04.04.2018 Автор: Константин Асмолов

Не только вианбу: иные проблемы южнокорейско-японских отношений

7689

Большинство текстов автора, посвященных отношениям Японии и РК, касались темы женщин для утешения, но на ней свет клином не сошелся. С одной стороны, антияпонизм является важной составляющей государственной идеологии Южной Кореи. С другой — странам хотелось бы наладить сотрудничество хотя бы с точки зрения совместного давления на КНДР. С третьей — в отношениях хватает не менее закоренелых, чем вианбу, трудных вопросов наподобие принадлежности спорного острова Токто, который японцы называют Такэсима.

В этом контексте интересен опрос, проведённый в конце ноября-начале декабря японской газетой «Ёмиури симбун» и агентством Gallup. Он касался того, какая страна представляет для Японии военную угрозу. Ожидаемо, 80% респондентов сочли таковой КНДР, но интересен весь список: Китай – 67%, Россия – 50%, США – 31%, РК – 30% и страны Ближнего Востока – 29%.

«Вместе против КНДР»

Так, 20 августа 2017 г. в ходе телефонного разговора Мун Чжэ Ина и премьер-министра Японии Синдзо Абэ была достигнута договорённость «до предела» усилить давление на Пхеньян, чтобы вынудить его добровольно сесть за стол переговоров.

25 августа 2017 г. Мун и Абэ «договорились приложить совместные усилия для мирного разрешения северокорейской ядерной проблемы» и решать региональные вопросы в трёхстороннем формате с участием США. Главы двух государств согласились с важностью разрешения исторических споров и развития зрелых партнерских отношений, но через некоторое время последовало «замирение с КНР», когда в обмен на снятие неформальных санкций Сеул пообещал не развивать не только ТХААД, но и военное сотрудничество с Токио.

4 ноября в интервью сингапурскому телеканалу NewsAsia Мун заявил, что «военное сотрудничество РК с США и Японией, направленное на противодействие северокорейским ядерным и ракетным провокациям, имеет важное значение. Однако это сотрудничество вряд ли необходимо развивать на уровне трёхстороннего военного альянса». Комментируя стремление Японии противостоять растущей роли Китая в международных делах и пересмотреть свою «мирную Конституцию», южнокорейский лидер отметил: «Если Япония использует КНДР, имеющую ядерное оружие, в качестве предлога для своей военной экспансии, это также не соответствует интересам стран АСЕАН».

Под знаком совместного давления на Север должен был пройти и третий саммит — 24 января 2018 г. Абэ заявил, что примет участие в открытии Олимпиады в Пхенчхане несмотря на призывы отказаться в связи с позицией южнокорейского правительства относительно соглашения о вианбу. СМИ страны предполагали, что Абэ еще раз потребует от РК соблюдать свою часть договоренности 2015 г., а также попросит провести совместные военные учения после Зимних Олимпийских игр в Пхёнчхане, чтобы продолжать давление на КНДР. Этот вопрос был поднят во время встречи Абэ с вице-президентом США Майком Пенсом, после чего совместную точку зрения планировалось донести до Мун Чжэ Ина.

Встреча лидеров состоялась 9 февраля, но нормального разговора не получилось ни по одному из направлений. В вопросе «женщин для утешения» Мун Чжэ Ин, по словам СМИ РК, чётко обозначил позицию о том, что проблема сексуального рабства должна решаться через восстановление чести и достоинства жертв этого преступления, а не путём каких-либо договорённостей между правительствами двух стран. Он предложил прилагать усилия для восстановления отношений двух стран и прямо смотреть на проблемы истории. Синдзо Абэ, в свою очередь, подчеркнул, что соглашение 2015 г. является межправительственным и его соблюдение — это международный принцип вне зависимости от того, сменилась власть или нет. Он потребовал от РК соблюдать достигнутые по этому вопросу договорённости.

Не получилось у Муна и доказать Абэ беспочвенность опасений в том, что межкорейский диалог может отрицательно повлиять на усилия по денуклеаризации КНДР. Синдзо Абэ призвал проявить осторожность в «политике улыбки», учитывая, что Север продолжает разработку ракетного и ядерного оружия. Сразу после встречи японский премьер дал интервью японским журналистам, в котором назвал бессмысленным диалог ради диалога, и подчеркнул важность наращивания максимального давления на КНДР.

Однако СМИ РК все равно подали саммит как «наши их срезали», рассказав (со ссылкой на официального представителя администрации президента) о том, как Мун Чжэ Ин отверг предложение не откладывать американо-южнокорейские военные учения до тех пор, пока не будет достигнут прогресс в переговорах по денуклеаризации КНДР и даже назвал призыв Абэ нарушением суверенитета страны вмешательством в ее внутренние дела.

