06.02.2018 Автор: Константин Асмолов

Готовится ли Ким Чен Ын к войне на Корейском полуострове?

1122

Конец 2017 и начало 2018 г. принесли целый набор новостей в СМИ, суть которых можно свести к фразе «КНДР готовится к войне». В первую очередь это заявление представителя МИД КНДР, распространённое агентством ЦТАК 7 декабря. Таковое сводится к тезису о том, что заявления американских политиков и учения, направленные против КНДР, вызывают тревогу и «являются предупреждением о том, что КНДР должна готовиться к войне на полуострове». В результате «остаётся только один открытый вопрос: когда начнётся война». И хотя северяне скорее говорили о том, что американские действия ведут к неизбежности военного конфликта, СМИ подали это как «КНДР готовится к войне», а недружественные Пхеньяну медиа – как «КНДР собирается бить первой».

Известно и то, что (сообщала газета Daily Telegraph со ссылкой на источник в администрации), Соединенные Штаты разрабатывают план превентивного удара по Северной Корее: «Пентагон старается найти варианты, которые позволят ему щелкнуть по носу Северную Корею, привлечь ее внимание и показать, что мы настроены серьезно», и есть мнение, что за образец может быть взят ракетный удар по сирийской авиабазе Шайрат в апреле 2017 года.

Вообще, к указанному времени война как альтернатива перешла от гипотетической угрозы к аналитической и ее начали не просто обсуждать, а «заранее подстилать солому». Мы уже писали про действия КНР, но сюда можно отнести и проверки системы тревожного оповещения на Гавайях или в Японии, и сообщение газеты Sunday Times о том, что минобороны Британии разрабатывает план эвакуации подданных Соединенного Королевства из Южной Кореи.

Вероятность войны на Корейском полуострове растёт и приближается к 40%. В похожем ключе недавно высказался советник Белого дома по национальной безопасности Герберт Макмастер, считающий, что вероятность войны растет с каждым днём.

Американский сенатор Линдси Грэм в интервью журналу Atlantic оценивает вероятность того, что президент США Дональд Трамп объявит войну КНДР в 30%. А по данным источников агентства Kyodo, Совет национальной безопасности Японии изучает четыре сценария начала войны на полуострове, включая случайное военное столкновение Вооруженных сил обеих стран, превентивный удар США по КНДР, вторжение армии Северной Кореи на территорию Южной и удар северокорейской ракеты по Японии.

Так готовится ли Ким к войне?

Вопрос на самом деле содержит подковырку, ибо считать войну неизбежной и собираться начать ее первым – не одно и тоже. Иное дело, что в массовом сознании фраза «Х готовится к войне» часто понимается как «Х готовится начать войну», и потому автору хотелось бы прояснить целый ряд моментов.

Во-первых, мы видим, как потенциальные участники конфликта, так и страны-соседи считают вероятность военного конфликта достаточно высокой, чтобы начинать к ней готовиться. Однако подготовка к войне НЕ тождественна подготовке к инициированию войны. Ни проведение военных учений, ни наличие оперативных планов, ни даже заявления некоторых политиков не являются в полной мере подтверждением желания страны начать конфликт.

Во-вторых, когда говорят, что политик хочет войны или/и готовит войну, имеется в виду именно ситуация, когда политик выбирает войну, имея выбор — воевать или не воевать. По мнению автора, если у руководства КНДР будет такой выбор, Ким войну не начнет. Разговоры о том, что он лелеет планы «коммунизации Юга» относятся к пропагандистским фантазиям.

Иное дело, что если иметь возможность удара и иметь желание удара – довольно сильная разница, то те, кто смотрят на это с технической стороны, полагают, что если возможность для удара есть, то желание – только вопрос времени, политической воли или обстоятельств.

В-третьих, то, что с военной точки зрения будет выглядеть как заранее запланированная акция, с политической точки зрения может оказаться вынужденным решением при отсутствии выбора «начинать или не начинать».

Поясним. С точки зрения подготовки армии и экономики к войне и с учетом специфических условий Кореи, между обороной, превентивным ударом и нападением нет никакой разницы. В случае конфликта на Корейском полуострове, тот, кто ударит первым, будет иметь решающие преимущества, поскольку конфликт с высокой вероятностью будет разворачиваться не постепенно, а «сразу, максимальным калибром». И Вашингтону и Пхеньяну удобнее начинать «из всех стволов», потому что цель Пхеньяна – сразу же обрубить возможные каналы поставок боеприпасов и переброски войск, что требует атаки на порты и базы США в регионе. А Вашингтону надо гарантированно минимизировать вероятность «ответного удара», что требует «площадной обработки».

