01.03.2018 Автор: Константин Асмолов

ЦРУ США и северокорейская проблема

N76752234234

6 января 2018 г. газета The New York Times со ссылкой на «последние интервью» нынешних и бывших работников американских спецслужб опубликовала статью о том, что спецслужбы США считают быстрое развитие ракетно-ядерной программы Северной Кореи «одним из самых значительных провалов».

Когда именно и где они об этом заявили, издание, правда, не уточняет, однако подчеркивает, что, после вступления Дональда Трампа в должность президента, американские разведывательные агентства рассказали новой администрации, что до того момента, как Пхеньян произведет водородную бомбу и ракету, способную достичь Штатов, у Вашингтона есть по меньшей мере четыре года. За это время США должны были успеть найти способ замедлить ракетно-ядерную программу КНДР, но, как мы знаем, развивалась она значительно быстрее.

По данным газеты, старшие должностные лица разведки признали, что ошиблись в двух «ключевых предположениях» относительно Пхеньяна. Во-первых, они решили, что КНДР для производства водородной бомбы потребуется примерно столько же времени, сколько другим странам в период холодной войны, и недооценили доступ Северной Кореи к передовому компьютерному моделированию и использованию опыта третьих стран.

Не учли в полной мере и то, что развитие ядерной программы осуществлялось по «догоняющему» типу и с каким-то объемом внешней помощи – хотя бы на уровне консультаций экспертов. Тема «русского следа» была скорее обойдена. По оценкам экспертов, на которых ссылалась газета, «представители бывшего Советского Союза» («горстка» и отнюдь не обязательно / не только РФ) почти наверняка работают с Северной Кореей. Впрочем, это именно «фрилансеры»;  известно, что российское правительство не оказывало КНДР поддержки в этом вопросе.

Во-вторых, они недооценили и Ким Чен Ына, который сделал программу вооружения страны «более приоритетной», чем его отец и дед.​ Если «старшие Кимы» рассматривали ядерную проблему скорее как элемент политического торга, новый лидер страны сделал ядерную программу своим «Манхэттенским проектом».

Политику Обамы и заявления экспертов в его правление газета при этом не задевает. Более того, то, что в 2016 г. восемь из семи северокорейских ракет взорвались на старте или вышли из строя в процессе пуска, «может быть следствием успеха программы кибервредительства, утвержденной экс-президентом Обамой». Так ненавязчиво одна из ведущих газет США созналась в том, что американское правительство, оказывается, практиковало столь критикуемый ими кибертерроризм.

New York Times связывает с этим непоследовательность курса Белого дома по корейскому вопросу. Но если читать весь текст, а не пересказ первых абзацев, чем удовлетворились многие комментаторы, картина выглядит так. Начиная с 2000 года, разведчики много писали, что ядерная ракета, которая может поразить американские города, «скорее всего» появится в КНДР к 2015 году. 4 года спустя на фоне войны в Ираке предсказание несколько скорректировалось и вероятный «северокорейский кризис отнесли» на 2019 г.

Алармизм стал стихать после 2008 г., и автор задается вопросом о том, что повлияло на изменение тренда – то ли курс на «стратегическое терпение», то ли смена власти в РК, после чего южнокорейские разведслужбы начали «кормить» своих коллег рассказами о скором крахе режима и тотальной экономической разрухе. В результате американские разведывательные службы преуспели в прогнозировании направления и общих сроков программы, но неоднократно «пропустили критические повороты».

Так что «проблемы, благодаря которым США получили болезненный урок», начались не с Трампа, и автор неоднократно указывал на них — ограниченность возможностей электронной и спутниковой разведки и не отмеченная там зависимость от предоставляемых источников информации.

При этом, по словам директора ЦРУ Майка Помпео, утверждения о провале американской разведки неверны. В интервью телеканалу CBS он честно отметил: «Я был одним из тех, кто прямо говорит о просчетах разведывательного сообщества, когда мы что-то упускали. Это не тот случай».

Вообще, Помпео постоянно повторяет тезис о том, что КНДР будет иметь возможности для атаки континентальной территории США через несколько месяцев, и потому США надо выстраивать стратегию исходя из этого.

Самое громкое заявление такого рода он сделал 20 октября 2017 г., на мероприятии Фонда по Защите Демократии, когда сказал, что США должны быть готовыми к ракетному удару со стороны КНДР, принимая решения и действуя так, как будто такая возможность у них уже есть.

«Вероятность такого развития событий увеличилась и будет расти дальше из-за должного «отсутствия международного давления на Пхеньян. […] Случится это в ближайший вторник или во вторник через месяц, мы уже в ситуации, когда президент пришел к выводу о том, что нам нужны глобальные усилия для того, чтобы Ким Чен Ын этого бы не осуществил».

