14.02.2018 Автор: Константин Асмолов

Межкрейское сближение на фоне начала Пхёнчханской Олимпиады

3234261-1

9 февраля на Олимпийском стадионе в Пхёнчхане прошла церемония открытия XXIII Зимних Олимпийских игр. В Играх принимают участие 2900 спортсменов из 92 стран мира, которые разыграют 102 комплекта медалей в 15 дисциплинах. По количеству участников, как стран, так и спортсменов, Игры в Пхёнчхане являются самой крупной Олимпиадой в истории. Это вторая Олимпиада в РК, которая проводится спустя 30 лет после летних Игр в Сеуле и третья зимняя Олимпиада, которая проводится в Азии.

Однако автора скорее интересует политический фон вокруг Олимпиады, и здесь можно видеть несколько важных тенденций.

Первая тенденция – внимание и дружелюбие, которое проявляет КНДР, а также то, насколько южане идут навстречу. Уровень присланной из Пхеньяна делегации можно назвать беспрецедентным. Ее возглавляет председатель Президиума Верховного народного собрания СК Ким Ён Нам, второй человек в стране по формальной иерархии. Кроме того, в нее вошли председатель Комитета по мирному объединению родины Ли Сон Гвон, председатель спорткомитета СК Чхве Хви и – внимание – младшая сестра северокорейского лидера, заместитель заведующего отделом пропаганды и агитации ЦК ТПК Ким Ё Чжон. Как отметил представитель администрации Ким Ый Гём, визит «отражает решимость Пхеньяна улучшить межкорейские отношения и содействовать успешному проведению Олимпийских игр».

В РК делегация прилетела на самолёте Ким Чен Ына и была встречена министром по делам воссоединения Чо Мён Гюном. К нынешнему времени уже известно, что Ким передала президенту РК устное приглашение посетить Север.

Кроме правительственной делегации, с Севера прибыли 280 человек: четверо представителей Национального олимпийского комитета СК, 229 болельщиков, демонстрационная команда по тхэквондо в составе 26 человек и 21 журналист. И заметим, что визит северокорейских болельщиков в РК является четвёртым по счёту. В 2002 году они приезжали на Азиатские игры в Пусане, в 2003 году — на Универсиаду в Тэгу, а в 2005 году — на Чемпионат Азии по лёгкой атлетике в Инчхоне.

Конечно, сложности при организации визита северян были. Например, правительству РК пришлось специально обратиться в ООН с запросом о временном снятии санкций с Чхве Хви, поскольку этот чиновник находится в санкционном списке. Запрос находился на рассмотрении до 5 часов утра 9 февраля, но в итоге ни один из членов комитета, в состав которого входят 15 стран-членов Совбеза, не высказал возражений. Резолюция Совбеза ООН 2397, принятая 22 декабря прошлого года, допускает временную отмену ранее принятых санкций.

Исключение было сделано и для северокорейских артистов, которые прибыли в РК на борту парома «Мангёнбон-92». Заход северокорейских судов в порты РК являются нарушением санкций от 24 мая 2010 года, принятых в ответ на потопление сторожевого корабля «Чхонан». Но ради успешного проведения Игр правительство РК сделало исключение. Исключением из санкционных мер стал и чартерный рейс, который должен был отвезти спортсменов из РК на северокорейский горнолыжный курорт Масик.

Некоторые накладки произошли с культурной программой. Когда 8 февраля в Канныне и 11 февраля в Сеуле состоялись концерты северокорейского художественного ансамбля «Самчжиён» (первое выступление северокорейских артистов в РК с августа 2002 года), из репертуара вычеркнули все песни, в которых использовались такие выражения, как «революция» или «строительство социализма». Однако в программу вошли как северокорейские, так и популярные южнокорейские народные песни, выступление прошло при большом стечении народа, а на сеульском концерте присутствовали президент РК и члены северокорейской официальной делегации.

Похожее мероприятие планировалось провести и на северной стороне, в горах Кымгансан, но северяне его отменили: в официальном письме в качестве причины указано, что южнокорейские СМИ продолжали критику в отношении Севера.

Обратим внимание и на то, что спортсмены и члены официальных делегаций из КНДР (а также из Ирана) не получили на открытии подарки от официального спонсора Игр – компании Samsung Electronics: 4000 смартфонов Galaxy Note 8 Olympic Edition, в белом корпусе, символизирующем зимний спорт, с золотыми олимпийскими кольцами на задней стенке.

