20.02.2018 Автор: Константин Асмолов

Большая чистка Мун Чжэ Ина: ВЧК для коррупционеров и поправки в закон Ким Ен Рана

inx9787565

Мы продолжаем наблюдать за тем, как новый президент РК укрепляет свои позиции при помощи «большой чистки», обращая ее особое внимание на политических противников, силовые структуры и крупные корпорации. И хотя этот процесс идет не гладко, обладающий высоким кредитом доверия Мун анонсировал довольно широкую программу действий, объявив главными целями 2018 года борьбу с коррупцией и улучшение качества жизни народа путем реформирования всей системы.

Во-первых, продолжается борьба с коррупцией, главным орудием которой является новый комитет, который можно назвать «ВЧК для коррупционеров». 15 октября 2017 г. Правительство РК утвердило проект создания органа по вопросам преступлений, совершённых высокопоставленными госслужащими. Он является организационно и функционально независимым от иных органов государственной власти и получит полномочия по проведению расследований и возбуждению судебных дел.

Объектом расследования станут высокопоставленные госслужащие (как действующие, так и в течение двух лет после ухода со службы), — президент, премьер-министр, депутаты Национального собрания, члены Конституционного суда, главы судебных инстанций, члены правительства, руководители местных администраций и департаментов образования, а также их семьи.

Однако, по сравнению с первоначальным вариантом от 18 сентября, масштаб и количество объектов расследования резко сократились. Например, штат вышеуказанного органа составит максимум 57 человек,  количество прокуроров не превысит 27 человек, а следователей – 20 человек. Это лишь половина того, что было предложено комитетом по реформированию прокуратуры и юридической сферы, предлагавшим 122 человека, в том числе 50 прокуроров и несколько десятков следователей. Кроме того, в проекте не было лимита на время после ухода со службы, благодаря чему в настоящее время Пак Кын Хе под данный орган подвести можно, а Ли Мен Бака – уже нет. Наконец, руководитель управления будет назначен спикером Национального собрания после обсуждения с представителями партий, а до того должен пройти слушания в Национальном собрании. Это важно, так как, если правящая партия и Народная партия поддержали проект, Свободная Корея выступила против.

Во-вторых, 11 декабря 2017 г. комиссия по борьбе с коррупцией и гражданским правам одобрила проект поправок в антикоррупционный закон, который известен как «Закон Ким Ён Ран». Проект был принят без голосования, по договорённости членов комиссии. В обмен на содействие члены комиссии, ранее выступавшие против, потребовали объявить их позицию о несогласии с попыткой сгладить закон.

Напомним, что закон определяет минимальную стоимость подарков и угощений для госслужащих, которую можно считать взяткой: таковой считаются угощения стоимостью более 27 долларов, подарки стоимостью более 45 долларов, а также сумма денег, которые принято дарить на семейные мероприятия на сумму более 91 доллара. Подарки на более высокую сумму расцениваются как взяточничество.

Поправки немного поменяли данные критерии, так как в Корее принято преподносить в качестве подарка дорогие сельскохозяйственные продукты, а нынешние ограничения снижают уровень продаж таких подарочных наборов, отчего «сельскохозяйственная отрасль страны несёт значительные убытки». Поэтому ограничение на стоимость подарков в виде продукции сельского хозяйства, животноводства и морепродуктов (если это продукция южнокорейских фермеров) увеличено с 45 до 91 доллара, зато сумма денежного подарка на семейные мероприятия снижена с 91 до 45 долларов. Правда, цветы по таким случаям можно покупать на сумму до 91 доллара, либо на 45 долларов вдобавок к 45 долларам подаренным наличными. Показатель относительно угощений остался прежним.

Работники сельского хозяйства приветствовали поправки, хотя отметили их незначительность, поскольку многие наборы с рыбой или корейской говядиной стоят больше 91 доллара. Автор же скорее доволен тем, что закон скорее «остался на месте» и не был дезавуирован резким повышением пороговой стоимости допустимых подарков: в конце концов, он во многом принимался для того, чтобы подрубить определенные элементы культуры, которые, по мнению авторов закона, потворствуют коррупции.

На необходимость пересмотра закона указывали представители министерства морского и рыбного хозяйства, а также министерства продовольствия, сельского и лесного хозяйства. Против пересмотра выступали представители комиссии по гражданским правам, считавшие неправильным ослабление условий закона. Дискуссия была долгой, и предыдущая попытка внести поправки 27 ноября тоже принесла свои результаты.

В-третьих, обложить налогом секты все-таки решились. Кабинет утвердил спорный закон, который налагает подоходный налог на священнослужителей, даже если некоторые из них утверждают, что они не должны подлежать налогообложению, поскольку их работа — это духовное служение, а не труд. Теперь протестантские пасторы, католические священники и буддийские монахи будут платить его, начиная с 2018 года. Более всего от него пострадают протестанты, так как католические священники добровольно платят подоходный налог с середины 1990-х годов.

В-четвертых, мишенью антикоррупционных стрел становится все больше политических противников Муна, — а потенциально и экс-президент Ли Мен Бак. В результате оппозиция обвиняет Муна в превышении  власти и прямом давлении на правосудие.