И всякий раз, когда ему напоминают, что такие же прогнозы он давал несколько месяцев назад, он отвечает в духе «Это правда. Я надеюсь, что смогу сказать это и через год… Правительство США усердно работает над тем, чтобы этот момент наступил как можно позднее». Отмечу, что такое высказывание вполне резонно – признав ограниченность возможностей ЦРУ по выяснению реальной ситуации, он предлагает исходить из наиболее пессимистичного варианта.

На том же мероприятии Помпео честно признавал, что США продолжают сбор разведывательной информации о ядерной программе Пхеньяна, однако эти разведданные пока «далеки от совершенства». И надо отметить, что с тех пор, как Помпео стал руководителем ЦРУ (назначен Трампом 18 ноября 2016 года, окончательно утвержден 23 января 2017 г.), США предприняли ряд шагов по повышению своей осведомленности. Так, именно при Помпео в структуре ЦРУ США появился специальный центр для максимально эффективного противодействия ядерной и ракетной угрозам КНДР, занимающийся сбором информации о состоянии ядерного оружия и ракет большой дальности. По словам Помпео, решение было принято для «мобилизации и использования всех ресурсов, возможностей и полномочий» в целях реагирования на угрозу со стороны Пхеньяна, и новый центр будет тесно взаимодействовать с разведывательным сообществом и американскими спецслужбами.

Кстати, и американские военные в РК в октябре 2017 года собирались создать подразделение 524 по вопросам агентурной разведки HUMINT (Human Intelligence) с целью повышения возможностей сбора информации о КНДР. Оно будет действовать при 501-ой разведывательной бригаде восьмой сухопутной армии США и заниматься сбором информации о ядерном и ракетном потенциале Пхеньяна, а также прогнозированием возможных внезапных изменений на Севере. Подобный подход связан с тем, что техническая разведка достигла предела возможностей. Предполагается, что источником данных для подразделения будут служить высокопоставленные северокорейские беженцы и иностранцы, имеющие частные контакты с Севером.

В результате 4 октября 2017 г. заместитель директора корейского департамента ЦРУ Ли Ён Сок отметил, что Ким Чен Ын очень рациональный игрок, который не желает военного конфликта на Корейском полуострове. «Ким Чен Ын хочет того же, чего и все авторитарные лидеры: править долго и скончаться в собственной постели», и его цель состоит в получении признания в качестве ядерной державы и достижении договоренности о выводе американских войск с Корейского полуострова.

Правда, Майк Помпео в данном вопросе правее своих подчиненных. По вопросу КНДР он относится к группе «ястребов», но при этом ястребов умных. Во время своего визита в РК с 30 апреля по 2 мая Майк Помпео не только встретился с директором Национальной службы разведки РК Ли Бён Хо, но и демонстративно посетил южнокорейский остров Ёнпхёндо, который 23 ноября 2010 года подвергся обстрелу северокорейской артиллерии.

В интервью интернет-изданию консервативного толка Washington Free Beacon Майк Помпео назвал терроризм и КНДР главными угрозами для США: хотя Север создаёт угрозы, которые вряд ли могут быть реализованы, однако они вызывают беспокойство. Поэтому в краткосрочной перспективе Север является самой серьёзной угрозой.

Выступая 23 января в Американском предпринимательском институте, Майк Помпео отметил, что Пхеньян расширил свои возможности в проведении испытаний ракет и ядерного оружия, и предположил, что северокорейский лидер не остановится после одного успешного испытания. По словам Помпео, следующим шагом станет разработка арсенала оружия с целью обеспечения возможностей по нанесению удара по США. По словам СМИ РК, глава ЦРУ также отметил, что Ким Чен Ын ставит своей целью провести объединение Корейского полуострова под своей властью. При этом Помпео выразил сомнение относительно того, что Ким получает достоверную информацию от своего военного командования.

Что же до программы действий, то 20 октября 2017 г., как сообщает газета South China Morning Post, Майк Помпео допустил еще одну крайне интересную реплику: «Если Ким Чен Ын внезапно исчезнет, то, учитывая историю ЦРУ, я просто не буду говорить об этом. Кто-то может подумать, что произошло совпадение. Знаете, произошел несчастный случай». Вместе с тем, глава ЦРУ добавил, что «мы собираемся стать гораздо более злобным ведомством». Шуткой эту реплику не назовешь, учитывая, что в мае 2017 года северяне обвиняли ЦРУ и южнокорейскую Службу разведки в подготовке покушения на Ким Чен Ына с применением «биохимического оружия».

Подведем итог – ЦРУ США работает, и нам не стоит недооценивать возможности разведки США и уровень их аналитиков. Стратегия Помпео достаточно рациональна, а разговоры о грандиозном провале ЦРУ со стороны внутриамериканских критиков Трампа стоит воспринимать скорее как знак внутриполитической борьбы.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×