В какой ситуации Север пойдет на превентивный удар? Представим себе, что Ким Чен Ын получает информацию о том, что в самое ближайшее время его противники начнут вторжение. Что делать? Пропустить первый удар противника – невозможно. «Играть от обороны» у КНДР тоже возможности нет, так как речь пойдет не столько о сухопутном вторжении, сколько о ракетном ударе – воздушные десанты или движение через ДМЗ если и будет, то потом. Апеллировать к ООН или рассчитывать на помощь РФ или КНР – нет желания, ибо есть понимание того, что не помогут (не говоря уже о том, что идеология чучхе требует справляться самостоятельно). Шансов выиграть войну практически нет. Разве что вариант нанесения неприемлемого ущерба, при котором США, возможно, будут вынуждены свернуть войну из-за слишком высоких издержек. Он тоже не дает полной гарантии (у противника может включиться эффект Перл-Харбора), но это меньшее из зол. Таким образом остается один выбор – помереть с позором или помереть с музыкой: «взять в Ад компанию» и ударить первым просто потому, что в таком варианте КНДР как минимум дольше продержится и попробует нанести противнику более неприемлемый урон.

Вероятно ли, что в случае превентивного удара, КНДР может достигнуть определенных успехов? — ДА, но эти успехи будут тактическими. Войну на истощение, в которой речь идет о состязании военных промышленностей и логистики, Северу не выиграть. А в ответ на успешное наступление по суше США могут не столько перебрасывать войска, сколько разносить инфраструктуру Севера, не гнушаясь противоценностными стратегиями. Опять же, нестойкость и неспособность южнокорейской армии в боевых условиях на самом деле такая же спекулятивная величина, как и аналогичные ТТХ армии КНДР. Опыт разрозненных стычек на море и не только в течение 21 века (2002, 2010 г. и т.п.) не позволяет сделать однозначный вывод о том, как та или другая сторона будут вести себя в крупномасштабном конфликте.

Но большие игры часто ведутся по принципу «я знаю, что он знает, что я знаю…». Отсюда и существует, пусть небольшая, вероятность, при которой Соединенные Штаты умелым сочетанием давления и дезинформации подведут северокорейское руководство к мысли о том, что война неминуема и раз так, пора «помирать с музыкой». С циничной точки зрения, нечто похожее и нужно американским стратегам: если Ким «ходит первым», война с Севером будет выглядеть не как неспровоцированная агрессия или «превентивный удар», а как ответ на агрессию Пхеньяна, подтвержденную и реальную. В этом случае у КНДР будут проблемы с поддержкой России и Китая, а возможные потери РК и Японии могут оказаться вполне допустимыми.

Вообще, автор склонен согласиться с позицией главы российского МИД, который, комментируя шаги Соединенных Штатов, открыто заявил, что «специально все делалось для того, чтобы Ким Чен Ын сорвался и предпринял очередное авантюрное действие».

Таким образом, вопрос о подготовке КНДР к войне разбивается на ряд подвопросов, на которые есть четкие ответы.

  1. Рассматривает ли Ким Чен Ын войну как один из вариантов развития событий. — Ответ: «ДА».
  2. Готовится ли он к войне с точки зрения максимизации ресурсов противостояния противнику. — Ответ: «ДА».
  3. Означает ли это, что Ким рассматривает вариант превентивного удара? — Скорее всего, ДА, потому что он продиктован стратегическими соображениями. Вне зависимости от дальнейшего хода войны первый удар обеспечивает преимущество.
  4. Допускает ли автор, что в определенной ситуации Ким Чен Ын «начнет первым»? — ДА, НО для этого обстоятельства должны убедить его в том, что конфликт неизбежен и никакой иной альтернативы нет.
  5. Допускает ли автор, что в определенной ситуации Ким Чен Ына могут «подвести» к подобному выводу (несмотря на то, что реальная ситуация будет отличаться) и фактически спровоцировать его на данные действия? — ДА, в определенной ситуации такая вероятность есть, хотя автор не считает ее большой.
  6. Верит ли Ким Чен Ын в то, что он может одержать победу над Соединенными Штатами? — Скорее, НЕТ. Ким может верить в то, что он нанесет США неприемлемый ущерб, на фоне которого те будут вынуждены свернуть военные действия. Но в классическую победу над США и их союзниками, я думаю, он все-таки не верит. Попытка приписать ему подобные взгляды делает его «Ким Чен Ыном из комикса».
  7. Собирается ли Ким Чен Ын начать войну не в «крайней ситуации», а для того, чтобы «коммунизировать» Юг?  — НЕТ, потому что, я думаю, понимает, что агрессия лишит его последних союзников и реально поставит его в статус «изгоя», а атака РК равнозначна конфликту с США.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×