07.03.2018 Автор: Владимир Терехов

Австралия между США и Китаем

632

На первый взгляд заголовок настоящей статьи может показаться некорректным. Действительно, Австралия связана с США военно-политическим союзом, в то время как Пекин (главный геополитический оппонент Вашингтона) рассматривается, скорее, в качестве источника внешнеполитических неприятностей. Впрочем, в Канберре (в отличие от того же Вашингтона) стараются в данном случае избегать использования термина “угрозы”.

Поэтому о каком “между” можно говорить, когда речь заходит о позиционировании Австралии относительно участников ныне главного геополитического дуэта “США-Китай”?

Однако реальная жизнь чаще всего не вписывается в простые схемы. И поездка в США австралийской “мега-делегации” во главе с премьер-министром Малкольмом Тернбуллом, состоявшаяся 21-23 февраля с.г., является тому иллюстрацией.

В кратком Совместном заявлении по итогам переговоров высокого австралийского гостя с американским президентом присутствует весь обязательный в таких случаях набор политико-дипломатических штампов, которые образуют (не обсуждаемый) “символ веры” участников союза.

В частности, говорится о “прочном как скала американо-австралийском альянсе, который базируется на общих целях продвижения мира и процветания”, о “приверженности укреплению в регионе Индийского и Тихого океанов норм международного права”, о том, наконец, что “нет больших друзей, чем США и Австралия”.

Но лишь при внимательном прочтении можно усмотреть в документе следы обсуждения темы номер один текущей политики, каковой является перспектива реанимации проекта создания в регионе “Четвёрки”, то есть (квази)союза в составе США, Японии. Индии и Австралии.

Хотя эта тема перемещается в центр американской региональной политики. Скорее всего, переход от давних разговоров о проекте формирования “Четвёрки” к практическим мероприятиям станет главной задачей нового посла США в Австралии адмирала Х. Харриса.

В Австралии накануне поездки премьер-министра также полагали, что обобщённая тема “безопасности” будет превалировать в ходе предстоящих переговоров. В Совместном заявлении она нашла отражение в пассаже о готовности к совместной борьбе с “терроризмом, кибер-угрозами и международной преступностью”. Упоминается, естественно, и КНДР, стремящаяся “незаконно” овладеть ядерным оружием.

Что же касается проекта “Четвёрки”, то из фразы о “приверженности наших двух стран к углублению взаимодействия с союзниками и партнёрами” нельзя извлечь ничего, кроме того, что эта тема (скорее всего) всё же обсуждалась.

Здесь представляется не лишним отметить, что даже находящееся ныне у власти правительство австралийских консерваторов избегает занимать сколько-нибудь определённую антикитайскую позицию в проблематике обеспечения безопасности в регионе. Между тем проект “Четвёрки” носит чётко выраженный антикитайский характер.

Отправляясь 20 февраля в Вашингтон, М. Тернбулл в интервью телеканалу Sky News сказал, что не рассматривает Китай в качестве источника угрозы, поскольку не видит каких-либо исходящих от него “враждебных намерений”.

Как не раз отмечалось в НВО, сдержанность позиции Австралии в вопросе превращения Китая в глобальную державу существенным образом связана с исключительной выгодностью для неё развития с ним торговых отношений. Летом 2015 г. стороны подписали соглашение о постепенном снятии пошлин на закупаемые друг у друга товары.

Для страны, четверть ВВП которой приходится на внешнюю торговлю, любые мероприятия, способствующие её развитию, имеет жизненно важное значение. Именно поэтому Австралия является одним из 11-и участников Транстихоокеанского партнёрства, в рамках которого также предполагается постепенное установление режима свободного перетока товаров и услуг.

Напомним, что вплоть до января 2017 г. ТТП насчитывало 12 участников. Но вступивший тогда в должность президента США Д. Трамп первым же указом вывел из ТТП главного участника, поставив весь проект на грань коллапса. В формате “ТТП без США” он был спасён усилиями главным образом Японии. Его “презентация” должна произойти на саммите стран-участниц 8 марта в Чили.

Вплоть до настоящего времени оставшиеся 11 членов ТТП не теряют надежды на возможность возвращения в проект США, то есть страны с наиболее ёмким внутренним рынком. Некие надежды на это оставляет заявление Д. Трампа на последнем форуме в Давосе. Впрочем, само указанное заявление носит достаточно размытый характер.

Зондаж “последних веяний” в Вашингтоне относительно ТТП было, видимо, второй главной темой переговоров М. Тернбулла с Д. Трампом. Однако ясности относительно того, чем указанный зондаж завершился, не больше, чем по итогам обсуждения первой теме.

В части Совместного заявления, затрагивающего вопросы экономической кооперации, ТТП вообще никак не упоминается. Записаны слова самого общего плана, например, о “сотрудничестве в обеспечение того, чтобы международная торговая система опиралась на рыночные принципы, справедливую конкуренцию, развитие частного сектора и правильное экономическое управление”.

Отмечается также, что США являются крупнейшим иностранным инвестором Австралии. Но, естественно, не упоминается, что позицию крупнейшего торгового партнёра Австралии уже давно занимает КНР. Торговый оборот двух последних в 5-6 раз превышает объём американо-австралийской торговли.

Китай вполне мог бы потеснить США и в сфере инвестиционных вложений в австралийскую экономику. Но Канберра (как, впрочем, европейцы, а в последнее время и Вашингтон) оберегает её от “излишнего” китайского проникновения. По соображениям “стратегического” плана. Ранее в НВО комментировалась неудача попыток Пекина вложиться в австралийскую сетевую систему распределения электроэнергии на приличную сумму около 8 млрд долл.

В целом же, поездка в США премьер-министра М. Тернбулла не привнесла ничего нового в состояние раздвоения, которое уже давно характеризует позиционирование Австралии относительно двух главных мировых игроков.

С тем, чтобы покончить с австралийской политической шизофренией, США отправляют послом в Канберру одного из своих главных военных ястребов. Посмотрим, насколько успешной будет его деятельность на ответственном, но гражданском посту.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×