Более сильное недовольство вызвала концепция единой женской команды по хоккею. Судя по опросам, против было 73% южнокорейцев, при том что участие северокорейских спортсменов в Играх вообще положительно оценивают 61% респондентов.

Конечно, корейцы никогда не были в этом сильны, и первое выступление на Играх закончилось счетом 8-0 не в их пользу и прошло под девизом «главное – сам факт создания единой сборной», но, по мнению критиков, создавая единую команду, правительство РК не заботилось о собственных спортсменах. На подготовку потребуется дополнительное время, а девушки с севера займут чьи-то места, благо состав команды ограничен. Кроме того, в ходе первой же тренировки спортсменки столкнулись с проблемой языковых особенностей, — в Южной Корее адаптировали английские термины, а в КНДР придумали свои названия.

Не всем понравился и совместный проход спортсменов двух государств под «нейтральным» белым флагом с голубым силуэтом Корейского полуострова. Хотя, как напоминает «Российская газета», нейтральный флаг и совместная команда – не новость (в 1991 Юг и Север участвовали в составе единой команды в чемпионате мира по настольному теннису и чемпионате мира по футболу среди молодёжных команд; флаг с контуром Корейского полуострова применялся на открытии летней Олимпиады в Сиднее в 2000 году, летней Олимпиады в Афинах в 2004 году и зимней Олимпиады в Турине в 2006 году). Не только консерваторы считают, что если южнокорейская сборная не будет нести свой национальный флаг, это разочарует граждан страны. До сих пор не было прецедентов, когда страна-организатор Олимпиады не могла поднять свой флаг на церемонии открытия Игр. Опрос населения показал, что за нейтральный флаг — только 40%. 49,4% против, считая, что на Олимпиаде у себя дома Южная Корея должна иметь возможность использовать свой флаг везде.

Консерваторы же идут дальше. Представитель оппозиционной партии Свободная Корея заявил, что правительство «превращает Олимпиаду в Пхёнчхане в Олимпиаду в Пхеньяне»: ошибочность таких уступок подтвердится после того, как Север завершит создание ядерного оружия и продолжит провокации, не ослабляя угрозы. В этом контексте даже поездка лыжников на Север оказывается скрытой рекламой курорта Масик, позволяющей режиму Кимов зарабатывать валюту.

Также критики КНДР указывают на то, что за день до открытия игр в Пхеньяне прошел военный парад. Выступая 31 января на брифинге, помощник госсекретаря США по вопросам общественной дипломатии Стив Голдстейн выразил озабоченность по этому поводу. Дескать, проведение парада весьма нежелательно и такие действия могут помешать успешному проведению Олимпиады. Но на это можно отвечать так, как в похожей ситуации делают представители США и РК: парад, проходящий в юбилейную годовщину праздника, – еще более внутреннее дело страны, чем проведение учений. К тому же, в отличие от учений, парады не нарушают олимпийское перемирие, а по сравнению с предыдущим парадом апреля 2017 года этот был скромнее и продолжался около полутора часов, что почти в два раза меньше.

Стоит ли опасаться провокаций в отношении северокорейской делегации? На государственном уровне скорее не стоит, но «возмущение» консерваторов весьма вероятно – вопрос в том, какие формы оно примет. Правительственная делегация и ансамбль «Самчжиён» покинули страну без происшествий, но наиболее маргинальные и ультраправые группы уже отметились митингами, на которых был сожжен не только северокорейский, но и нейтральный флаг. А популярность Муна упала на 10%, причем даже среди молодежи.

Вторая тенденция – демонстративное поведение США: японская газета Асахи Симбун сообщила, что Соединенные Штаты попросили Южную Корею сделать так, чтобы руководитель американской делегации вице-президент Майкл Пенс и сопровождающие его лица не пересекались с делегацией КНДР и на церемонии открытия Игр, банкета или фотографирования находились от них как можно дальше.

Хотя информацию японских СМИ всегда надо воспринимать с осторожностью, и в итоге высоких гостей посадили довольно близко, Пенс явно ехал подчеркнуть конфронтационное отношение к КНДР. 2 февраля он сообщил, что его участие в зимней Олимпиаде в Пхёнчхане направлено на передачу послания о том, что «стратегическое терпение» США закончилось. В его программу входит встреча с перебежчиками с севера, а в составе его сопровождающих – отец небезызвестного Отто Вомбиера. И когда 8 февраля в Сеуле состоялась встреча президента РК и вице-президента США, стороны подтвердили прежнюю позицию о необходимости сохранения максимального давления на Пхеньян, чтобы вынудить его начать диалог о денуклеаризации, а Мун Чжэ Ин заявил, что возобновление межкорейского диалога и участие Севера в Олимпиаде стали возможными только благодаря тесному сотрудничеству РК и США.