С другой стороны, Абэ заявил, что во время своего визита в Пхёнчхан он встретился с председателем президиума Верховного народного собрания Северной Кореи Ким Ён Намом и смог передать личное послание лидеру КНДР Ким Чен Ыну. Точнее, позицию Токио о похищенных японских гражданах, отношении к ядерному оружию Пхеньяна и его милитаризации в целом.

13 марта посещавший Пхеньян директор Национальной службы разведки Со Хун проинформировал руководство Японии об итогах встречи и «готовности Пхеньяна к денуклеаризации», что министр иностранных дел Японии Таро Коно назвал преддверием «чуда» в Восточной Азии. А 16 марта Мун и Абэ снова поговорили по телефону. Президент РК продолжал убеждать своего визави, что «подлинный мир на Корейском полуострове возможен только в случае успеха межкорейского саммита» и подчеркнул, что и Пхеньяну и Токио следует улучшать отношения ради успешного решения северокорейских проблем. Кроме того, лидеры РК и Японии договорились сотрудничать в решении проблемы возвращения на родину японских граждан, похищенных северокорейскими спецслужбами в 70-80-е годы. Тема вианбу в этот раз не затрагивалась.

Неизменный вопрос островов Токто

8 августа 2017г. в Японии была одобрена и опубликована «Белая книга по вопросам обороны» за 2017 год. Разумеется, в ней в 13-ый раз подряд утверждается, что южнокорейские острова Токто являются исконно японской территорией, и эта проблема остается нерешённой. На карте острова Токто отмечены как входящие в пределы морской территории и исключительной экономической зоны Японии. То же самое касается и идентификационной зоны ПВО.

29-30 декабря 2017 г. Республика Корея провела двухдневные военные маневры по обороне островов Токто, направленные на «предотвращение проникновения внешних сил на южнокорейскую территорию в сочетании с полевым учением флота». Такие учения проводятся два раза в год с участием ВМС, корпуса морской пехоты, береговой охраны, Военно-воздушных сил и полиции.

В ответ 25 января 2018 г. в Токио открылся постоянный выставочный центр, подтверждающий суверенитет Японии над островами Токто. Церемония его открытия состоялась в парке Хибия в центре Токио. В зале площадью 100 квадратных метров экспонируются материалы, которые подтверждают, что суверенитет над островами Токто и Сэнкаку принадлежит Японии. Токио и Пекин спорят о принадлежности остров Сенкаку, которые также известны под китайском названием Дяоюйдао. Министр по делам территорий Тэцума Эсаки заявил, что выставочный центр поможет распространить по всему миру информацию о принадлежности этих островов.

Организаторы планируют проводить тематические выставки и пополнять экспозицию, а Сеул призвал Токио немедленно закрыть выставочный центр, указав, что «правильное понимание истории является обязательным условием нормального развития южнокорейско-японских отношений» и «открытие подобного учреждения в самом центре Токио по инициативе правительства Японии является одной из наиболее серьёзных провокаций».

Дело в том, что до сих пор попытки спровоцировать территориальный спор осуществлялись на уровне администрации префектуры Симанэ, к которой «приписаны» острова. А токийский парк Хибия расположен перед Императорским дворцом и окружён правительственными зданиями. Поэтому его часто посещают как иностранные туристы, так и местные жители.

14 февраля 2018 г. министерство образования, культуры, спорта, науки и технологий Японии опубликовало для общественного ознакомления проект методических рекомендаций для составителей учебников для школ высшей ступени. Такие рекомендации обязательны к применению во всех японских учебниках по географии и истории, и после проведения открытого общественного обсуждения начнут поэтапно применяться в школах с 2020 года. Разумеется, острова Токто должны указываться там в качестве исконно японской территории. Кроме того, в главе, которая посвящена японской агрессии в Азии, выражения «колониальное господство» и «военная экспансия» были удалены и заменены на «Япония за счет распространения своего влияния вносила вклад в достижение независимости Азиатской империи».

В ответ МИД РК призвал Японию немедленно исправить подобное содержание рекомендаций, вызвал для объяснений полномочного посланника и выразил протест. СМИ РК также отписались, что «Токио продолжает курс на искажение фактов истории».

22 февраля администрация японской префектуры Симанэ в очередной раз отметила «День Такэсимы». Это мероприятие проводится местными властями с 2005 года, а правительство шестой раз направило на мероприятие официальных представителей, указав, что это связано со стремлением выразить позицию Токио. Нужно ли отметить, что посланник Японии был в очередной раз вызван в МИД РК, где ему выразили протест.