  • Лидер оппозиционной партии «Свободная Корея» Хон Чжун Пхё обвинен в растрате партийных денег, в использовании денег, выделяемых государством для нужд партии в личных целях. Правда, парламент не дал согласие на снятие депутатской неприкосновенности и возбуждении следствия.
  • Лидер оппозиционной партии Парын Ли Хе Хун обвинялась в коррупции и получении взятки. Хотя она заявила о своей невиновности и готовности предстать перед судом в любое время, Ли была вынуждена уйти с поста председателя партии и уступить место Ю Сын Мину.
  • Лидер Народной партии Ан Чхоль Су чудом избежал судебного преследования за то, что  во время избирательной кампании его штаб использовал запрещенные законом методы (распространение ложных сведений о сыне президента).
  • Два действующих депутата Национального собрания РК от партии Свободная Корея арестованы за взятки и создание нелегальных политических фондов. Суд выдал ордера на арест депутатов Чхве Гён Хвана и Ли У Хёна, признав основания для этого вполне достаточными. Чхве обвиняется в том, что в 2014 году он получил 100 млн вон или почти 94 тыс. долларов от Национальной службы разведки, когда он был вице-премьером, министром планирования и финансов. Ли в получении 1 млрд вон или 938 тыс. долларов в виде нелегальных политических средств от 20 бизнесменов и депутатов местных законодательных собраний.
  • Одновременно прокуратура потребовала приговорить некогда влиятельного старшего секретаря президента по политическим вопросам Ан Чжон Бома к 6 годам лишения свободы и штрафу на сумму 100 миллионов вон (91,877 долларов). Ан обвиняется в злоупотреблении полномочиями и вымогательстве за содействие сбору от предпринимателей денег в фонды, подотчётные Чхве Сун Силь.

Подбираются и к Ли Мен Баку, причем с нескольких сторон. Во-первых, в связи с делом о неподотчётных расходах на специальную деятельность Национальной службы разведки. В этой связи были арестованы бывший советник президента по вопросам планирования Ким Бэк Чун и бывший советник по гражданским вопросам Ким Чжин Мо. Кроме этого, следователи пытаются выяснить, в какой степени бывший президент причастен к деятельности компании-производителя автомобильных запчастей DAS. Прокуратура уже вызывала на допрос вице-президента компании Ли Дон Хёна, который является племянником Ли Мён Бака, и ключевых сотрудников компании.

Несмотря на неопределённость позиции прокуратуры, эксперты в сфере юстиции считают, что Ли Мен Бак будет вызван на допрос в прокуратуру в марте, после окончания Олимпиады, так как допрос Ли до Олимпиады «может обострить политическую обстановку в стране и затруднить проведение спортивного мероприятия». Кроме того, прокуратура должна собрать достаточно доказательств для предъявления обвинений бывшему президенту.

В ответ 12 ноября 2017 г. бывший президент заявил журналистам, что борьба с коррупцией от Муна — это не реализация реформ, а стремление к «политическому возмездию». В нынешнем виде она разделяет общество и не помогает экономическому росту, гонения на военных и спецслужб создают угрозу безопасности страны. На это в администрации президента заявили, что правительство стремится не к наказанию отдельных личностей, а к изменению несправедливой структуры привилегий.

Следующий раунд рэп-баттла состоялся 17 января. Выступая на пресс-конференции в своём доме в Сеуле, Ли Мён Бак назвал сам факт расследования в его отношении «политической местью». Мун Чжэ Ин мстит за расследование в отношении своего друга Ро Му Хёна. В этой связи Ли Мён Бак обвинил нынешнего главу государства в стремлении уничтожить консервативные силы и сделал красивый жест, призвав власти привлечь к ответственности только его, «поскольку больше нельзя мучить допросами тех, кто посвятил себя службе государству».

В свою очередь, президент Мун Чжэ Ин не скрывал своего разочарования и даже гнева по поводу заявления бывшего президента.

В-пятых, не без греха оказываются уже и представители новой власти: старший секретарь по политическим вопросам Чон Бён Хун был вынужден подать в отставку в связи с утверждениями о том, что он замешан в истории о взятках. Его бывшие помощники будто бы прикарманили 110 миллионов вон (99 880 долларов) из 300 миллионов вон, которые компания Lotte Homeshopping пожертвовала Корейской ассоциации электронного спорта (Kespa). Чон тогда совмещал пост председателя Kespa, одновременно являясь членом Комитета по планированию, телерадиовещанию и связи, что давало ему возможности для лоббирования. И предполагается, что пожертвования со стороны Lotte Homeshopping были замаскированной взяткой в обмен на преференции.

По сообщениям анонимных источников консервативной прессы, решение было не совсем добровольным, Чону светит как минимум вызов на допрос, а история активно комментируется политиками. Правящая партия «уважает решение» Чона и ждет результатов расследования, Свободная Корея заявляет, что истинная сущность администрации Муна начинает себя показывать, а Народная партия – что Муну стоит быть более строгим в вопросе «искоренения социального зла».

В завершение немного цифр. Как показали результаты опроса, проведённого 16 ноября аналитической компанией Uri Research&Consulting, доверие граждан РК к правительству и СМИ снижается. 63,8% респондентов не согласны с прежде общепринятым выражением «Усердие обязательно приведёт к успеху». 55,9% не согласны с позицией о том, что правительство представляет интересы уязвимых слоёв населения. 74,1% не разделяют такой позиции и относительно СМИ. О политике правительства по борьбе с коррупцией 67,5% высказались одобрительно, а 25,7% назвали её мерами политического возмездия.

Между тем, как считают авторы доклада Корейского института международной экономической политики, представленного 23 ноября 2017 г., если РК сумеет повысить степень предотвращения коррупции до среднего показателя ОЭСР, то это позволит увеличить ВВП страны на 8,4%. Пока же данная проблема остается нерешённой — согласно индексу восприятия коррупции (CPI), РК заняла лишь 52-ое место среди 176 стран, что ниже, чем в Руанде.

В такой ситуации остается пожелать, чтобы курс нового президента был последователен и не превратился в борьбу ЗА коррупцию, отчего к концу президентского срока скандалы будут сотрясать уже администрацию Муна.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×