9 февраля Пенс посетил Музей защиты Жёлтого моря, где осмотрел экспонаты, имеющие отношение к потоплению сторожевого корабля «Чхонан» и обстрелу острова Ёнпхёндо 2010 г. Затем он встретился с четырьмя беженцами из КНДР, представив их в качестве людей, бежавших от тирании и назвав КНДР «государством-тюрьмой».

Что же касается президента США, то 2 февраля, принимая в Белом доме восемь беженцев из КНДР, Дональд Трамп назвал нынешний межкорейский диалог «хорошим делом». Вместе с тем, он указал на то, что предстоящая Олимпиада пройдёт очень хорошо, однако неизвестно, как будет развиваться ситуация после ее окончания.

Такой позиции придерживается не он один. Как заявила еще 26 января ведущий эксперт Центра стратегических и международных исследований (CSIS) Суми Тэрри (Sumi Terry), успешное проведение Олимпиады, несомненно, приветствуется, но «сложно поручиться за то, что северокорейский лидер будет сохранять нынешний спокойный настрой и после её окончания». Японский премьер Абэ тоже будто бы называл северокорейские инициативы «отвлекающим маневром».

Понятно, что одновременное присутствие делегаций США и КНДР породило вопросы о том, не затевается ли тайной встречи, благо перед началом мероприятия телеканал Fox News привел слова госсекретаря Тиллерсона: «Посмотрим, что произойдёт». Вице-президент США Майк Пенс не исключил возможности контактов с представителями Севера, но перед визитом отметил, что США не делали запросов на их проведение.

Северокорейцы были более прямы. Как заявили в северокорейском Министерстве иностранных дел, «мы ясно сказали, что у нас нет желания встречаться в США во время нашего визита в Южную Корею». Пхеньян «никогда не выпрашивал переговоров с США и не будет делать этого впредь»: официальная делегация направляется на Юг исключительно для того, чтобы поприветствовать участников Зимних Олимпийских игр и не собирается использовать спортивное мероприятие в качестве политического инструмента.

На данный момент данных о кулуарных встречах представителей США и КНДР у автора нет и, весьма вероятно, что таковых все-таки не было.

Третья тенденция связана с Японией – здесь надо отметить даже не столько визит премьера Абэ, сколько примечательный инцидент с нейтральным флагом. Правительство Японии направило протест Южной Корее в связи с изображением на едином флаге двух Корей спорных островов Такэсима (Токто), и по рекомендации МОК острова затерли, причем с флага исчез не только спорный Токто, но и находящийся недалеко остров Уллындо, на который никто не претендует.

Случись такое при Пак Кын Хе, «демократическая оппозиция» во главе с Муном сожрали бы ее с потрохами за капитулянтскую позицию и небрежение национальными интересами, но сегодня об этом стараются лишний раз не упоминать.

Можно отметить и мелкие проблемы, сопровождающие процесс открытия. То в 160 км к югу произошло землетрясение магнитудой 4,8 (о жертвах и пострадавших не сообщалось). То 128 человек из числа охраны и обслуги пострадали от норовируса. То во время церемонии открытия кибератака неизвестного происхождения вызвала неисправность интернет- и телеканалов (IPTV) в главном пресс-центре, и зрители сайта не могли распечатать свои заранее купленные билеты на мероприятие. Но пока все это мелочи – серьезных скандалов и провокаций не случилось и, надеюсь, не случится.

Радуются все. Мун Чжэ Ин: «Совсем недавно в ряде стран выражали опасения по поводу безопасности Олимпиады, а многие даже считали невозможным участие Пхеньяна в Олимпийских играх и создание единой сборной Юга и Севера», но Игры демонстрируют не только то, что спорт способен преодолеть идеологические и политические разногласия, но и то, что спортивный обмен вместе с диалогом являются проявлением мира. Ему вторит глава группы северокорейских болельщиков О Ён Чхоль: «Олимпиада пройдёт успешно и позволит распространить на весь мир дух корейской нации». И даже твиттер Дональда Трампа желает успешного проведения Игр: «Олимпиада в Пхёнчхане станет прекрасной возможностью показать всему миру, что РК — действительно великолепная страна».

На такой бравурной ноте мы и закончим, подведя полный итог уже после закрытия Игр.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×