменяться мнениями по актуальным вопросам обеспечения стабильности на Корейском полуострове. В частности, участники договорились о создании «горячей линии» для оперативного обсуждения возникающих проблем. А когда представителю администрации был задан вопрос о том, не станут ли последние перестановки во внешнеполитической команде американского президента препятствием в подготовке саммитов, он ответил, что тут важным является готовность Дональда Трампа.

Что ж, сам Трамп уже заявил, что не имеет ничего против межкорейского диалога и даёт на это своё «благословение». По его словам, люди зачастую не могут понять, что Корейская война до сих пор не завершилась. «Она продолжается прямо сейчас, и они обсуждают возможность завершения войны».

Для освещения саммита аккредитовано рекордное число журналистов со всего мира. По состоянию на 18 апреля, в официальные списки внесены 2833 журналиста, в том числе около двух тысяч человек представляют 168 отечественных СМИ, 858 человек — 180 зарубежных СМИ. Как сообщили в администрации южнокорейского президента, это вдвое больше, чем на предыдущих межкорейских саммитах в 2000 и 2007 годах.

Конечно, прогнозировать итоги саммита можно с осторожностью, но некоторые детали уже видны.

  • Саммит будет иметь скорее церемониальное, чем практическое значение с точки зрения достигнутых договоренностей. По ощущениям автора, он будет напоминать не столько саммит-2000, сколько саммит-2007, когда интересных идей было много, но ни одна из них не воплотилась в жизнь. В нынешней ситуации санкций южане могут предлагать без ущерба для себя только расширение «мер доверия», гуманитарные обмены, декларации, подтверждающие приверженность миру и разоружению и, в общем, ничего ценного. А ряд острых вопросов типа прав человека, наоборот, задвинули ради того, чтобы саммит прошел без проблем.
  • Наиболее вероятный успех — заключение мирного договора или иного документа, который зафиксирует прекращение состояния войны. Это может создать новую точку отсчета в отношениях двух стран по аналогии с похожими документами начала 1990-х.
  • Тактика Муна очень напоминает автору политику что Но Му Хена, что Ли Мен Бака. Сеул – это главный информатор, посредник и советчик Вашингтона о положении дел на Севере; тот, без кого Америка никак не сможет решить проблемы, связанные с КНДР. Именно в этом контексте межкорейский саммит позиционируется как предварительная ступень для тройственного саммита США, Севера и Юга. Кроме того, северокорейская карта для Муна – это способ повышения личной эпичности в преддверии грядущих выборов 13 июня 2018 г.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×