Вспоминание истории и новые темы для исков

Вообще, всплески антияпонизма случаются в РК каждый год минимум два раза, ибо два из национальных праздников страны напрямую связаны с колониальным игом. 1 марта – день начала т.н. Первомартовского движения 1919 г. (массовых выступлений против японцев, в ходе которых была провозглашена Декларация Независимости Кореи). 15 августа – день Возрождения страны: в 1945 г. в этот день император объявил о капитуляции, а в 1948 г. была провозглашена Республика Корея.

Понятно, что речи и действия руководителя страны в указанные дни не могут не проехаться по больным для Японии темам. Так, 15 августа 2017г. в ходе торжественных мероприятий Мун Чжэ Ин посетил могилы борцов за освобождение Кореи от Японии, расположенных на территории парка Хёчхан в Сеуле – основателя террористической организации «Корейский патриотический легион» и последнего председателя Временного правительства Кореи Ким Гу, Ли Бон Чхана, совершившего покушение на японского императора Хирохито, и других членов организации — Юн Бон Гиля и Пэк Чжон Ги. В РК для определения таких людей используется термин Ыйса (борец за справедливость), но использовали они в основном тактику индивидуального террора. При этом в торжественной речи Мун отметил, что исторические проблемы не должны мешать двусторонним отношениям, призвав соседнее государство к сотрудничеству в строительстве мира в Северо-Восточной Азии.

Речь Муна на церемонии, посвящённой 99-ой годовщине Первомартовского движения, состоялась на территории музея-тюрьмы Содэмун в Сеуле, в которой в годы японской оккупации содержались не менее ста тысяч корейских борцов за свободу. Помимо дежурных фраз, Мун Чжэ Ин подверг критике Японию за то, что она активизировала свои притязания на острова Токто. Он отметил, что эти острова являются исконно корейской территорией, и притязания на них ничем не отличаются от акта агрессии.

Также можно обратить внимание на относительно новый тренд, касающийся корейских рабочих в Японии как жертв принудительной мобилизации. Похоже, что на фоне выдыхающейся под напором фактов темы вианбу профессиональные борцы с Японией нашли новую тему для претензий, которая в официальной трактовке выглядит так: корейцы отправлялись в Японию под видом обучения и трудоустройства. Однако их направляли на военные заводы, шахты и другие подобные объекты, практически не выплачивая денег. Многие умерли от тяжелых условий, и потому наряду с сексуальным рабством, данная проблема является серьёзным нарушением прав человека.

В южнокорейские суды при поддержке гражданских организаций было подано в общей сложности 14 исков. Так, 8 августа 2017 г. окружной суд города Кванчжу принял часть требований о выплате компенсации со стороны корпорации Mitsubishi Heavy Industries. Суд постановил, что корпорация должна выплатить Ким Ён Ок одной из жертв, оставшихся в живых, компенсацию в размере 106,5 тыс. долларов, а также некоторые средства семье скончавшейся жертвы Чхве Чжон Ре. Ким Ён Ок и Чхве Чжон Ре были отправлены в Японию в 1944 году, будучи обмануты обещаниями о том, что там они смогут учиться и заработать денег. В итоге они трудились на авиационном заводе Mitsubishi Heavy Industries, не получая ни копейки.

В целом, данная тема достаточно хорошо документирована и в ней меньше скользких моментов, чем в проблеме «женщин для утешения». Хотя мобилизации были характерны для всей Японии, корейцы по сравнению с японцами получали за свой труд меньше и использовались на грязной, тяжелой и опасной работе.

Иски подаются и со стороны потомков жертв атомной бомбардировки, под которую попали и корейские рабочие. Виноватой, однако, все равно оказывается Япония: не будь принудительной мобилизации, они бы не пострадали. Тем не менее 31 января 2018 г. Осакский окружной суд принял решение о том, что правительство Японии не обязано выплачивать компенсации потомкам корейцев, пострадавших от атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки в 1945 году. Истцами были 159 южнокорейских граждан, 59 предков которых были мобилизованы на принудительные работы и умерли на родине в период с 1975 по 1996 год.

Суд обосновал своё решение тем, что иск был предъявлен более чем через 20 лет после смерти последнего пострадавшего при том, что у истцов была возможность предъявить иск до истечения срока давности. Поясним. В 1975 году японское правительство приняло закон, по которому пострадавшие от радиации пользовались бесплатными медицинскими услугами. В 2007 году власти начали оказывать помощь и тем, кто проживает за рубежом, если суд признавал их получателями компенсации, после чего и шесть тысяч человек получили возмещение ущерба. Однако после вступления Синдзо Абэ на пост премьер-министра было решено, что срок исковой давности по выплатам компенсаций не может превышать 20 лет со дня смерти пострадавшего.

СМИ РК в связи с этим отмечают, что решение суда может оказать негативное влияние на последующие судебные разбирательства, так как иски против японского правительства направили 930 граждан РК, у шестисот из которых истёк срок исковой давности.

Проблем, таким образом, хватит надолго.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×