11.04.2018 Автор: Константин Асмолов

Пак Кын Хе получает срок в прямом эфире, Ли Мен Баку приготовиться?

12080046

Казалось бы, сравнительно недавно мы описывали и подготовку к завершению судебного процесса над экс-президентом Пак Кын Хе и высокую вероятность того, что ее предшественник Ли Мен Бак последует за ней и пополнит ряды осужденных президентов. И вот, это случилось!

Ли Мен Бака благополучно арестовали после первого допроса. Поздно вечером 22 марта Центральный окружной суд Сеула по запросу прокуратуры принял решение выдать ордер на арест Ли. В качестве основания для ареста бывшего президента указывается наличие опасности уничтожения улик и совершения иных противоправных действий со стороны подозреваемого.

В заключении, которое зачитал судья Пак Бом Сок, говорится следующее: «На основании предоставленных доказательств мы сделали вывод, что существуют серьезные основания предполагать возможность наличия совершенных противоправных действий со стороны подозреваемого. Кроме того, учитывая его положение, важность самого процесса и прочие факторы, существует опасность попыток уничтожения улик. В этой связи признано, что присутствуют достаточные основания для заключения под стражу«. Немедленно после выдачи ордера Ли Мен Бак был взят под стражу и помещён в центр предварительного заключения на востоке Сеула.

9 апреля РК Ли Мён Баку были предъявлены обвинения по 16 пунктам, включая получение взяток, создание незаконных фондов уклонение от уплаты налогов, злоупотребление полномочиями, незаконное присвоение средств компаний. В качестве доказательной базы прокуратура направила в суд материалы следствия и различные документы в объёме 80 тыс. страниц.

Ли Мён Бак подозревается в получении 11 млрд вон (10,5 млн долларов) в виде взятки от Национальной службы разведки РК, а также взяток от других крупных компаний, включая Woori Finance Holdings и Daebo group; Samsung Electronics выплатила ему 5 млн 850 тыс. долларов на покрытие судебных издержек компании-производителя автозапчастей DAS. Следствие полагает, что Ли Мён Бак был фактическим владельцем этой компании. Его также обвиняют в том, что с 1991 по 2007 год он незаконно присвоил денежные средства компании DAS на сумму 33,9 млрд вон (31 млн 700 тыс. долларов), которые были потрачены на незаконную политическую агитацию и на семью. Также Ли Мён Бак оказал давление на государственные органы, чтобы они помогали компании DAS на судебных процессах в США.

Ли Мён Бак свою вину отрицает, считая, что против него развёрнута кампания политической мести. Сразу после того, как суд выдал ордер на арест и до того как за ним пришли, он изложил свою позицию в Twitter. Ли написал, что осознаёт свою вину за происходящее, — оказывается, в течение последних десяти месяцев он испытывал «мучения, которые трудно перенести». Говоря о своих приближённых, также ставших фигурантами дела, он написал, что не может заснуть, думая о том, что люди, которые работали без выходных, столкнулись с трудностями из-за него. Упомянув о своём пребывании на посту президента, Ли Мён Бак указал, что тогда РК самым образцовым образом сумела выйти из кризиса 2008 г. Он подчеркнул, что стремился вести чистую политику, но сегодня, глядя на прошлое с позиции граждан, понимает, что без упущений не обошлось и будет молиться за свою страну.

Заключение под стражу бывшего президента РК вызвало у политических кругов разную реакцию в зависимости от политических взглядов.

Теперь про экс-президентшу. Драма вокруг Пак Кын Хе близится к развязке. Центральный окружной суд Сеула объявил ей приговор 6 апреля, причем разрешил прямую трансляцию приговора из зала суда по телевидению и Интернету, несмотря на письменное заявление от подсудимой о том, что она не согласна. Решение, означающее публичное унижение, «было принято с учётом различных факторов, в числе которых интересы общества».

