03.02.2018 Автор: Владимир Терехов

В Давосе Д. Трамп внёс коррективы в позиционирование США

6882

Видимая часть ежегодных форумов в Давосе примечательна, главным образом, очередным декларативным заявлением лидера какой-либо из ведущих мировых держав, который удостаивает данное мероприятие своим посещением.

На прошлогоднем давосском форуме центральным событием стало выступление лидера КНР Си Цзиньпина, в котором отмечался отказ США далее нести знамя глобализации и переход Вашингтона к политике экономического протекционизма. В связи с этим председатель Си выразил готовность Китая подхватить падающее знамя процесса глобализации мировой экономики.

Сама же важная для мировой политики тенденция обозначилась полугодом ранее в ходе предвыборной президентской кампании в США. Ибо летом-осенью 2016 г. перспектива победы на выборах Дональда Трампа (инициатора указанного тренда) стала выглядеть вполне реальной. В ходе кампании он произносил слова, казалось бы, совершенно немыслимые для большей части американской (и мировой) политической элиты последних десятилетий. Однако эпатажно оформленные заявления Д. Трампа соответствовали накопившимся проблемам страны и ожиданиям значительной части её населения.

Эти проблемы обусловлены совместным негативным воздействием перегрузок от глобальных обязательств и отрицательным балансом торговли с основными партнёрами, включая ключевых союзников. Заметим, что обвинения в их адрес в недобросовестном ведении политико-экономических дел с США имеют под собой основания.

Первым же и главным символом политического курса нового американского президента стал выход из Транстихоокеанского партнёрства, все институциональные документы которого (в результате многолетних, многотрудных усилий участников и, прежде всего, самих США) к тому времени были согласованы и дело было только за их ратификацией парламентами стран-участниц.

Энергия и напористость президента-бизнесмена, проявившиеся, прежде всего, в реформировании налогового кодекса, дали самые положительные результаты в сфере экономики США.

Однако начали обозначаться и политические издержки. Протекционизм, ставящий отношения с главными союзниками на грань экономических войн, актуализирует перспективу подрыва военно-политических альянсов, которые Вашингтон десятилетиями выстраивал в Европе и Азии.

Но если указанные альянсы обречены, то зачем поддерживать на гигантском уровне и даже увеличивать бюджет Пентагона? Для решения проблем обеспечения обороны собственно США нынешние военные расходы явно избыточны.

Конечно, военно-промышленный комплекс почти каждой крупной страны представляет собой “государство в государстве”. ВПК сам знает, что и как надо делать в первую очередь в ходе государственного строительства в целом. Существенным образом именно поддержка ВПК обеспечила Д. Трампу победу на выборах и его заявления о первоочередной необходимости модернизации американских вооружённых сил – это своего рода возвращение долга.

Но вне контекста (существующих пока) военно-политических альянсов рано или поздно вновь обострится вопрос (и проблема) избыточности располагаемого военного потенциала, который является весьма специфическим (и отнюдь не универсальным) инструментом. С его помощью далеко не всё можно решать на международной арене.

Важнейший вопрос глобальной политики сегодня обусловлен формированием различного рода международных экономических проектов, а также их позиционированием по отношению друг к другу. Но США вышли из этого процесса, выкинув как капризный ребёнок надоевшую игрушку в виде ТТП. Несмотря на неоднократные попытки японского премьер-министра Синдзо Абэ уговорить Д. Трампа не делать этого.

Не получилось. Тогда Япония игрушку подобрала, “отмыла-почистила-смазала” и, о чудо, ТТП ожило. На 8 марта с. г. в Чили назначена церемония официального ввода в действие проекта, который обозначается журналистами различными мемами, например “ТТП без США”. То есть без страны, которая почти 10 лет несла его, что называется, “на собственных руках”.

Оживив полумёртвый экономический проект и де-факто возглавив его, Япония резко укрепила своё политическое положение не только в регионе, но и в мире в целом. С новых позиций Токио может более уверенно вести политическую торговлю с основным оппонентом Китаем. О готовности придать ей новое дыхание обе стороны заявили в ходе визита в Пекин министра иностранных дел Японии Таро Коно, состоявшегося 28 января, и его бесед с премьер-министром КНР Ли Кэцяном.

По случаю исполняющегося в 2018 г. 40-летия заключения Договора о мире и дружбе впервые за многие годы намечены взаимные визиты на высшем уровне. Среди прочего будут обсуждаться вопросы (возможного) участия КНР в ТТП и Японии – в китайском проекте НШП.

Сразу оговоримся, что при наличии разного рода проблем в японо-китайских отношениях едва ли можно ожидать резкого и, главное, быстрого улучшения нынешней ситуации в японо-китайских отношениях. Но наметившийся в них позитивный тренд нельзя не приветствовать, ибо речь идёт о двух важнейших партнёрах России.

США же оказываются на периферии важной игры. Отметим, кстати, что для устранения последствий допущенной год назад стратегической ошибки (возможно, роковой) вряд ли пригодится подавляющий американский военный потенциал.

О том, что факт ошибки осознан и делаются попытки её исправить, свидетельствует одно из ключевых заявлений Д. Трампа накануне и на самом давосском форуме 2018 г. Во-первых, к исходному тезису об “Америке прежде всего” было сделано важное дополнение, “но не в одиночестве”. Во-вторых, допускается возможность возвращения США в ТТП “на условиях резкого улучшения” формата этой организации.

Ко второй части заявления, однако, возникает много разных вопросов, при том что не вызывает сомнения положительное отношение оставшихся 11 участников ТТП к перспективе вновь увидеть в своём составе США с их гигантским внутренним рынком.

Пока неясно, как это может произойти технически в условиях дефицита времени. Повторим, саммит 11-и стран-участниц с “презентацией” ТТП назначен уже на 8 марта и нет никаких сигналов о возможности переноса этой даты с целью рассмотрения (гипотетической) заявки США.

А это означает, что после 8 марта США окажутся в положении обычного внешнего претендента на вступление в ТТП (каковых уже насчитывается не менее шести) и о каких таких “условиях” может говорить заявитель на вступление в уже действующую организацию?

Это находясь внутри NAFTA позволительно выдвигать требования другим двум членам организации, то есть Канаде и Мексике, по её “улучшению-ликвидации”. Здесь же в ответ на подобные претензии можно будет услышать сакраментальное: “Вас тут не было, а конец очереди вооон там”.

За год, прошедший с момента инаугурации Д. Трампа, нечто похожее произошло и в отношениях США с европейцами. Не поздновато ли хватились в Вашингтоне исправлять собственные ляпы?

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×