В преддверии вынесения приговора, южнокорейская как левая, так и правая пресса, разнесла очередную сенсацию, связанную с темой Севоль. Оказывается, Пак Кын Хе получила информацию на полчаса позже, чем было объявлено и когда запахло жареным, люди из ее секретариата подделали соответствующие записи. Получив подобную информацию, Пак, с одной стороны, отдала приказ искать до последнего человека, а затем удалилась в свою спальню и не выходила оттуда, пока не приехала Чхве Сун Силь, которая привела ее в чувство. Конечно, самые важные вопросы остались за кадром: что именно доложили Пак, как выполнялись ее инструкции, она или все-таки чиновники отдали приказ о подделке документов. Но недруги экс-президента могли еще раз заявить о том, что пока наши дети тонули, президент занималась неизвестно чем; и даже если из-за новости о гибели детей у нее был нервный срыв, то все равно – какой она президент?

У автора, правда, возник вопрос. Означает ли ранее представленная как сенсация ложью, а именно — все предшествующие громкие версии о встрече с любовником, о косметических процедурах из-за которых президент проигнорировала новости о детях, о тайных шаманских ритуалах, которые президент совершала в компании Чхве Сун Силь. И подлежат ли авторы этих новостей ответственности за диффамацию. Но, видимо, это такой же риторический вопрос, как и вопрос о том, получил ли наказание за заведомо ложный донос тот «господин Ли», с информации которого началась раскрутка дела Объединенной прогрессивной партии.

Приговор экс-президентше зачитывали почти два часа в прямом эфире и который слушала вся страна, кроме самой Пак, которая на заседании суда не присутствовала, игнорируя заседания суда с 16 октября 2017 года в знак протеста против решения о продлении срока заключения под стражей.

Обвинение требовало 30 лет лишения свободы и штраф в размере 118,5 млрд вон, но получила Пак Кын Хе 24 года (для 66-летней Пак это все равно пожизненный срок) и штраф в 18 миллиардов вон. При этом, если Пак не сможет в трехмесячный срок оплатить штраф, она получит еще три года к основному сроку.

24 года приговора сложились из 16 пунктов обвинения.

По двум пунктам обвинения Пак была оправдана – вмешательство в дела компании Samsung в связи с преемственностью руководства компании и принуждение Samsung профинансировать занятия спортом дочки Чхве на 21,3 миллиарда вон.

Причины столь жесткого приговора прекрасно объяснил судья Ким Се Юн: «она не признала своих преступлений и не выразила никакого сожаления, утверждая, что была обманута Чхве и обвиняла своих секретарей в совершении (приписанных ей преступлений)».

Ну да, осужденному за коррупцию предписано плакать, каяться и извиняться, лебезя перед судом и изображая раскаяние. Пак, которая еще в ходе следствия решила бойкотировать судебные заседания, посмела играть не по правилам, отчего у суда « не было другого выбора, кроме как вынести суровый приговор за злоупотребление властью, предоставленной ей гражданами».

Так или иначе, Пак Кын Хе стала третьим экс-президентом в истории Республики Корея после Чон Ду Хвана и Но Тхэ У, признанным виновным по предъявленным обвинениям.

Понятно, что, формально, адвокаты Пак имеют право в течение недели подать апелляцию в суд высшей инстанции (решение по этому поводу будет принято после консультаций с обвиняемой) и дело может длиться дольше в надежде на то, что изменения политической ситуации в грядущие годы окажутся к Пак благосклонны. Но шансов мало. Даже если на следующем витке к власти придут консерваторы, это вряд ли будут соратники Пак по правящей партии. А представителям противоположной группировки тем более нет желания миловать «дочь диктатора».

И в заключение — характерная деталь. 7 апреля было объявлено, что поминальный алтарь по погибшим в результате трагедии парома «Сэволь», установленный в городе Ансане провинции Кёнгидо, закроют. За всё время количество посетивших его составило 728 тыс. человек, но теперь «отыгранные карты пора убирать со стола».

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×